Имя Рейлда. Книга 2. Земля

12. Ронни

Самый страшный кошмар Ронни стал реальностью и принять это оказалось невыразимо тяжело. Особенно потому, что он помнил абсолютно все, что делал под воздействием заклинания. Даже то, что чувствовал – точнее, не чувствовал. Для него не имело значения тогда, что он предает своих друзей и свою планету, он рассказывал о Нейле, о Рейлде и планах повстанцев легко и свободно, не мучимый никаким сомнениями. Точно так же, как он готовил ловушку для тех, кого его заставили считать врагами, желал убить Нейле и Рейлда, без колебаний готовый принести ради этого в жертву невинных. А ведь вампиры приютили их в своем убежище, и ему тошно становилось при мысли, как бестрепетно он это убежище раскрыл их врагам.

Стыд за содеянное не отпускал его, пусть даже ему твердили, что его вины в произошедшем нет. Потому что он никак не мог понять, почему вел себя так, почему даже не попытался бороться с влиянием колдуна. Признал его господином – как отвратительно…

Нейле никогда не узнает, как близко она была к смерти. Как сильна в нем была жажда убийства, отступившая только тогда, когда он увидел кровь девушки.

Его до сих пор бросает в дрожь при воспоминании об этом. Не появись тогда Рейлд, исцеливший ее…

И, наверное, под грузом вины он попытался бы покончить с собой, если бы, очутившись в своей комнате, не уснул на месте.

Сон не особо помог. Проснувшись задолго до рассвета, Ронни лежал, пытаясь смириться с мыслью, что он стал легионером. Ему хотелось бы забыть об этом, как о страшном сне, убедить себя, что все стало, как раньше… Вот только все изменилось. Он сам изменился и больше не походил на себя прежнего. Словно за эти несколько дней прошла целая жизнь, и возврата к прошлому не осталось.

Ронни долго решался, прежде чем взглянуть на себя в зеркало. Отражение смотрело на него незнакомым взглядом почти взрослого молодого человека, в котором он едва себя узнавал. Вечное напоминание о том, что с ним произошло. Ронни бы разбил зеркало, если бы это хоть что-то могло исправить.

Его снова посетила мысль, что такое предательство можно смыть только кровью. Но даже обдумать это намерение он не успел, услышав шум за дверью. И выступил в защиту Нейле – потому что это было самое меньшее, что он мог для нее сделать после того, что натворил. Он честно выдержал устроенный ему допрос, и с каким-то мазохистским удовольствием признал, что нуждается в постоянном контроле. Он сам себе не верил, на собственном опыте убедившись, как легко перейти на сторону врага, даже этого не заметив.

А затем Нейле заявила, что она – такая же, как он. И что ему не корить себя надо, а думать, как лучше применить новоприобретенную силу для того, чтобы победить колдунов. А после просто взяла и чуть ли не силой отвела его к Кен.

Он боялся этой встречи и даже не пытался этого скрыть. Ронни думал, что принцесса будет презирать его, легионера, угодившего в плен к колдунам и сдавшегося на их милость. Он так и не поверил Нейле, когда она пыталась объяснить ему, как отнеслась Кен к его пленению.

Но Икенари не выказала ничего из тех чувств, какие он приписывал ей.

Девушка просто обняла его, показывая, как рада видеть.

Ронни обнял ее в ответ, и в этот миг все мысли о самоубийстве окончательно его покинули.

Нельзя сдаваться и опускать руки. Нейле права – не имеет значения, каким образом он получил свою силу, главное, как он ею распорядится. Он вернет долг Нейле, защитит всех, кто ему дорог, и искупит свою вину.

Потому что девушка, ради которой он пожертвовал собой, льнет к нему так доверчиво, словно он и не был легионером.

- Ты, наверное, страшно на меня сердит, - неожиданно заявила Кен, отстраняясь.

- Я? – он уставился на нее изумленно. - Почему?

- Это ведь из-за меня тебя схватили колдуны, - ее губы задрожали, словно она готова вот-вот расплакаться.

Именно об этом предупреждала его Нейле. Ему придется быть сильным, чтобы уберечь Кен.

- Кен, не вини себя, - мягко попросил он. - Ради тебя я бы сделал все, что угодно…

Сказал – и осекся. Ронни вовсе не собирался дать понять принцессе, что его чувства к ней куда глубже обычных дружеских. Он не был наивным и понимал, что у таких отношений, даже если они возникнут, нет будущего. Она – принцесса, наследница древнего рода, и он – обычный мальчишка без роду без племени, да еще и легионер. И Ронни не хотел смущать Кен, испытывающую в его отношении смесь благодарности и вины.

Но было поздно.

- Ронни… - прошептала она. - Если бы не я, тебе не пришлось все это пережить…

- Икенари, - он подавил вздох и заставил себя улыбнуться. - Ничего страшного не произошло. Мое… пленение никак не повлияло на наши планы. А я… Посмотри на меня. Колдуны старались для себя, но в результате подарили мне силу, которую я могу использовать против них. Мне не о чем жалеть, а тебе – и подавно!

Он старался говорить бодрым голосом, чтобы убедить девушку. Но она не особо поверила, осмотрела его внимательным взглядом и вздохнула.

- Ты и правда изменился. Стал таким взрослым… и красивым, - при этих словах она смущенно опустила взгляд, словно жалея, что заговорила об этом.



Велл Матрикс

Отредактировано: 31.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться