Иннишид. На драконьих костях

Размер шрифта: - +

Глава 10

Вот перед нами лежит голубой Эльдорадо

И всего только надо опустить паруса

 

Ва-Банкъ, «Эльдорадо»

 

– Гром и молнии! – хорошее настроение Саги вмиг улетучилось. Она вытряхнула из мешка поврежденный магвигатор и попыталась соединить отколотые детали. Ничего не получалось.

– Эк его приложило, аж стекло треснуло! – девушка бережно собрала детали и завернула их в тряпицу. Она все еще надеялась починить прибор, такой необходимый в морских путешествиях.

У берега покачивался на волнах пришвартованный «Dakhl». По-хорошему, нужно было заново просмолить доски, но такой возможности не было и оставалось надеяться, что корабль не наберет критичное количество воды. Отдохнувший и подлечивший ожоги Рик сумел переместить корабль на воду и тот, кажется, идти ко дну не собирался. Вид корабля, равно как и воспоминания о его хозяине вызывали неприятные чувства, но иного выхода как убить чудовище у них не было. Уж если всемогущие эльфы не смогли излечить одержимого мальчика, то Рик и подавно был бессилен против одержимости и темной магии.

– Сколько ему было лет? – Сага невольно поежилась, вспоминая Шелунда.

– За сотню – это уж точно! – нехотя ответил принц. После тех злоключений он едва сомкнул глаза. Сны были бессвязными и тревожными.

– Как думаешь, мы могли бы спасти его? Ну, разделить?

– Наверное. – Рик устало вздохнул. – Только после разделения Шелунд точно так же состарился бы и обратился в прах.

– То есть он не старел благодаря могуществу того демона?

– Определенно так.

Сага вновь поежилась, подумав о незавидной участи мальчишки.

– Ладно! Давай выбираться отсюда, – взявшись за край лодки, принц спихнул ее в воду, и, запрыгнув на борт, поторопил девушку: – Идем!

Закинув за плечо походный мешок, Сага пошла по широкой полосе, следу оставленному лодкой – той самой, под которой они коротали предыдущую ночь. Рик помог девушке перебраться через борт и взялся за весло. Второе весло они так и не нашли. Сага обернулась и посмотрела на медленно удаляющийся берег и полоску песка со свежими следами.

– Черные пески Харона стали последним пристанищем Шелунда из рода Борссо, – прошептала она.

– Да. Но теперь тот, кто по несчастью попадет сюда, избежит участи тех бедолаг, – юноша кивнул в сторону опухших тел, сгрудившихся возле севшей на мель каравеллы.

– И все благодаря тебе, – улыбнулась Сага.

– Разве? – Рику было приятно, что девушка такого высокого мнения о его способностях. – Ты тоже не сидела сложа руки, – сказал он, вспомив ее смертельную пляску с мечом. – Кто тебя научил так драться?

Она поморщилась, но все же решила не игнорировать его вопрос:

– Отец. Не настоящий, а тот, который на самом деле отчим.

– И тебе нравилось подобное занятие? – Белобрысая спутница сломала его представления о женском поле.

– Очень! – Воодушевленная темой разговора Сага вытянула из ножен меч и продемонстрировала тоненькую вязь, словно вплетенную в основание серебристой стали: – Знак эльфийских кузниц. Ковался специально под меня. – Девушка помолчала и добавила: – Сталь никогда не предаст и всегда поможет тому, кто очутился в беде.

– Что ж! Каждому свое. Я такого же мнения о магии. – Юноша прекрасно понимал, что она имеет в виду.

Из-под воды начали выныривать рифы и путешественники поменялись местами, потому что, в отличие от Саги, принц не был опытным гребцом.

Лодка остановилась, легонько стукнувшись о корму корабля.

– Давай назовем эту старую посудину как-нибудь иначе, – предложил Рик, как только они очутились на борту корабля.

Сага отцепила «кошку», намотала веревку на руку, и только потом ответила:

– Как его ни называй, все равно он будет напоминать о печальной истории рода Борссо.

–  Наверное ты права. «Dakhl» тоже хорошее название. По-моему переводится как «Тот, кто упрямо следует к цели».

 

Стихии по-прежнему не подчинялись Эверикону, однако он придумал «обстреливать» поднятый парус слабой ударной волной. Все-таки какое-то дуновение и корабль медленно, с неохотой, покидал зону отчуждения. Тьма постепенно рассеивалась, пепел, духота и смрад остались позади, а волны вспенились васильковым цветом. Первые лучи солнца, брызнувшие из-за туч, заставили путешественников возликовать. Счастливая Сага отпустила штурвал и прыгнула в объятия Рика. Они смеялись и кружились до тех пор, пока неудержимый порыв ветра не дернул за парус. Да так резко, что оба не устояли на ногах.

– Усмири ветер! А я – за штурвал! – девушка тот час же приняла командование на себя, но Рик и не возражал. Он был чужд романтике морских путешествий.



Мария Митропольская

Отредактировано: 23.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться