Иная. Песня Хаоса

Размер шрифта: - +

20. В путь...

В каюте скрипели доски, от легкого покачивания клонило в сон, но открытые глаза рассматривали тонущий в бархатном полумраке потолок. Пальцы перебирали мягкую шерсть Вен Аура.

Прошло уже две недели их пути за Охранные Камни, а любимый муж все еще оставался в облике зверя. Сначала Котена списывала это на то, что ему не хватает сил после двух тяжелых ран. Посреди груди и на спине шерсть не росла вокруг длинных глубоких борозд, напоминавших два горящих кратера. Постепенно они бледнели и стягивались огрубевшей кожей. Но вскоре Вен Аур вполне набрался сил, чтобы командовать на корабле и при этом помогать команде, а в человеческую форму так и не вернулся.

— Котя, ты спасла меня. Я слышал твой зов. Я ведь тогда, почитай, умер! — говорил Вен Аур как-то вечером. — Обратился в облако Хаоса и уже не помнил себя. Мое человеческое тело билось в агонии, поэтому я не мог вернуться в него. Я выбрал себе другую форму, чтобы следовать за тобой через Пустынь Теней. Но был слишком слаб. Они поймали меня у Круглого Моря.

— Кто? — спрашивала с испугом Котена.

— Кудесники! Те же, которые мучили Огневика. Но на пути в Отрезанный Простор их убили работорговцы.

— Поделом, — отозвалась Котена, радуясь, что хоть кто-то поплатился за свою жестокость. Она надеялась, что бабка Ауда, султан и ее отец получат рано или поздно возмездие за свои злодеяния, каждый по мере своей вины. По-прежнему непонятной оставалась судьба Вхаро. Он канул в водовороте восстания. И хорошо бы ему затеряться навсегда. Но Котена уже не верила, что лиходей оставит их в покое. Он упрямо мстил за свою сломанную жизнь, без цели, без правых и виноватых. Вид чужих страданий доставлял ему удовольствие, потому что только так он находил в ком-то определенное «родство» и в тот же миг терял к ним интерес и смысл. Это Котена хорошо помнила после пребывания на его проклятом корабле. Несколько раз он резал гребцов не ремни без всякой вины, некоторых топил и вытаскивал по несколько раз, доводя до безумия. Хорошо, что теперь все это закончилось и миновало.

Корабль шел по волнам, Генерал Моль вел корабль по одному ему ведомым знакам. Отряд крылатых янычар вылетал далеко вперед, чтобы разведать острова для пополнения пресной воды и припасов.

— Генерал Моль? Вы отравляетесь с нами? — подивилась сперва Котена, когда высоченная фигура человека-насекомого показалась на корабле у правила. Генерал Моль лишь довольно сощурился, наслаждаясь морской свежестью.

— Мне понравился ваш мир, здесь я настоящий генерал! — ответил он. — Смотрите, я направляю этих людей. Они рады!

Янычары с мощными крыльями моли и правда ему подчинялись с огромной охотой. Многие из них всю жизнь мучились от своей «неправильности», слушая ауры Хаоса. Теперь же для них настала свобода, тяготы пути их не страшили. К тому же некоторые давно заглядывались на красавиц из гарема. Один уже посватался к скромной девушке из Мале, которая, как оказалось, тоже слышала ауры. Вскоре на корабле сыграли сразу несколько свадеб, освящая их обрядами духов и высших сил разных земель.

— Как вы превратили их в… даже не знаю, в кого. Словом, как вы это сделали? — спрашивала Котена, рассматривая, как кружат над очередными новобрачными янычары.

— Небольшой фокус, придумал его сам, — улыбался загадочно Генерал Моль.

— Ты теперь Адмирал Моль, — рассмеялся Огневик, который путешествовал с ними.

— Останешься только до Разлома? — в очередной раз спрашивал друга Вен Аур.

— Да, — отвечал тот. — Я слышу зов своей судьбы. Она ждет меня где-то в Хаосе. Но я постараюсь навещать вас, когда вы найдете себя пристанище.

— А вы, Генерал Моль? — поинтересовалась Котена.

— Возвращаться в Хаос мне велит долг борьбы со Змеем, я дал обет самому себе. Но я буду приглядывать за вами, — благосклонно кивнул великий воин. И, как ни странно, песня его больше не резала противным скрежетом, не ревела гвалтом военных труб и барабанов. Он изменился, возможно, успокоился с тех пор, как собрал вокруг себя молодых бойцов, принявших силу Хаоса.

«Ничего мы уже живем, не горюем. Вот и свадьбы играют, и охрана. И Вен Аур рядом со мной», — утешала себя Котена, перебирая мягкий мех на загривке мужа. Она замечала, как мирно сосуществуют совершенно разные люди на одном корабле. Все вместе они шли к неизведанным далям. Им предстоял тяжелый путь, наполненный опасностями и изнурительной работой. Но никто из них не жаловался, каждый словно обретал самого себя. Вскоре она заметила, как часто к ней обращаются за советом:
— Котена, у тебя ведь муж-оборотень. Как ты управляешься с аурой Хаоса?

— Котена, как ты считаешь, можно ли слышать ауру и творить чудеса?

И ей приходилось отвечать, направлять людей, утешать их, если кто-то сомневался в своих способностях. Она вместе с Вен Ауром рассказывала все, что узнала про Хаос, про его мирных существ и настоящих монстров. И наконец к ней обратился с вопросом сам Генерал Моль:
— Котена, что ты видела в своем странствии к Змею, когда отвоевала у него Вен Аура?

Она замялась, изумленно рассматривая заслонявшую полнеба фигуру, но вскоре рассказала все, что помнила из своих странствий в чертогах мертвых. Генерал Моль задумчиво кивал и хмурился. Котена же боролась с ужасом болезненных воспоминаний, но описывала все в мельчайших деталях. Она надеялась, что Генералу Молю, возможно, с отрядом крылатых янычар, удастся однажды победить это древнее чудовище. Тишину Хаоса. Может, тогда миры восстановились бы. Вернулась бы их целостность, и не существовало бы больше деления на своих и чужих, потому что все равны и все едины. Вина же на каждом лежит соразмерно его делам и помыслам.



Сумеречный Эльф

Отредактировано: 26.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться