Имя Рейлда. Книга 2. Земля

11. Нейле

Вернь бушевал, метал громы и молнии, пылал гневом и вообще был страшно зол, и таким почему-то даже нравился Нейле. Вежливая доброжелательность, конечно, являлась его отличительной чертой, но иногда раздражала своей чрезмерностью. А вот злость была редким явлением, чем и подкупала.

Впрочем, повод для гнева у него имелся.

С Вернем она столкнулась возле комнаты Ронни, когда рано утром отправилась навещать юношу и проводить утешительную беседу. Увидев мрачного Дарцева, Нейле почувствовала укол вины, сообразив, что первым делом нужно было рассказать ему о снятом заклятии, потому что наверняка исчезновение пленника уже обнаружено. И даже странно, что тревогу еще не подняли. Хотя, скорее всего, Вернь направлялся к Рейлду, надеясь, что тот сумеет быстро отыскать беглеца.

- Ронни сбежал, - вместо приветствия заявил Вернь.

- Нет, - покачала она головой, торопясь его успокоить. - Он никуда не сбегал, Ронни – у себя в комнате. Вчера я хотела…

- Нейле! – перебил он, повысив голос. - Я же тебя просил держаться от него подальше! Неужели ты не понимаешь, как опасен здесь легионер? Могут пострадать невинные люди, а если он выяснит наше местоположение?..

- Вернь, дай мне сказать, - поморщилась она. - Я еще вчера хотела, но ты был занят гостем, и поэтому…

В этот момент открылась дверь комнаты Ронни, и на пороге объявился он – собственной персоной.

- Не кричите на нее, - мрачно потребовал парень у Верня.

Дарцев побледнел – он по-прежнему видел в нем легионера и едва ли заметил произошедшие с ним изменения. И, пока руководитель убежища не наделал глупостей, Нейле торопливо закончила:

- Я хотела сказать, что Ронни справился с заклинанием колдунов и теперь свободен от них.

- Ты хочешь сказать, - повернулся к ней Вернь. - Что он больше не легионер?

Ронни сгорбился, и взгляд его сделался виноватым. Не похоже, что сон ему особо помог. Нейле посочувствовала юноше.

- Больше – нет, - уверила она Верня.

- И ты ему, конечно же, поверила, - ядовито предположил тот.

- Что значит – поверила? – опешила девушка.

- Тебе не приходило в голову, что он – притворяется? – уже начал сердиться Вернь. - Ты освободила опасного типа, который в любой момент может устроить бойню или выдать наше местоположение колдунам!

- Не может, - никто из них не заметил появления Рейлда. - Легионеры не умеют притворяться.

На миг Нейле удивилась, откуда он взялся, но быстро поняла, что его привлек шум в коридоре – его комната находилась рядом с комнатой Ронни.

- А вы, выходит, знали, - прищурился Вернь. - И давно он… на свободе?

- Со вчерашнего дня, - не стала она скрывать.

И вот тут он окончательно разозлился. И еще долго ругался на их авантюризм и безответственность пополам с нарушением всех мыслимых и немыслимых распоряжений и правил. Никто не пытался его перебить, давая возможность выговориться и успокоиться. В таком состоянии он никаких разумных доводов все равно бы не услышал.

Наконец, все обвинения у Дарцева иссякли, и он устало велел:

- А теперь объясните мне, что произошло, и откуда у вас уверенность, что Ронни свободен.

- Может, не будем посреди коридора стоять? – предложила Нейле.

Как ни странно, Вернь будто бы смутился, огляделся, убеждаясь, что их никто не подслушивал, и кивнул. Но первым подойти к Ронни не решился и зашел в его комнату только после Рейлда. Определенно, в освобождение мальчишки он не верил.

С удобством разместившись на кровати рядом с Ронни, Нейле рассказала о вчерашних событиях, благоразумно упустив, насколько серьезной была рана. Впрочем, этого она и сама не знала, а Рейлд, который мог бы ее исправить, промолчал.

Выслушав Нейле, Вернь нахмурился:

- В эту историю довольно сложно поверить. Легионер, но уже не легионер? Нейле, как тебе вообще пришло в голову, что это сработает?

- Во-первых, однажды подобное уже сработало, - Нейле не собиралась ничего скрывать. - Во-вторых, меня изначально смущало, почему легионерам приходится каждый год менять место жительства. А в-третьих, мне встретился легионер, который долго прожил на одном месте.

- И как все это связано?

- Легионер, проживший в Тингри несколько лет, защищал жителей деревни. Защищал от наколдовий. Он сошелся с людьми, больше не считая их врагами, обжился в этом маленьком поселении, оброс связями и привязанностями. Если бы ему пришлось выбирать – его люди или его хозяева, заклятие разрушилось бы одномоментно. Вот почему легионерам не позволяют задерживаться на одном месте надолго. А это значит, что они не полностью безэмоцинальны, и на их подавленные чувства можно воздействовать. Этим я и руководствовалась. Можно лишить человека чувств, но не привязанностей. Особенно, если легионеру всего несколько дней.

- Ты рисковала, - нахмурился Вернь.



Велл Матрикс

Отредактировано: 31.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться