Иная. Мир будущего

Размер шрифта: - +

2. Прыжок в Набил

То, что происходило дальше, лежит за гранью восприятия таких биологически несовершенных существ, как люди, и любые попытки описать процесс прыжка, используя человеческие ощущения, заведомо обречены на провал. Тем не менее, каждый из нас что-то видел и чувствовал в этот момент: чаще всего это описывают как полет с огромной скоростью по черному тоннелю, хотя кому-то могло показаться, что мы остались на месте, но само "место" начало терять очертания, смазываясь в густом тумане.

Никто не смог бы с уверенностью сказать, сколько продолжался прыжок: часы, милисекунды или десятки лет.

Что касается наших ощущений, то мы остались такими же, как до прыжка: не постарели, не помолодели, не захотели есть или пить. Разве что слегка устали, а образ длинного тоннеля бледнел и все быстрее отходил в прошлое, сминаясь и укорачиваясь.

Набил встречал путников из Москвы бархатной тишиной и полным отсутствием людей. Комната глубокого синего цвета со сглаженными углами ненамного превосходила размерами будку на Земле и выглядела точно также, как и год назад. Ничто не указывало на то, что мы оказались в горах, глубоко под землей. Высокие глухие стены, потолок - всё выглядело цельной, идеальной поверхностью. Ни изъянов, ни окон, ни какой-либо мебели.

Единственное, за что мог зацепиться взгляд, это за симметричный узор на полу. Из центра комнаты, словно круги от упавшего в воду камня, расходились правильные концентрические окружности, испускающие приглушенный свет. Мы стояли чуть сбоку от самой центральной и меньшей в диаметре окружности, отмечающей расположение дыры, через которую прошли.

Михаил разжал ладони и, пошатываясь, вышел из круга. Вот кто вымотался будь здоров, таща пятерых взрослых людей в соседнее измерение! Связь прервалась, объединяющее чувство растаяло без следа, и каждый из нас снова стал самим собой.

Я поборола искушение еще раз взглянуть на дыру, сделав вид, что никакие кротовые норы меня больше не интересуют. Свербение в груди поутихло, и, хотя я все еще чувствовала желание пускаться в путь между мирами, рассудительность победила: делать это во второй раз за такой короткий промежуток времени просто напросто опасно. Не знаю, что там думали по этому поводу остальные, но тройка охранников была готова даже к такому варианту: они не двинулись с места, словно теперь вместо Магарони охраняли дыру.

Я подошла к Михаилу. Он выглядел вполне оправившимся, и я снова подивилась его выносливости. Жизнь и правда несправедлива, раз такой сильный странник прозябает на столь малоперспективном направлении, как Набил-Москва.

Позади возник Магарони. Чтец многозначительно почесал себе за ухом и кивнул на арку прямо перед нами - выход в следующее помещение.

Надеюсь, это не намек, что я должна идти первой? Слава Вселенной, нет - Михаил снова выручил меня, шагнув в проем. Я притворилась, что поправляю длинный, немного осевший хвост, а сама тем временем сняла с левого уха сережку и спрятала ее в карман джинсов. Настала моя очередь. Я ступила под ослепляющий свет внутри арки, плавно переходящей в короткий коридор и, как положено, на секунду остановилась, высоко подняв голову.

Свет моргнул и сменился с белого на зеленый. На стене напротив моих глаз возникла небольшая надпись. На протяжении двух ударов сердца я воспринимала её как скопление непонятных вытянутых знаков, но на третьем ударе смысл слов стал совершенно понятен - столько времени понадобилось моему мозгу, чтобы перестроиться с русского языка на набилианский.

"Варисса Максимова.

Родной мир: Земля.

Возраст: 25 лет (земных)"

Я сделала пару шагов по коридору, и в меня одновременно с нескольких сторон ударили струи холодного пара, окутав с ног до головы. Я случайно сделала вдох и почувствовала неприятное жжение с носоглотке.

Отстой. Теперь я продезинфицирована не только снаружи, но и изнутри.

Белое облако быстро рассеялось, не оставив следов на одежде. Я вышла из гнетущего коридора с другой стороны, и, пока остальные еще не прошли, торопливо надела сережку обратно.

Несколько минут спустя Магарони и его спутники уже успели пройти сканирование и теперь ждали подземную "пулю", которая отвезет нас в город. Эта комната была более просторной, светлой, с двумя приземистыми диванчиками посередине. Здесь также никого не было. Вдоль одной из стен располагалось несколько дверей, в другой была квадратная ниша для багажа. Мы сняли верхнюю одежду, в которой уже становилось жарко, и сложили ее в образовавшееся отверстие.

Михаил не последовал нашему примеру, лишь снял пальто и повесил его на руку.

- Ты же поедешь с нами? - в моем голосе прозвучала неприкрытая надежда.

Михаил отрицательно покачал головой.

- Нет. Передохну здесь и вернусь обратно. Удачи, странница, - с этими словами он подошел к одной из дверей. Спустя секунду дверь открылась, и из-за нее донеслись оживленные голоса и высокий гортанный смех. Михаил махнул на прощанье и скрылся за дверью, оставив меня в тишине под насмешливым взглядом Магарони и неусыпным вниманием бдительной троицы.

- Куда планируете отправиться, Варвара?

- Еще не решила, - Магарони со своими вопросами начал дико раздражать меня. То, что вначале могло показаться данью вежливости, на деле было завуалированной издевкой: мое мнение тут никого не интересовало.

- Я знаю одно гостеприимное место в Высотном городе... Его хозяин - успешный и интересный человек, - Магарони помолчал, словно давая мне возможность высказаться. Так и не дождавшись ответа, он вздохнул и проговорил: «Высотный город, Верхний Уровень, сектор С, владение 5».

У меня засосало под ложечкой, стоило услышать знакомый адрес. Хотя чего я ожидала? Магарони прав: во всей Объединенной Вселенной вряд ли найдется более гостеприимное место, чем дом Никеля.

Получив координаты пункта назначения, ниша в стене закрылась, поглотив черные плащи и куртку. Почти сразу же раздался мелодичный сигнал, и широкие ворота в одной из стен разъехались в стороны. Напротив остановилась "пуля" - напоминающая поезд, но более быстрая, бесшумная и состоящая из нескольких маленьких кабинок.



Людмила Райот

Отредактировано: 22.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: