Иннишид. На драконьих костях

Размер шрифта: - +

Глава 11

У нее свои демоны,

И свои соловьи за спиной,

И каждый из них был причиной,

По которой она не со мной

 

Аквариум, «Ангел»

 

Утро выдалось тяжелым. «Забитые» мышцы отдавали тянущей болью при малейшем движении. Десять минут в кадке с горячей водой не принесли должного облегчения. Помощь магии была гораздо эффективнее. Запершись в умывальне, Рик сотворил заклинание и с радостью отметил, как по натруженным мышцам пробежал холодок, заглушивший боль.

«Ну все! Жить можно!» – с облегчением подумал юноша, намазывая щеки и подбородок густым слоем магической глины. Бриться у цирюльников было дешевле, зато действие глины длилось целую неделю. Рик оделся, провел гребешком по светлым волосам и вышел из комнаты. Спустившись по ступеням, он свернул направо по коридору и, толкнув массивную дверь, зашел в общую столовую. На столе дожидался горячий завтрак. Гном, подмастерье кузнеца, уже расправился со своей порцией и теперь поглядывал на котелок с похлебкой, примостившийся на краю стола. Тяжелый физический труд призывал к усиленному питанию.

– Ты один? – принц окинул взглядом пустую комнату.

– Как видишь. Кухарка – и та ушла от нас.

– Навсегда? – притворно ужаснулся Рик.

– Надеюсь, что к обеду вернется, – усмехнулся Бриггс, ожесточенно вытряхивая крошки из своей окладистой бороды.

– А джотт есть? – с надеждой с голосе спросил Рик, наливая в кружку сока.

– Весь джотт у хельма в брюхе, – пошутил гном, шмыгнув носом. – Как там у вас на Хрове, есть девки красивые?

– На Канове. Остров такой. Принадлежит королевству Хельм, – поправил его Рик, прекрасно помня «легенду», придуманную Сагой. Сказать по правде он и сам до недавнего времени и не подозревал о существовании острова с подобным названием – сказывалось орбанское «обучение».

– Да все равно! Я же туда не собираюсь, – прогнусавил гном. – Вот у нас на Каменных пробойниках гномихи красивые! Аж дрожь берет от их красоты.

– Так чего ж ты уехал? – в вопросе принца прозвучала усмешка.

– Задрало все! Особенно бывшая жена! – Бриггс чихнул и хлопнул по столу крепкой ручищей. Посуда подпрыгнула и сочувственно звякнула. – А ты чего свалил со своей Коровы?

– Кановы, – юноша еще раз поправил его. – Ну… я уехал не один, а со своей Сагой. Нам… родители жениться запрещали.

– А к эльфам-то зачем приплыли? – гном гипнотизировал взглядом котелок. Он уже наелся, но старая привычка есть впрок была неискоренима.

– Ну, так получилось, – Рику не хотелось ничего придумывать, поэтому он поскорее сменил тему: – Интересно, почему Овантер подался в Альфар? Насколько я знаю, кузнецы в Орбане на особом счету.

– На особом-то оно на особом, – гном звучно высморкался и продолжил: – но маги Цезерина дочку его не вылечили.

– Что с ней? – Принцу было все равно, он просто решил поддержать разговор.

– Ослепла. Он поэтому приволок ее к эльфам. Надеется, что излечат. Вот сейчас Овантера тут нет. Думаешь, что он в кузне? Как бы не так! Каждое утро к дочке ходит. Она тут недалеко, у ткачихи в помощницах.

– А как он узнал о местонахождении дочки? – встрепенулся Рик. Может и ему удастся разыскать Сагу без особых усилий?

Бриггс поскреб подпаленную бороду и все-таки сграбастал котелок.

– Насколько я помню, у местных выспрашивал. Вот и узнал. Слепых девчонок тут, думаю, мало. Если не в единственном экземпляре.

– И эльфы разрешают им так просто общаться?

– Да ушастые много чего разрешают, – гном прожевался и скабрезно хихикнул. – Главное, чтобы без отрыва от производства. Если наличные есть, могу с одной кралей свести, – он подмигнул Рику, – у нее найдется несколько сговорчивых девок.

– Бриггс, ты невнимателен к собеседнику, – голос принца был холодным, словно осенний ливень. – Я сказал, что у меня есть Сага.

– Ну, девок много не бывает, – собеседник дружески подмигнул ему.

– Мне хватит, – буркнул юноша. Там, на корабле, Сага еще злилась на Рика из-за недоразумения с Эльгой. Эта мысль была неприятной и в то же время грела душу.

«Если злится, значит, я ей небезразличен», – с улыбкой подумал принц, допивая сок.

Уборку и мытье посуды тоже взвалили на плечи новичка. Раньше это было обязанностью гнома и пожилой кухарки, но с появлением Рика многое поменялось. Закончив уборку, принц отправился в кузницу, по пути глазея на прохожих-орбанцев и радуясь тому, что его никто не знает в лицо. Знакомые ворота, вход с охранительным знаком Цезерина, и, наконец, юноша очутился в душном полумраке кузницы. Гном возился у горна, фальшиво и гнусаво напевая под нос замысловатый мотив гномской народной песни. На темной наковальне, сверкая бело-золотым жаром, лежала заготовка.



Мария Митропольская

Отредактировано: 23.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться