Иная. Мир будущего

Размер шрифта: - +

16. Центр Разума

Зал, в который мы попали, назывался "Отцом". После давящего на психику коридора огромный холл казался царством мудрости, равенства и справедливости. Величественным, одухотворенным, благосклонным будущим.

Дизайнеры корпорации взяли за основу внешний вид Высотного города: преобладающим материалом был глянцевый пластик, переходящий в металлическое серебро. Белые стены поднимались вверх и раздавались вширь, плавно переходя в высокий, темнеющий на высоте куполообразный свод. По его поверхности пробегали ветвящиеся всполохи, похожие на молнии или электрические разряды. Пола у Отца не было: его роль играли прозрачные перекрытия, делящие пространство между верхним куполом и таким же, зеркально отраженным куполом внизу, на три яруса.

Чуть впереди стояла стойка. За ней сидела набилианка. Пожалуй, красивая, но в глаза в первую очередь бросались не внешние данные, а красная губная помада и короткое, не достающее до подбородка каре ярко-желтого цвета.

Я впервые видела волосы, столь похожие на парик, но при этом им не являющиеся: идеально прямые, блестящие, ровная линия челки почти доходит до бровей... Я зачем-то поискала взглядом ее руки. Перчаток не было. Что и понятно - чтецы рождаются только среди мужчин. А вот девушек-странниц довольно много.

Набилианка приветственно улыбнулась и перевела взгляд вниз, на видимый только ей монитор. И тут же озадачено нахмурилась.

- Привет, Кринна, - к стойке с противоположной стороны подошел Борк. - Я привел посетителей к Андо.

- Привет! - она узнала его и слегка расслабилась. - Тут такое дело...

Она снова растерянно посмотрела вниз и на меня - меня, черт возьми! Что-то не так с моим сканированием? Я все-такие спятила? (1) Плевать! Оставлю эту проблему Борку, по-дружески приобнявшему Кринну за плечи и что-то говорившему ей на ухо.

Тимериус по-прежнему стоял рядом, сложив руки на груди, но держался также отстраненно, как и раньше. Глядя на него, и не подумаешь, что он только что сотворил нечто необычное.

Ослепительное сияние и защитное пространство, заключившее нас в объятие... Правда ли он брал меня за руку и вел по коридору? Было ли это реальностью или всего лишь образом?

- Что ты увидел, когда обернулся? Там было что-то, чего не могло быть? - я не решилась упомянуть о щупальцах, свисающих с потолка.

- Нет. Я увидел тебя, и на тебе не было лица, - он помедлил. - Меня предупреждали, что такое может случиться. Прости, что сразу не поверил.

Я непонимающе посмотрела на него. За что он извиняется? За то, что спас меня?

- А что произошло потом? - надеюсь, мне не придется задавать уточняющих вопросов; лучше остаться в неведении, чем произнести: «Ты светился».

Атлант спокойно расправил плечи. Какой же он все-таки высокий.

- Я поставил «блок» (2).

Пауза. Я уж думала, что более подробного объяснения так и не дождусь, но парень продолжил.

- Я умею общаться с пространством. В коридоре я попросил его сделаться чуть более дружелюбным. Можно было сделать это сразу, но тогда вместо нас сканер зафиксировал бы лишь пустоту.

- О, - произнесла я. Понадобится время, чтобы еще раз это обдумать. - Тогда спасибо.

- Не стоит благодарности, - Тимериус криво улыбнулся. - Это ведь и есть то, ради чего твой муж собирается платить мне деньги.

Я чувствовала такое опустошение, что не стала спорить. Если Тимериусу не нужна моя благодарность, так тому и быть. Но я все равно была очень и очень признательна. Не только за помощь в коридоре: даже сейчас, просто находясь поблизости, я чувствовала, что напитываюсь силой. С каждым вдохом дышать становилось все легче и легче, а страх отпускал.

Борк прекратил шептаться с Кринной и жестом подозвал нас к себе.

- Добро пожаловать в Центр Прогрессивного Человеческого Разума Объединенных Цивилизаций! - сказала нам набилианка.

По-видимому, все сложности были улажены. Девушка кивнула Борку на прощание и смерила нас с Тимериусом взглядами: его - заинтересованным, а меня - цепким, оценивающим, чисто женским.

Все-таки Центр Разума - удивительное, располагающее к толерантности место. Я постоянно ловила на себе подобные взгляды раньше: "Жена чтеца?", "Землянка?", "Что он в ней нашел?". Но прежде они редко светились доброжелательностью.

В центре холла стоял большой макет Центра Разума: само здание и окружающие скалы. Он напоминал интерактивные макеты, входящие в моду у меня на родине - те, с движущимися фигурками людей, поездов и загорающимися в окнах огоньками. Только этот макет был не игрушкой, а маленькой копией настоящего, каждую секунду меняющегося Центра, чьи помещения снимались множеством камер и транслировались в центр Холла.

Искусственные скалы выглядели такими же черными и прочными, как и настоящие. Сквозь них пробивались узкие, не шире пальца, тоннели, и тонкими змейками стекались к светящемуся яркими огнями зданию корпорации. Оно зависало в горной породе как огромный, выдолбленный в камне муравейник.

Как раз в этот момент на опоясывающую его правильной окружностью платформу прибыла пуля. Сошедших с поезда людей видно не было, они прошли в тамбуры и ступили в десяток «белых» коридоров, которые прямыми линиями-радиусами вели прямо к Отцу, сердцу и основе Центра - сияющему, как драгоценный камень, помещению овальной формы посредине здания.

Изнутри все смотрелось иначе, но, наблюдая за маленькой копией холла со стороны, я не могла отделаться от ощущения, что подсматриваю за жизнедеятельностью некого организма.

Не знаю, где находилось сердце Высотного Города, но мозг его по-любому был здесь: могущественный, слаженный и четкий в работе механизм. И основную роль этого механизма выполняли люди, снующие по коридорам подобно электронам по проводам.

Маленькие двери на макете начали открываться, впуская новоприбывших на средний ярус холла. Я с сожалением оторвалась от зрелища функционирующего Центра: скоро здесь может стать еще теснее.



Людмила Райот

Отредактировано: 22.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: