Инквизитор и ведьма. Пламя вражды.

Размер шрифта: - +

Глава 3. Я в...трясине.

Иргильда.

-Мда. 


Это было первое, что я услышала.  


Я сидела в кресле в мамином кабинете. Эту мягкую спинку я узнаю из тысячи. Открывать глаза решительно не хотелось. Да и такая нега во всем теле была, что прогонять ее активной деятельностью было жаль. 


-Вли-и-пли.- подтвердил другой голос. Более высокий.-А я-то надеялась, что мы достаточно инквизиторам насолили. Я даже надеялась, что идол здох. Столько лет прошло… И где они такую прорву энергии достали? 
Первая ведьма истерично хихикнула и затянула: 

«Глазик выколю, другой останется…». 


-Нужно прорабатывать план по выковыриванию второго глаза.-это были слова маменьки. 
Воцарилась тишина. Лишь часы мерно тикали. 
Я поняла, что нахожусь на совете ведьм. И, похоже, Верховных. 


-Пять ведьм. Слишком большая цена. Мы ослабли, а они могли подготовиться к нашему визиту.-этот хриплый, но  теплый голос, вероятно, принадлежал самой старшей ведьме. 


-Век истребления и изгнаний. Сотни горели, ещё будут гореть. Сколько можно? Мы ослабли? А они?-резко-резко возразил голос мамы. 


-Не сейчас! Налет на храм состоится, но это будет не скоро.  Инквизиторы хоть и стали слабее, но они не беззащитные, в отличие от твоей дочери. 


Опа, в мою сторону камни полетели.  


-Моя дочь, здесь не причем! Мы не знаем точных причины, из за которых Одноглазый выбрал её! Лишь предположения.-в словах мамы послышалась затаенная угроза. А еще пробивались истеричные ноты.


Я поняла, что мне срочно нужно разобраться в ситуации.  


Я открыла глаза. Как и предполагала, сидела я в кресле у дальней стены. Шесть ведьм, одна из которых маменька, стояли в разных углах кабинета. Некоторые злые, другие взволнованные, третьи задумчивые.  


Я пошевелилась и замерла.

-Пи-ить.-послышался настойчивый шепот.

 Комнатный цветок, стоявший около меня на книжной полке... хотел пить. 

Я слышу хотелки цветка! Одуреть не встать!


Вызывайте дурку. 


Желание растения довило на меня больше, чем мрачная атмосфера в кабинете. 


-Можно воды?-спросила я, судорожно спросила я. 


Мне поднесли стакан.  


Молча выплеснула воду в цветок, надеясь что мой глюк заткнется.  


Не заткнулся. 


Я заметалась по комнате, откровенно опасаясь подходить к другому растению. Кажется, это кактус.  


Привет, шизофрения.   


За мной наблюдали.  


-Иргильда, ты не хорошо себя чувствуешь?- обеспокоенно спросила маменька. 


-Я- прекрас-с-сно, благодарю.- прошипела я. И добавила, -Цветы поливать чаще надо. 


Всё, занавес. 


Усугубляло ситуацию, что одна из Верховных согнулась пополам и беззвучно ржала. Под столом оказался Фауст. Тот тоже ржал. На уголках собачьих глаз светились слезы. А сам он уже не стоял-валялся под столом. 


Маменька, не видящая ржущую парочку позади неё, как то поняла, что что-то здесь не то. 


-Иргильда, веточка моя, на стакан, выпей водички.-ласково протянула графиня. 


-Водыыы, водыыы, водыыы.-уже хрипело растение, словно у уха. Более точно свои ощущения я не передам.  
Глаз дернулся. Сама я встала как вкопанная, размышляя, можно ли удрать от глюка и есть ли в моей комнате растения. Ещё был крайний вариант закатить истерику. 


Но воду, в которую родственница успела «незаметно» капнуть успокоительное, я бы сейчас под пыткой не выпила.  


Ржущая ведьма уже откровенно валялась на полу в обнимочку с Фаустом. 

-Ране-ера, у… убери цве-веток из… из кабинета.-провыло из-под стола.-Она всё-таки получила силу… силу ведьмы Ливеи…  


Окаменевшее лицо маменьки нужно было видеть. 
Но если ей эта информация что-то дала, то мне-нет. 


Цветок затыкнулся. Или его вынесли? Смотреть на возможную причину возникновения глюка не хотелось. Но стало легче. 


А можно теперь мне всё объяснить? Что, лиана мне в глаз, произошло и происходит? 


Это, я озвучила вслух. Правда, в другой форме. 
Когда все успокоились (я), а кто-то оправился, вылезая из под стола, а кого-то откровенно заткнули куском говядины, начался, пожалуй, самый сложный и решающий разговор в моей жизни. 

- Иргильда, ты уже знаешь, что Верховная ведьма, передавая силу молодой ведьме, погибает. 


- Знаю.- угрюмо подтвердила я. 


- А ты знаешь, что ведьма может предчувствовать, что умрет в скором времени, а в очень редких случаях передать малую часть своих сил? 


-Нет. -опровергла я надежды ведьмы Рябрианы. 

Опровергла несколько мстительно, ибо понимала, что мое незнание-вина моей дорогой матушки. И, следовательно, камни полетят в нее.  


И не прогадала. В родительницу впилось несколько многообещающих взглядов, далёких от доброты. 


А я, между прочим, не раз просила рассказать мне больше о ведьмах, их силе, жизни и инициации. На что слышала: «Как силу получишь, так и поговорим. А пока-мелкая ещё». Вот так глупая, «мелкая» двадцатилетняя ведьма и узнавала все, как и обещала маменька-после инициации.  


В своё оправдание могу лишь сказать, что после всех стыренных книг в библиотеке, которые дали мне скупые крохи общих знаний, я, не сидя сложа лапки, пыталась стащить главный фолиант дома нашей ветви.  
Раз двадцать-двадцать пять пыталась. Три раза из которых почти получилось-меня поймали за взломом непосредственно книжного шкафа. Не плохо, если учесть наложенную на кабинет защиту и нежелание мамы покидать его лишний раз. 


Так о чем это я? Отвлеклась, блин. 


-…так вот, Иргильда, ведьма Ливея предчувствовала смерть. Полнолуние, твоя инициации, ее скорая смерть совпали в воедино, она решила попробовать передать силу молодой ведьме-тебе. Она надеялась, что в ночь инициации передать силу молодой ведьме в полном объеме не только реально, но, более того, существует возможность передать крупицу своего очень редкого дара-чувствовать живых существ. Но главная ее надежда заключалась не в этом. Она надеялась, что передав силу добровольно, вместо Верховной ведьмы, которой суждено было погибнуть в эту ночь, она продлит ей жизнь. 



Вой

Отредактировано: 02.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться