Инфаскоп

Размер шрифта: - +

глава 8 Кинус пытается найти выход из ситуации

Не в силах справиться, Эссбора была на гране обморока. Охрана и слуги помогли бы ей, если бы она позвала, но после сегодняшней любви с авидом она не смела. Не давая пошевелиться, Сориус жадно целовал ее, припав губами к шее. Еле справляясь с тошнотой Эссбора безуспешно пытаясь оттолкнуть брата, безумно, сожалея: «Почему я не взяла электрошок, когда открывала дверь ночью?!» Электрошок - было единственное средство защиты и оружие на Визории. Острое сожаление об отсутствии у нее сейчас электрошока, неожиданно сменилось странным состоянием. Она представила этот предмет так ясно, словно держит его. В голове пронеслась яркая вспышка. На долю секунды появилось четкое ощущение, что электрошок в руке, но и в голове все поплыло, погружая в обморок. Смутно ощущая иступленные поцелуи, Эссбора уже почти не сопротивлялась.

— Правильно, Эсс, хватит ломаться, — голос брата прозвучал издалека. — Пойдем к тебе!

Сориус шагнул вместе с ней в комнату, но почувствовав, что сестра обмякла и, похоже, теряет сознание, резко встряхнул ее, приводя в чувство.

От встряски… ее рука с… неведомым предметом, по инерции коснулась его спины.

Вскрикнув от боли, Сориус отпустил сестру. А та, освободившись от напора, моментально пришла в себя, и, опомнившись, в ужасе уставилась на брата. Сориуса передергивала судорога. Он бессмысленно глядел в прострацию:

— Дрянь! — с трудом, не в силах сконцентрировать взгляд, выговорил он. — Запаслась электрошоком! — еле удерживаясь на ногах, упрекнул он.

— Да уйдешь ты! — почувствовав превосходство, Эссбора оттолкнула его, чтобы захлопнуть дверь.

Едва не упав, брат больше не настаивал и побрел прочь, шатаясь, как пьяный:

— Дрянь! Дрянь! — слышались его угрозы.— Ты еще пожалеешь!

Захлопнув дверь и задвинув засов, Эссбора почувствовала, как внутри все дрожит.

Дочь вождя в трепете оценила, что значит для нее, эта выходка брата: «Он уличил нас! Видел, как мы целовались! Или судя по его наглости что-то откровенное! И воспользовался этим! Какой ужас!». Как «утопающий за соломинку» Эссбора хваталась за мысль, что купол, в котором они были с Кинусом, скрыл главное. Это не сильно утешило. Ведь и того, что не было скрыто куполом, было достаточно, чтобы навлечь на нее гнев родных и ее народа: «Что же теперь будет?! — она побоялась ответить на этот вопрос. Только сейчас до нее дошло осознание произошедшего сегодня, а осведомленность брата грозила неминуемой гибелью. От страха перед этим Эссборе захотелось убежать из этого огромного неуклюжего дома, может и с этой планеты, только бы почувствовать себя в безопасности, как в их воздушном зале-куполе: «Кинус, где ты сейчас? Как же страшно теперь одной! — запаниковала она, вновь и вновь повторяя:

— Что же теперь будет?!».

И тут…. как подсказка ей вспомнились слова Кинуса о том, что нельзя поддаваться отчаянию. Уцепившись за них, она озвучила их:

— Нельзя поддаваться отчаянию! Да – нельзя! Только это так трудно теперь! — однако это напоминание помогло мобилизоваться.

Подавив истерику, дочь вождя присела на кресло и долго сидела в оцепенении, приходя в себя.

На улице послышались голоса. Опомнившись, Эссбора подошла к окну и увидела, что приехал отец. Сердце сжалось, - она так подвела его. «Может, хотя бы до утра, он не узнает о моем позднем возвращении… — понадеялась дочь. — Только бы навязчивые визгоры своими докладами не побеспокоили его сейчас!».

Отец зашел в подъезд; она вслушалась. На лестнице раздались его шаги, шаги по коридору. Старый слуга Осиуз встретил вождя у подъезда. «Успел ли он что-нибудь рассказать, пока отец шел по лестнице? — Эссбора была уверенна, что Осиуз не захочет волновать отца на ночь. Она напряженно слушала из-за двери. Так и есть, Осиуз пожелал вождю доброго сна, и отец удалился в свой кабинет. Сейчас около двух часов ночи - достаточно поздно для того, чтобы кто-нибудь пришел к нему с докладом. Значит, до утра он ни о чем не узнает!».

Это успокоило, и помогло отвлечься от мрачных мыслей. И тут… Эссбора ощутила, что держит в руке какой-то предмет. Взглянув, увидела электрошок. Оказывается, она до сих пор судорожно сжимала его. Во время выходки брата и борьбы с ним Эссбора не осознала, что произошло, и почему тот отступил. Все пронеслось как кошмар. Она не поняла, что брат отступил из-за действия электрошока, который она, не осознавая, применила на его спине. С усилием разжав онемевшие пальцы, Эссбора с удивлением рассматривала электрошок. «Когда я успела его взять? — недоумевала она. У нее в комнате был электрошок в одном из шкафов. — Наверное, я забыла, что подходила к шкафам…. Странно, — вспомнились слова брата «Дрянь, запаслась электрошоком!» — Эссбору затрясло. — Значит, в тот момент у меня в руке был электрошок! Странно…».

Из-за всех сегодняшних волнений Эссбора подумала, что не совсем проснулась, когда брала электрошок.

«Надо же, какая я сообразительная», — решила дочь вождя. Она не сопоставила, что не могла предвидеть, кто и с какой целью придет к ней среди ночи. То есть, зачем ей надо было брать электрошок, если подходя к двери, она не была уверена, что стук идет оттуда? Дочь вождя попросту порадовалась, как вовремя у нее под рукой оказалось спасшее ее средство самообороны.



Ассоль Фьюжен

Отредактировано: 27.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language:
Interface language: