In Awe Of

Размер шрифта: - +

2. Знакомство

Утро, а точнее день Евы начался с пронзительного стука в её каким-то чудом запертую дверь. Стук продолжался некоторое время, а затем раздался знакомый басовитый голос, принадлежавший Штирну.

— С вами всё в порядке, госпожа? — поинтересовался он с нескрываемым напряжением, словно не до конца был уверен в том, что Ева вчера смогла добраться до своей комнаты.

Открыв глаза, графиня бросила взгляд на дверь и ответила, стараясь тщательно чеканить каждое слово, пытаясь таким образом скрыть своё состояние от чутких ушей телохранителя:

— Да, я скоро спущусь, — прозвучал её сонный голос.

Как только снаружи раздались шаги удаляющегося Штирна, она присела на краешке кровати и начала собираться. Первым, с чем она столкнулась, когда попыталась встать, была пульсирующая головная боль. Утро вообще никогда не являлось чем-то особо благоприятным для той, что привыкла проводить свои ночи в постоянном беспокойстве, а конкретно это утро ещё и сопровождалось таким неприятным явлением, как похмелье. Вспомнив о своих планах, Ева отметила остывшую воду и невольно поёжилась, но от затеи не отказалась, оттого принялась избавлять себя от лишней одежды. Благо, заболеть бы не удалось — заботливые слуги предоставили ещё и полотенца с дешёвым мылом, явно стараясь отработать своё жалование, а большой хозяйский камин на первом этаже чересчур исправно справлялся со своей основной работой.

Процедура заняла чуть больше времени, чем планировалось, но принесла желаемый эффект — оживление. Ещё бы, прохладная вода кого угодно может вернуть в чувство, а если в этой воде ещё и искупаться…

Снаряжаясь для очередного переезда и обнаруживая свои вещи в самых неожиданных местах, девушка переоделась, после чего накинула на плечи шерстяной плащ с имперской символикой. Очень удобный и тёплый, он начал верой и правдой служить ей ещё в начале всей военной кампании и продолжал это делать до сих пор.

Внезапно для себя Ева вспомнила, что вчера произошло нечто очень важное — она встретила Лилит, в прошлом боевого мага на службе империи, превратившегося в скитальца-разбойника. Теперь её побитый алкоголем разум начал старательно извлекать всевозможные детали их вчерашней беседы, в итоге вынудив свою владелицу выдавить скупую улыбку, камнем повисшую на её лице. Покинув насиженную берлогу, девушка сразу же наткнулась на Штирна, от которого, казалось, порой и вовсе не было никакого спасения.

— Что же скажет ваша родня, если узнает об этом? — поинтересовался он больше в воспитательных целях.

— А кто сказал, что она узнает? — отрезала графиня, уверенно направившись на первый этаж, в столовую. — После завтрака мы седлаем лошадей и продолжаем путь. Может, прихватим с собой пару попутчиков.

Штирн отреагировал с некоторой подозрительностью, но возмущаться не стал, за что и заработал благодарный кивок девушки.

— После обеда, госпожа, — лишь поправил он её, после чего снова замолчал.

В воздухе всё ещё витали остатки вчерашней праздничной атмосферы, проявляясь в виде алкогольных испарений и груды немытых тел, пытающихся побороть похмелье новой порцией пойла. Окинув округу изучающим взором, Ева попыталась выделить Лилит и её спутника, но потерпела поражение. Лелея надежду, что парочка до сих пор приходит в себя после попойки, она приблизилась к трактирщику и заказала немного еды. Меню было вчерашнее, так что заморачиваться с выбором не пришлось — в ход пошла всё та же свинина и картошка. «Дёшево и сердито» — подумала Дэдай, смакуя за ближайшим к выходу столиком жилистое мясо, — «Не то что эти причудливые светские блюда, к которым не знаешь, как правильней подступиться».

Штирн сидел напротив и с задумчивым видом разглядывал картошку, пытаясь найти в ней ответы на известные только ему вопросы. Настроение вести пустую беседу у него явно отсутствовало, и Ева решила подарить ему эту малость, полностью сосредоточившись на еде и своих собственных мыслях, изредка поглядывая на лестницу и стараясь обнаружить там силуэты чародейки и её здоровенного спутника в жутковатой маске.

Голова же была забита размышлениями. Ева старалась обдумать ответ, который с неё в любом случае потребует Лилит. Графиня прогоняла в голове каждое своё слово в привычной для неё манере, словно собиралась выступать перед жадными до дыр в речах власть имущими, а не перед обычной, пусть и слегка потерявшейся девушкой.

Так или иначе, прошло некоторое время, за которое еды на тарелках заметно поубавилось, как, собственно, и число утренних посетителей в таверне. Последние побороли накрывшую их вселенскую лень и отправились по своим домам, где их могли ждать жёны с детьми или просто заботливые родители.

***

Первым из дуэта странствующих разбойников проснулся Агудар. Он и не спал толком, так, на три-четыре часа прислонил задницу и вроде отдохнул. Было ещё утро, таверна была пуста, а детина почувствовал, что хочет жрать. Сказано — сделано, уже через полчаса он вовсю уминал завтрак, приготовленный Гаренолом, который поворчал для приличия «И чего тебе не спится в такую рань, дурень?», но подогреть вчерашнюю стряпню не отказался.

Покушав, мрачный рыцарь решил сделать для Лилит приятное и заказал в комнату бадью с горячей водой, с лихвой накинув за хлопоты. Правда он немного просчитался — девушка не проснулась утром, а проснулась едва ли за час до обеда, простонав невнятное «ох, как же хуёво…»

Лилит снов не снилось, она их в принципе никогда на пьяную голову не видела, но самочувствие было паршивым, как и у Евы, по весьма прозаической причине.

— Агудар! — болезненно скривилась чародейка. — Сходи вниз, возьми хотя бы бокал пивка.

— Угу.

Через пять минут Лилит уже вовсю распивала пиво, свесив ноги с кровати и почёсываясь, ибо спать в одежде оказалось не самой хорошей идеей, и тело отдохнуть толком не сумело. Но, кажется, эту проблему можно было разрешить мытьём — осторожно попробовав водичку рукой, тёмная убедилась, что она ещё тёплая, после чего скинула одежду и с головой занырнула внутрь. Стало очень приятно. Но ситуацию можно было бы сделать ещё лучше.



Lilith Taninsam

Отредактировано: 07.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться