Иная. Мир будущего

Размер шрифта: - +

23. Сон третий. Воды Атлантиса

Подземная «пуля» летела по темному тоннелю, стремительной иглой вонзаясь в чрево горного массива. Разговор не клеился. Ник, единственный из всех выглядевший веселым (удачный побег из Центра Разума заметно приподнял ему дух), пробовал было шутить, но вскоре сдался подавленному настроению коллектива и погрузился в молчание.

Я сидела у окна, вглядываясь в проносящиеся мимо огни, напротив, моим угрюмым отражением, сидел Тимериус. Его лицо посерело, сияющая белизна одежды померкла. Вопру было пожалеть его, оставившего в коридорах Центра весь свой ментальный потенциал, но вместо этого хотелось отодвинуться еще подальше: вместо ореола спокойствия вокруг атланта клубилось смутное облако безнадежности, казалось, вытягивающее из окружающих последние положительные эмоции. Его способностей впервые не хватало не только на нас, но и на него самого.

- Что нам делать, къерр?

Непробиваемый Борк выглядел непривычно угрюмо. Столь неожиданный поворот событий выбил почву у него из-под ног, хотя чего-то подобного стоило ожидать. Любая, на первый взгляд невинная, затея под руководством Никеля неизбежно оборачивается крупными неприятностями, проблемами с законом и угрозой для жизни.

- Прыгать в Атлантис, само собой. Оставаться в Высотном городе может быть опасно.

- Как скоро?

Ник задумался и запрокинул голову, словно надеясь отыскать ответ на потолке капсулы.

- Завтра или послезавтра. Костюмы готовы, осталось собрать вещи. Мне понадобятся приборы. Шелли, само собой.

Я отвернулась от окна и внимательно посмотрела на Никеля. Уже завтра? Неужели пройдет одна ночь, и я окажусь в водном мире? Почему-то сейчас эта мысль не вызвала никаких чувств. Только равнодушие.

- Прыгать вместе с техникой слишком тяжело, - возразил ему Борк. - Ее можно доставить с «курьером». Меня волнует другое: если ловцы Центра Разума что-то подозревают, нас могут ждать. И перекрыть выход в другой мир.

- Значит, сделаем это тогда, когда они будут ждать меньше всего. Они не могут полностью перекрыть порт (1).

Борк медленно кивнул, не выглядя убежденным на сто процентов. Между его бровей залегла упрямая складка.

- Схожу прогуляюсь по поезду. Проверю, не взяли ли мы с собой «хвоста».

- Конечно, - Ник неопределенно махнул рукой, погруженный в размышления.

А костюм ему идет, отметила я. Почему Кринна отключила сканер, рискуя должностью и благополучием? Ник заставил, подселив ей желание помочь другу, или она сделала это добровольно? Но тогда почему? Почему она так спокойно дает ему прикасаться и читать себя, и почему меня это так бесит? Что вообще происходит?..

Вздохнула и снова отвернулась, прижавшись лбом к стеклу, не желая видеть ничего, кроме ритмичной смены красочных пещер за окном. Неудержимо клонило в сон. Я закрыла глаза и сама не заметила, как уснула.

Мне показалось, я задремала всего на минуту или две, но, когда вновь открыла глаза, в капсуле никого не было.

Стало прохладней, чем раньше. Пещеры закончились: с той стороны виднелась лишь неясная, мглистая темень.

Куда все подевались? Я не успела прийти к какому-то выводу: из-за двери, ведущей в коридор, послышался всхлип. Я замерла, напряженно вслушиваясь в заполнившую каждый сантиметр пространства упругую тишину. Вот, снова! Подпрыгнула от испуга и так и осталась на ногах.

Нет, это не всхлип.

От двери тянуло явственным холодом; меня начала трясти крупная дрожь. За дверью находится нечто огромное, невероятное, страшное - то, чего никак не могло быть.

Больше всего на свете мне не хотелось выходить из капсулы, но я все равно обреченно приблизилась к проходу, обхватив себя за плечи руками и втянув голову в шею. Ужасно несправедливо, что этот сон такой же страшный, как и предыдущий, и что в нем я совсем одна. Атлантис пришел ко мне и ожидал снаружи, как огромное притаившееся чудовище, но другого выхода не было.

Я и так тонула.

Помимо холода из-под двери сочилась вода. На пол натекла большая лужа, откуда-то сверху срывались большие, увесистые капли. С той стороны ухнуло, и капсула пошатнулась, словно в нее с налету врезалась тяжелая волна. Из щелей брызнуло, вымочив почти до нитки.

Я постаралась не поддаваться панике, а мыслить разумно. Под водой нельзя дышать. Но у любого, даже самого глубокого водоема есть конец - там, где вода сменяется живительным воздухом. Также и любой страшный сон всегда подходит к концу. И если он закончится быстрее, чем запас кислорода в груди, я смогу вынырнуть, отдышаться и прийти в себя.

Набрав в грудь побольше воздуха, я протянула руку и коснулась замка. И сразу пожалела об этом - дверь открылась всего на сантиметр, а ужасающая масса воды уже расширила проход до предела и обрушилась на меня, сбив с ног. Вся теория полетела к чертям, события вышли из-под контроля и приобрели масштаб стихийного бедствия.

От удара меня на секунду оглушило, втянув в холодное и гулкое нутро волны, а затем швырнуло спиной назад. Наверное, стекло не выдержало удара и я выбила его; наверное, я здорово поранилась при этом. Явно было лишь то, что окружение поменялось: меня вытащило из капсулы в океан и закрутило в бешеном, сжимающем тисками водном водовороте.

Только не дышать! Вода уже не казалась ледяной: холодные полосы сменялись теплыми, почти горячими. Перед глазами вспыхивали голубые, синие, белые пятна. Хотелось верить, что подводный поток уносит к поверхности, но остатки кислорода расходовались слишком быстро, и с каждой секундой я все глубже погружалась в ужас. Звуки пропали, проблески света сменила чернота. Вода давила со всех сторон, обнимая, и это были самые смертоносные объятия из всех, что мне пришлось испытать.

Кто сказал, что умирать во сне - легко? Я снова задыхалась, но если той, позапрошлой, ночью я этого не осознавала, растворяясь в психоделическом восторге, то сейчас это было отчетливо понятно, и оттого страшно.



Людмила Райот

Отредактировано: 22.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: