Инфаскоп

Размер шрифта: - +

глава 9 Ревность брата

В эту ночь на Визории не спал, мучаясь в тяжких раздумьях, еще один житель планеты, – это был Сориус, сводный брат Эссборы. Он имел типичную для визгоров внешность: гладкие, черные до плеч волосы и маленькие, черные, близко посаженные глаза с дерзким самовлюбленным взглядом. Сейчас, в своей комнате, он отлеживался после инцидента с сестрой и ни как не мог успокоиться. После удара электрошоком, он не на шутку разозлился, удивляясь, как это Эссбора сумела разгадать его замысел. «Электрошок прихватила, дрянь! А сама жмется по кустам с рабом!» — ворочался он: «Вот бы отец застал там свою ненаглядную Эссбору! Увидел бы, что она вытворяет! Перестал бы думать, что она необыкновенная. Мне-то он не поверит… даже если расскажу, что она целовалась с рабом. Решит, что я все придумал. У него же на ней свет клином сошелся! Витор ей все разрешает, а я для него – третий сорт. Меня он вообще не слушает».

Эта тема особой любви отца к Эссборе давно не давала Сориусу покоя: «Конечно, для меня он не родной отец, а отчим, но… живет с моей матерью много лет, признал меня сыном, а думает только о доченьке!» — страдал он, находя это несправедливым.

Пару дней назад он предпринял очередную попытку напомнить отчиму о себе, но, как и прежде, потерпел неудачу. Это было особо обидно, из-за того, что Сориус страстно хотел, стать преемником вождя, а Витор отказывался назначить его. Много раз пасынок пытался уговорить отчима, но бесполезно: «Витор или уходит от разговора, или отказывает под несерьезным предлогом! — досадовал визгор, осознавая тщетность попыток. — Но предлоги эти – сущая ерунда! Разве важно, что я не закончил учебу или не набрался самостоятельности? Чушь! Нет, отчим ищет отговорки, а это оскорбительно!» — и отношения между отчимом и пасынком все сильнее накалились.

На днях Сориус предпринял очередную попытку склонить вождя к своей кандидатуре, но Витор заявил, что выдает Эссбору замуж, и будет некоторое время занят только подготовкой к ее свадьбе. Заявление о предстоящем замужестве сестры не на шутку всколыхнуло Сориуса, и он стал усиленно следить за отчимом. И вот, несколько дней назад подслушал разговор Витора со старым авидом Зориоссом. Оказалось, что вождь хочет сделать преемником вождя будущего мужа Эссборы. Кандидатуру же Сориуса, Витор вообще не рассматривает, считая пасынка резким и вспыльчивым, не способным остепениться. Услышав такое, Сориус вскипел: «Да он просто издевается надо мной! Хочет назначить преемником незнакомого, первого встречного визгора! Только из-за того, что он будет мужем его доченьки!».

Не вняв критике вождя, Сориус понял одно – на его пути стоит Эссбора, а вернее ее будущий муж, и это немыслимо! Сориус всегда ревновал сестру к отцу, и не любил ее, просто потому, что был визгором, не способным на родственные привязанности. Хотя после того, как Эссбора из девочки превратилась в красивую соблазнительную девушку, она частенько вызывала у него желания соответствующего рода, но их приходилось скрывать, а это еще больше раздражало. Эти желания были полностью бесперспективными, и даже если бы Сориус захотел жениться на Эссборе, Витор никогда не согласился бы, – такой брак был не в духе визгоров, так как не заключал расчета.

После того, как Сориус подслушал планы вождя, он занервничал, понимая, что возможность стать преемником, того и гляди, сорвется.

Некоторое время он мучился, но недолго, так как всегда был нервным, эгоистичным, обидчивым и несдержанным, а еще дерзким и неуравновешенным, и для достижения своих целей не брезговал ничем. Поэтому быстро решил, что сестру надо устранить – убрать с пути. Он бы и не побрезговал лишить сестру жизни, но этого он не мог – убийства на Визории раскрывали моментально. В присутствии авидов даже думать на эту тему было опасно, – авиды могли улавливать негативные мысли. На этой планете умирали в основном от старости, ведь авиды умели исцелять органы, и этого хватало, чтобы прекратить любую болезнь на любой стадии. От инфекций и ядов они избавлялись с помощью целебной губки, поэтому здоровье жителей планеты было отменное.

В молодом возрасте они умирали только от несчастного случая, когда смерть происходила мгновенно и неожиданно, а рядом никого не было. Это происходило потому, что авиды не умели оживить организм, умерший более получаса назад, поэтому несчастные случаи у них редко, но происходили. Если же смерть выглядела неестественной, приглашали специально обученного авида-криминалиста, и он восстанавливал картину происшедшего до мельчайших подробностей. Остальные авиды тоже имели способности к ясновидению, но в ситуации связанной со смертью начинали волноваться и могли упустить важные детали. Авид-криминалист спокойно относился к мертвым и не ошибался никогда.

Зная это, Сориус не рискнул бы, убить сестру, но, не видя выхода, стал постоянно мечтать, чтоб ее не стало. Представлял, как будет хорошо, если с ней произойдет несчастный случай. Такое решение проблемы казалось ему идеальным.

И вот вчера… спустя пару дней после того как узнал о предстоящей свадьбе, Сориус слонялся по парку в сильном раздражении, как вдруг увидел Эссбору. Она подошла к границе владения визгоров, где стояли столбики с часовыми, и… направилась дальше. Сориус удивился, недоумевая: «Куда это она пошла?» — и, соблюдая дистанцию, последовал за ней. Эссбора задумчиво прошла мимо часового, которого, очевидно, не заметила. Замешкалась на поляне, где стоял указатель с надписью «Авиды», но двинулась по тропинке, к поселку рабов. Сориус не отставал. Выйдя из леса, сестра остановилась, глядя на поселок. Сориус был в десяти шагах. Внезапно Эссбора сделала неловкое движение, и цветок гуэаны выстрелил в нее. Увидев это, Сориус понял, что сестра сейчас потеряет сознание, и мгновенно оценил происходящее. Вот он – несчастный случай, которого он мысленно желал для нее, но… шипы гуэаны, отключали на два дня, – не убивая. Недолго думая, Сориус подскочил к сестре и толкнул в сторону большого камня, будто специально оказавшегося возле тропинки. Сестра, падая, ударилась о камень виском. Нагнувшись к ней, чтобы узнать, жива ли она, Сориус услышал шорох и шаги, – это означало, что кто-то, кого не видно за кустами, идет по тропинке, делавшей в этом месте поворот. Мгновенно отскочив за другие кусты, подальше от места, где лежала Эссбора, брат стал следить. На тропинке появился авид, – это был Кинус. Он шел к поселку, и, выйдя из-за поворота, буквально наткнулся на лежащую без чувств Эссбору. Увидев девушку, авид опешил, и наклонился к ней, щупая пульс. Поняв, что пульса нет, а также заметив кровь у пострадавшей на виске, авид приложил к нему руку, чтобы снять боль и прибавить энергию. Авиды так делали, желая предотвратить несчастье. После этого пульс стал прослушиваться, но прерывисто и слабо. Медлить было нельзя, и, подхватив Эссбору на руки, Кинус быстро понес ее к дому учителя Зориосса. Кинус не рискнул самостоятельно исцелить Эссбору, так как еще не закончил учебу и не имел права на лечение, да и случай был слишком тяжелый. Зориосс же, естественно, имел право исцелять травмы любой сложности. Наблюдая за авидом, Сориус нервно кусал губы, понимая, что попытка избавиться от сестры сорвалась: «Ее слишком быстро обнаружили, чтобы теперь дать ей умереть». В раздражении он пошел домой, но дойдя до часового, отдал тому распоряжение: доложить вождю, если со стороны поселка пройдет Эссбора. Желая хоть как-то навредить сестре, брат решил, что будет неплохо, если отец узнает о ее походе в поселок рабов.



Ассоль Фьюжен

Отредактировано: 13.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться