Иная. Мир будущего

Размер шрифта: - +

10. Якоря

Остаток ночи я почти не спала. Попеременно задремывала и вскидывалась, боясь снова вернуться в погибающий Атлантис. У этого была и положительная сторона. В кои-то веки ничего не проспав, я пришла на встречу даже раньше намеченного срока.

От прежней сумрачности Багрового зала не осталось и следа. Теперь это был зал Света. Свет проникал не только через открытые настежь окна, но и через несколько потолочных панелей, сделавшихся прозрачными.

За большим круглым столом сидел Никель, быстро касаясь его пальцами и наблюдая за каскадом таблиц и диаграмм, возникающих на столешнице вслед за прикосновениями. Прямо на моих глазах над головой мужчины соткалась маленькая голографическая модель Атлантиса.

Я крепко сжала зубы, не сводя глаз с ослепительно голубого шара, безмятежно вращающегося вокруг своей оси. Перед глазами встала гигантская, преследовавшая по пятам волна, и желудок скрутило узлом. Неужели я боюсь?

- У древних набилианцев была поговорка: "Как бы ни были прекрасны ночные сны, нет ничего прекрасней утреннего возвращения к реальности", - Ник заметил меня и прекратил манипуляции со столом. - Но, судя по твоему виду, и сны, и реальность одинаково неприятны.

- Как они назывались? - после паузы ответила я.

- Кто?

- Эти древние набилианцы. Должно же быть название у их народа.

Между бровями Никеля залегла морщинка.

- Консары. Но это не важно. Теперь мы все один народ.

«Не важно. Гораздо важнее то, что у тебя в голове можно найти абсолютно любую информацию», подумала я. Даже ту, которая не записывается на нейроносители уже очень много лет. Вроде названий некогда отдельных народов ныне единой расы.

- А это что? - я заметила стоящее чуть поодаль большое светлое кресло с откинутой спинкой.

- Оно для вас с Тимериусом. Мне нужно провести некоторые измерения, я же говорил.

Я снова взглянула на кресло, теперь с неприязнью. В голове крутилось два слова: "пыточное" и "подопытное".

- Хамелеон сейчас придет. Сможешь взять в прыжок нас двоих - его и меня?- спросил Ник. - По весу - даже троих. Нам понадобится много оборудования, - он окинул меня оценивающим взглядом. - Раньше у тебя бывали с этим трудности.

Я глубоко вздохнула и подошла к креслу.

- Столько сложностей. Столько мороки, - медленно провела рукой по гладкой обивке. - Похищение с родной планеты, завтрак в "Девятом"... И при этом ты все еще сомневаешься во мне.

- Как бы то ни было, я хочу дать тебе шанс, - Никель манерно поклонился мне, изобразив приглашающий жест, - Давай приступим, раз ты уже здесь.

Я понимала, на что он намекал. Несмотря на большой потенциал к посещению новых миров, моя сила как странника невелика. Причина этого - здоровенный груз из привязанностей и воспоминаний, которые, подобно якорю, держат меня в родном мире.

Они так и называются - якорями - обстоятельства, которые не позволяют брать с собой в прыжок сразу многих людей. Самыми крепкими якорями являются любимый человек и дети, они могут надолго ослабить способность к посещению иных миров. Затем - друзья, знакомые, собственная память и даже мечты - от всего этого в момент прыжка протянется тонкая невидимая нить, связывающая тебя с покидаемым измерением.

Есть странники, посвятившие жизнь увеличению силы. Они сознательно не заводят семью и друзей, стараясь свести до минимума количество связей с окружающим миром. Самые сильные (то есть одинокие) из них могут перемещать десятерых за раз, но это совсем не мой случай.

Раньше я никогда не могла брать в прыжок более двух человек. Сначала моим якорем были Земля и родители, затем - Набил и Ник. Кажется, все это было так давно... С тех пор я прошла немало на пути независимости и одиночества.

- Я легка как никогда, - мне захотелось повторить, что в этом мире у меня больше нет привязанностей, но не стала нарываться на спор.

Сейчас посмотрим. - Никель пожал плечами. - Знакомься, это Шелли.

Позади раздался какой-то звук. Я удивленно обернулась, ожидая увидеть человека, но вместо него к нам подошел — точнее, подъехал на оборудованном колесами столике — небольшой красивый прибор.

- Шелли? Теперь ты зовешь технику по именам? - переспросила я, подозревая в странном приборе очередное творение Никеля.

- Именно так. Она заменяет с десяток различных приборов: измерителей шума, уровня помех, детекторов радиоактивных частиц и прочего. Именно то, что нужно для путешествия в незнакомый мир.

Ник надел мне на голову два датчика. Они были беспроводные и напоминали плоские овальные камушки, отшлифованные морской галькой. Я почувствовала прохладу, когда они без помощи клея или присосок прильнули к моим вискам и так там и остались.

- И, да. Тебе придется на это время снять блокаторы. Все. Сколько их у тебя? Два?

- Это обязательно?

- Обязательно, - Никель взял в руки прибор и мельком взглянул на экран. - Сейчас твой мозг словно укрыт непроницаемым щитом.

Я нахмурилась. Меня абсолютно не воодушевляла перспектива снова оказаться рядом с ним без блокаторов.

От Ника не укрылось мое замешательство. Он сделал нетерпеливый жест.

- Обещаю, я не дотронусь до тебя и пальцем.

Все еще сомневаясь, я потянулась к левой мочке. Почувствовала холодный металл маленькой сережки, расстегнула ее и зажала в руке.

- Продолжай.

- Но кольцо - просто красивая побрякушка. Ты сам так говорил!

- Да, побрякушка. Против сканеров и чтецов оно бесполезно, но сейчас оно создаст ненужную погрешность измерений.

Скрипнув зубами, я сняла с указательного пальца серебряное колечко с синим камнем и вместе с серьгой положила его на неслышно подъехавшую тумбочку.

- Отлично! - Ник улыбнулся. - Теперь приступим.

Мне совсем не понравилось, как он улыбнулся. Без украшений я чувствовала себя почти голой.



Людмила Райот

Отредактировано: 22.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: