Иная. Мир будущего

Размер шрифта: - +

24. Катарсис

А затем настало утро. Утро перед отправлением. В первый же миг после пробуждения я изумилась перемене, произошедшей с миром. Все стало ярче, звонче, четче. Льющейся из окна свет казался прозрачным и чистым, как горный ручей. Постель - мягкой и теплой, будто нагретый солнцем песок.

- Мы не любим распространяться о себе, - сказал хамелеон, когда мы чуть позже сидели вдвоем в Серебряном зале. - Атлантис - закрытый мир. Мой народ не строит туристических баз для гостей из соседних измерений и не зовет к себе всех без разбора. Да, он поддерживает тесные связи с Набилом - и политические, и экономические, но сам при этом держится особняком.

После вчерашнего мы с хамелеоном стали ближе. Он рассказал мне об Атлантисе: плавучих городах (1), научных лабораториях на дне моря, станциях по управлению штормами и старейшем во всех Сопредельных мирах некрополе. Я слушала, параллельно доедая завтрак: яйцо-пашот невиданных размеров на подложке из жареного бекона и цельнозернового хлеба, периодически вставляя осторожные замечания.

Только бы не спугнуть внезапную идиллию.

- Но разве Великий Потоп не научил вас тому, что нужно держаться сообща с другими мирами? Атлантис не смог бы достичь сегодняшнего уровня без помощи Набила. Почему вы пытаетесь закрыться ото всех?..

- Скорее, стараемся защитить то, что еще осталось. В словах Никеля есть правда: атланты - не самая приятная и доброжелательная раса, - ухмыльнулся Тимериус. - Сотрудники порта не будут рады, если мы заявимся раньше положенного срока.

- То есть мы можем нажить проблемы еще и в Атлантисе? Веселая перспектива.

- Будем выкручиваться. В команде есть Кальведросси, а это большая удача. Я не просто хамелеон, я - АТЛАНТ, - на этих словах он горделиво подбоченился, задрав подбородок и повернулся в профиль. Хоть портрет пиши.

- А еще с тобой, оказывается, можно нормально поговорить! - засмеялась я. - Куда ни глянь, сплошное везение.

Атлант выглядел неотразимо, успев полностью восстановиться после упадка сил. Казалось, над его макушкой горела лампочка, окрашивая ее в золотисто-ангельские тона. Я сидела достаточно близко, чтобы ощущать ауру спокойствия, накатывающую мягкими волнами. Она действительно стала мощнее, или мой датчик ментальных воздействий настроился на частоту хамелеона, воспринимая его поле с повышенной чувствительностью?

Еще вчера ночью мне было плохо. Гнетущая атмосфера подземной корпорации, предчувствие опасности, непонятная связь между Кринной и Никелем лишали точки опоры, ввергали в ступор и шок. Но затем настал переломный момент. Сон-образ пробил плотину из спресованных эмоций, и скопившиеся слезы вырвались на волю, освобождая от негатива.

Что-то сломалось во мне на пути из Центра Разума: вначале на этом месте возникла пустота, но уже сейчас оттуда пробивалось нечто новое, чистое, радостное. Впервые с момента возвращения в Набил я чувствовала себя счастливой.

Вполне возможно, я вляпалась в дерьмо, сама того не замечая. Но "плохо" длилось уже столько времени, что хуже быть просто не могло. И этот факт внушал оптимизм.

- Знаешь, у тебя еще есть возможность отказаться от участия в этом безумии, - Я крепко задумалась, забыв о том, что все еще смотрю на Тимериуса. Лампочка потухла: атлант сказал это очень серьезно, враз повзрослев. - Жить так, как прежде. Свали все на Никеля, если будут вопросы. Скажи, что действовала по принуждению.

- Как прежде? - усмехнулась я. - Допустим, мне удастся уйти от Никеля. Сбежать из Набила, спрятаться от охотников Центра Разума... Но смогу ли я скрыться от собственных снов? Атлантис ждет меня, Тимер.

Тимериус ответил не сразу, с прищуром глядя на меня. Раньше я бы непременно стушевалась от столь пристального внимания, но сейчас его интерес казался мне вполне естественным. И стеснение, и чувство собственной неполноценности по сравнению с его происхождением остались в прошлом. Мы стали равны.

- Искренность в ответ на искренность, - сказал он. - Почему вы расстались?

Я замерла от неожиданности. Еще ни одной живой душе я не рассказывала об этом. Но вопрос был задан в лоб, и я просто не смогла уйти от ответа.

- Потому что... Когда первоначальная страсть прошла, под ней не оказалось ничего, что стоило бы сохранить. Оказалось, что он не принц, которого так хотелось в нем видеть, а я - не гений, щелчком пальца отправляющий его в другой мир. Кажется, он и женился на мне только потому, что хотел иметь под боком странника-алмаза на тот случай, если представиться возможность совершить нечто выдающееся.

- Например, открыть новый мир?

- Точно! По мне не скажешь, но я считалась одним из лучших странников в нашем потоке, - я снова засмеялась, взмахнула руками и задела тарелку. Та разбилась об пол. - Лучшая не в плане приспособления и усвоения новой информации, а в плане способности к открытию кротовых нор. Я и правда была алмазом тогда... Сны-образы приходили ко мне постоянно, каждая ночь оборачивалась путешествием в незнакомый, захватывающий мир. Если бы алмаз удалось как следует "огранить"... Уверена, он тоже думал об этом. Мечтал превратить меня в настоящий бриллиант.

- Но..?

- Но не получилось. Посмотри на меня! Кем я стала, чего достигла? Ни-че-го! Перед тем, как уйти, мне почти перестали сниться сны - не образы, а вообще любые!

Я встала и принялась расхаживать по комнате. Меня понесло.

- А знаешь, почему? Из-за Ника! Он занял собой все, заполонил целый мир, поселился в моей голове и правил там, словно божество! Читал сколько и когда хотел, брал, не спрося, никогда и ничего не отдавая взамен!

Под моими туфлями хрустели осколки тарелки, но я не замечала этого.

- Хотя нет.. Иногда он все же делал мне подарки - блокатор, например, чтобы я могла хоть как-то спрятать разум. Но это не помогло, процесс деградации был уже запущен... Интуицию, образы, сны - все отшибло напрочь, так я любила. И кожей чувствовала разочарование - его, свое... Понимаешь, оно буквально разливалось в воздухе... пачкало руки, и я никак не могла отмыться, - я поднесла ладони к лицу, словно желая удостовериться, что они чисты. - Это казалось невыносимой пыткой. И я ушла.



Людмила Райот

Отредактировано: 22.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: