Инквизитор двух миров

Размер шрифта: - +

Четвёртая тропа

- Так… - Кайер вздрогнул и пристально вгляделся в него и его поникшие плечи, - Этот мир и тебе не родной?

- Моё тело умерло в родном мире, а здесь душа оделась в новое тело как в новые одежды. Я сотворил этот мир, - Киа обвёл рукой бескрайнее море, где только вода была вокруг, но где-то вдалеке она сливалась с небом, - Но я не смог сотворить для себя возможность вернуться. А когда я смог создать мост между мирами, было уже поздно. Уже другие люди жили на той земле. Уже другое время было. Я нарочно сделал так, чтобы в этом мире время шло намного быстрее, чтобы я успел приготовить всё для неё, но я увлёкся, а там, в оставленном мною мире, время всё-таки шло вперёд.

- А… - пришелец напрягся.

- Твоё первое тело быстро умерло. Твоё новое – принадлежит этому миру. Даже я не умею сходить с моста на землю того мира. Да и… уже много времени прошло.

- Значит… - мужчина судорожно сжало кулаки.

- Ты бы в любом случае не сумел вернуться. Что бы ты сделал там, без тела? Да и, не знаю… Твоя душа столько пробыла здесь. Может, прежний мир уже сочтёт её чужеродной – и исторгнет.

Они молчали долго. Закат был кроваво-алый и багряный, как засыхающая кровь. Плечи Творца всё ещё были поникшими. Значит, он не со зла притащил Франциска сюда. И не играл с ним. Просто… так получилось, что ничего хорошего из этой затеи не вышло.

Киа вдруг грустно повторил:

 

Где-то поёт соловей…

Путник в дороге домой…

Сердце в дороге домой…

Между колючих ветвей…

 

Где-то рассветы встают…

Путник идёт и идёт…

То он молчит, то поёт…

Цветы у дороги растут…

 

Где же, где же мой дом?

Я потерял путь домой…

Голос любимый родной…

Голос тоски словно гром…

 

И потерянно замолчал. Кайер вдруг опустился рядом и напел уже сам:

 

Где-то поёт соловей...

Путник в дороге домой…

Сердце в дороге домой…

Между колючих ветвей…

 

Что же явь, а что сон?

Где обман, а где свет?

Мой позабытый ответ…

И мой отчаянья стон…

 

Если тоска, я иду не туда?

Или так долго в пути

Что ноги устали идти?

Песни поёт лебеда…

 

Закат угасал. Ненависть тоже как-то поблекла, ушла. То ли на время – в этих странных щемящих мгновениях, когда два старых противника сидели рядом и грустили – то ли насовсем.

 

Где-то поёт соловей…

Путник в дороге домой…

Сердце в дороге домой…

Между колючих ветвей…

 

Как мне хотелось домой!

Как было трудно идти!

Свою дорогу найти,

Дом, где голос родной…

 

Но и сомненья – то путь…

Но и усталость, и боль…

В жизни бывает и соль…

Но дома смогу отдохнуть…

 

- Ты в это веришь? – вдруг хрипло спросил Кайер, - Веришь, что однажды мы сможем вернуться?

- Не знаю, - уныло отозвался Киа, - Если вдруг случится чудо – и она вернётся – тогда… Может быть, тогда…

- А чудо случится?

- Не знаю, - повторил Киа.

Море медленно закрывали сумерки. Силуэты двух противников потемнели, расплывались в подступавшей темноте. Где-то наверху, в бездонном небесном море, тёмном-тёмном, зажигались первые редкие звёзды.

- А как ты умер… там?

- Как и ты: я защищал её, ту, которую любил, обессилел… И больше не смог проснуться. Стоял и смотрел на неё. Но мне вдруг захотелось исполнить её мечту. Её странную мечту о каком-то чужом мире, где люди живут спокойно и радостно. Мире, где люди смогут летать словно птицы. И вдруг я почувствовал какую-то новую, какую-то странную силу где-то внутри меня. Какую-то яркую искру внутри меня. Я подставил руки – и свет этой искры брызнул в мои ладони, и свет далёких звёзд брызнул в мои ладони… - Киа вдруг обернулся и улыбнулся, смотря в глаза Кайеру, - Какой-то маленький комок вдруг появился в моих ладонях. Маленький… мерцающий, словно звезда… Звезда родилась в моих руках! Звезда лежала в моих руках… Сколько прошло мгновений не знаю: тогда я не замечал времени. Тогда время почти не считали. Звезда в моих руках вдруг засияла ярче, словно маленькая луна загадочно светила в моих руках. Вдруг свет её стал ярче, словно она превратилась в солнце. Я стоял и смотрел на мои руки, а в них лежало солнце… маленькое солнце, новое солнце… Оно вдруг заволоклось дымкой, стало крупнее… - глаза его засияли восторженно, словно он снова оказался там, в том дне, разглядывая чудо, растущее в его руках, - И вдруг во всё увеличивающемся комке, уже каком-то ином, разноцветном, я увидел воду и землю: там, в этом маленьком сгустке, появился новый мир! Мир лежал в моих руках! - он как-то тепло и светло улыбнулся, - Мир в моих руках… мой мир… для неё… Я же хотел сотворить новый мир для неё! И тот мир рос. Там выросли первые горы и первые деревья, первые реки потекли между горных склонов и в долинах. Там первые звери проползли. Взлетели первые птицы. Я вдруг провалился туда… Я ушёл туда целиком, чтобы творить…



Елена Свительская

Отредактировано: 21.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться