Инь и Ян

Сергей открыл сейф и положил на стол папку, и, кривовато улыбнувшись, сказал:

- Это тебе информация по объекту. Сам понимаешь, что секретная. Пал Викторович голову снимет, если узнает, что я на его любимую дочь инфу собирал, но и тебя просто так не мог сунуть.

В груди Бата разлилось приятное тепло – чувство, которое он позабыл, вернувшись на гражданку: прикрыть другу тыл. Он принял бумаги и открыл папку. Задержался на первой странице, рассматривая большую фотографию красивой девушки: невероятно голубые глаза, золотисто-русые длинные волосы локонами, белая чистая кожа, залом бровей, как у шамаханской царицы, приятные полные губы. Красотка! Потом стал читать дальше, мельком просматривая встречающиеся по ходу фотографии, мысленно отмечая ту или иную информацию.

Иниаль Павловна Яновская, девятнадцать лет, рост сто семьдесят сантиметров, вес пятьдесят пять килограммов, студентка МГУ, исторический факультет, второй курс. Единственный ребенок Яновского Павла Викторовича, пятидесяти двухлетнего главного директора, по совместительству владельца корпорации «Electronic International Group SSK». Увлечения: клубы, молодежные тусовки, шопинг (тихо фыркнул «золотая молодежь»), экскурсии по местам древних святилищ.

Дальше давались сведения о подругах, влюбленностях, копия водительских прав категории А В, фото клиентки в полный рост, на тусовках и встречах, когда она сопровождала отца, даже особая примета – родимое пятно на плече. Бат все внимательно смотрел, фиксировал все – Сергей заберет инфу, что запомнил, тем и пользуйся. Потом поднял глаза на друга.

- Серый, а где мать девчонки? Тут о ней ни слова. – Мужчина покачал головой:

- Никто ничего не знает, сколько бы я не рыл. Официально – любовница, которая умерла при родах, а неофициально – черт знает, может быть и искусственное оплодотворение, а родила суррогатная мать. Известно только, что принесли ее в дом Яновского сразу после рождения.

- Имя у нее странное. – Друг хмыкнул и улыбнулся:

- Яновский Инной ее назвал, а она изменила на Иниаль, когда паспорт получала. В то время она фанатела от эльфов, даже несколько лет ролевки посещала, представлялась эльфийской принцессой. Потом поменяла имя и потребовала, чтобы ее больше никто Инной не называл, исключительно Иниаль. Сейчас, Слава Богу, ролевки ее не интересуют, зато таскается по всяким старинным святилищам. – Ян задумчиво потер затылок:

- А куда прежний охранник делся?

- Игорь уволился из-за девушки, которая приревновала его к клиентке.

- И много сменилось охранников?

- Ее личных – около пяти, дом Пал Викторовича охраняет восемь парней, два с ним самим.

- А девчонке только одного? – Сергей усмехнулся:

- От нее даже бандиты бегут … - и резко замолчал.

- Чего?! – Сергей твердо посмотрел на обалдевшего Бата.

- Только ты с ней справишься. Я обязуюсь найти тебе замену в течение трех месяцев, Яновского предупредил. Вот договор, - он протянул документ Бату. Ян прочитал условия и присвистнул, когда дошел до зарплаты. Ему хватит и на жизнь, и на лечение матери, и даже отложить на книжку, как говорила его мама, тут нечего и думать. Подмахнул документ и отдал. Сергей облегченно выдохнул и весело сказал. – Так, сейчас приедет работодатель, обсудим с ним все условия.

Павел Викторович Яновский – крупный мужчина, из которого так и перла мощь (такие в средневековье кузнецами работали), человек был суровый, но справедливый. Он в свое время поднялся из самых низов, помогал ему друг детства Димка Алексеев, случайно погибший в подстроенной для него, Яновского, автомобильной аварии. Когда начали расследование по факту гибели Алексеева, то выяснился нелицеприятный факт – бандитам помогала беременная невеста Яновского - Ирина, собиравшаяся стать его женой. Димка каким-то образом узнал о готовящемся покушении, успел отправить несколько сообщений по телефону (их стерла с телефона Яновского предусмотрительная Ирина) и продублировать их на электронную почту, оправился за ними, чтобы проследить, и его убрали. С тех пор Павел Викторович замкнулся, полностью стер все воспоминания о вероломной невесте и нанял охрану. Ирину и наемников посадили, но в тюрьме она умерла, рожая Инну. Девочку передали отцу, Ирину похоронили и все благополучно забыли об ее существовании.

Дочь росла большой непоседой, категорически не приемлила контроля, поэтому няни менялись часто, как и гувернантки, и учителя, а потом и охранники. Она умудрялась доводить их до ручки, в конце они сбегали в тихом ужасе, видя в ней чудовище, заколдованное в красавицу. Даже большая зарплата не помогала. Сколько раз он ругал ее, говоря, что сам с низов и людей надо уважать, но Инка полностью игнорировала его. Вот и сейчас он едет, чтобы нанять очередного охранника. Суров предложил в качестве временного секьюрити своего однополчанина-друга, за которого поручился головой. На лице сурового главы корпорации промелькнула улыбка: этот не сбежит, скорее Инку построит. Нет, если парень решит ее немного проучить, то лезть в воспитание не будет, но и в обиду не даст. Посмотрим.

Яновский вошел в кабинет начальника охранного агентства уверенно и спокойно и сразу же заметил нового охранника дочери. Окинув глазами молодого мужчину, протянул ему руку и крепко пожал:

- Павел Викторович Яновский, - представился он. И в ответ получил такой же крепкое рукопожатие и четкий ответ:

- Ян Дианович Снежинский-Иньбатов.

Парень ему откровенно понравился, он был чем-то похож на него в молодости, а может еще и потому, что он всегда мечтал о таком сыне. Но свою симпатию внутренне сразу же придержал, нечего выказывать свое расположение, вначале надо узнать, что за человек. «Приедем домой, поручу Егору собрать о нем информацию», - решил Яновский, а пока обратился к Сурову:



Раиса Свижакова

Отредактировано: 10.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться