Инфаскоп

Размер шрифта: - +

глава 6 Встреча продолжается

Эссбора тоже «уловила», что нравится авиду. И желание объятья не ускользнуло от нее. Дочь вождя хотела возмутиться, но почувствовала, как дыхание остановилось от восхищения.

 

Общение с рабом все больше заинтриговывало девушку. Понимая, что должна уйти, она медлила. Ее манил мир загадочных ощущений, тайных желаний, новых эмоций, который открылся от общения с авидом. Опьяняло, когда он держал за локоть, и безумно хотелось повторить это. Она бы не отказалась, чтобы юноша подчинился желанию и обнял ее. Эссбора знала, что такие вольности с рабом для дочери вождя визгоров непростительны. Да и предупреждение отца не выходило из головы. Но одновременно она знала, что подобного не будет в ее жизни, и продолжала. «Что ждет впереди: свадьба с холодным, самовлюбленным Дариоттом? С ним мир тонких ощущений невозможен. Просто новый визгор войдет в мое окружение, займет в нем определенное место, но останется для меня чужим и равнодушным в эмоциональном плане. Визгоры не умеют любить, я даже не знаю, откуда у меня такие способности. Но что-то я чувствую. Я хочу лишь понять, что это такое, разобраться! — оправдывала она себя, и наивно понадеявшись. — Еще несколько мгновений, и я уйду!» — предпочла остаться.

 

Кинус прочел ее мысли, и снова медленно взял за локоть. Эссбора ощутила волнение и... растворилась в этом. Пытаясь понять, что с ней происходит, она не отдавала себе отчета, насколько это завладело ей. Она знала, что авиды почти не женятся на визгорнах и наоборот. Для их планеты это было мало приемлемо, а для дочери вождя визгоров невозможно, но это лишь сильнее интриговало ее.

 

Между авидами и визгорами была пропасть во всем, в том числе и в продолжительности жизни. Авиды жили до пятисот лет. Хотя могли умереть в любом возрасте от несчастного случая, если никто не приходил на помощь.

 

Визгоры жили меньше – до ста пятидесяти лет, умирали так же: или от старости, или от несчастного случая.

 

Авиды и визгоры сильно различались между собой во всем, и в отношении к браку. В этом вопросе и те и другие были консервативны, но каждый по-своему.

 

У почитающих дисциплину, но сухих в эмоциональном плане визгоров, браки происходили по расчету. Отношения начинались, когда выгода обоих сторон была согласована и договор о свадьбе состоялся.

Авиды, наоборот, ориентировались на любовь. И близость между ними была гарантией скорой свадьбы.

Если у авидов или визгоров отношения, начатые после или до запланированной свадьбы, прерывались, а такое случалось в случае внезапной смерти одного из партнеров, то второй партнер объявлялся вдовцом, (даже если свадьба не успела состояться) и мог думать о другой кандидатуре.

Еще у авидов был необычный дар. Авиды-мужчины могли «узнавать» женщину, с которой будут счастливы. Они «слышали» знак, указывающий на это. Этот знак приходил во время первого объятия понравившийся авидины. Если она была той, с кем он будет счастлив, авид «слышал» музыку. Определенное сочетание нот. Оно и было знаком и «разрешением» вступить в отношения. Авиды называли этот знак «благословением».

Люди могут чувствовать благословение, в виде посыла тонкой энергии, не с неба, а от благословляющего, то есть священника или, предположим, старшие родственника. На вступление в брак, например или начало нового дела.

Авиды считали что слышат «благословение» с неба, ну или срабатывало их ясновидение.

Авиды не начинали отношений с авидинами, прежде чем получат такой «знак», или если не получат его.

Визгоры не знали об особенности авидов «слышать» «благословение» - это авиды держали в секрете. Однако визгоры знали, что авид никогда не пойдет дальше поцелуев, если свадьба невозможна. Знали как факт, не догадываясь о причине. Авиды были загадкой для хозяев, и визгоры не пытались ее разгадать, воспринимая замысловатых рабов такими, как есть.

Именно с такой загадкой Эссбора и столкнулась сейчас, и эта загадка все больше затягивала ее. Замерев от взгляда авида, она с упоением глядела на него, а Кинус, ощущал желание обнять ее. Такие безрассудные мысли приводили его в недоумение. Авиды не были озабочены желанием обнимать любую понравившуюся женщину. Обычно отношения у них развивались постепенно. Кинус и сам удивлялся своему желанию, но оно было как наваждение. В отличие от Эссборы не отдающей отчета в своих чувствах Кинус уже осознал, что безмерно влюблен. И это его огорчало. Он знал, что у авидов с визгорнами не случается романов. Глядя Эссборе в глаза, он сжимал ее локоть, и ждал, что дочь вождя опомнится и уйдет, но она не уходила.

Кинус чувствовал, что она хочет его объятия. Юноша и сам хотел, но не смел, недоумевая: «Она же визгорна! Почему она рождает такие эмоции и… зазывает меня!». Он понимал, что в данном случае «благословения» не будет. Но у тайны «благословения» было условие. Если авид ошибался в выборе, и «благословения» не происходило, то он должен был покинуть авидину, которая не подошла, и «перестрадать» своим чувством, если успел влюбиться. У «благословения» было и другое правило, если авид пренебрегал чувством, он мог навсегда остаться один.



Ассоль Фьюжен

Отредактировано: 27.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language:
Interface language: