Иной мир. Книга первая. Разрывая границы

Глава первая. редакция от 11.09.16

 

Иной мир.
Книга первая. 
Разрывая границы.

Глава первая.

Лето выдалось жарким и знойным. В воздухе пахло грозой и хвойным лесом. Не помню, когда солнце палило с такой силой за мои неполные шестнадцать лет, заставляя местных жителей прятаться в прохладе собственных домов.  
В последнее время улицы опустели. Рыночная площадь, всегда набитая товаром и небольшими лавками, теперь больше пользовалась спросом в вечернее время. 
Отогнав настырных ласточек, я закрыла дверь на замок, убирая ключ в дорожную сумку. 
Мой дом стоял на отшибе, в тени деревьев, в той части леса, куда редко ходят простые жители. Подняв глаза на небо, я отметила вдалеке большую черную тучу, решив сегодня не рисковать и не ходить на далекие расстояния, но работа есть работа. 
Поправив широкий кожаный пояс, пересчитав заготовленные мешочки для трав, я ушла в сторону знакомой дороги.
Лес сегодня был неприятным.
Пугающим.
Злым.
Несмотря на яркие краски и приятные запахи хвои, внутри что-то мешало расслабиться, заставляя все время держать руку на рукоятке кинжала.
Идти сквозь лес в последнее время стало  опасно. Люди пропадали все чаще, не оставляя при этом явных следов борьбы и собственной крови, что искренне огорчало главу деревни. Моя семья провела много ночей в поисках жителей, дядя старался не показывать своего разочарования и тревоги, все же он глава деревни и должен казаться уверенным в себе человеком, сильным, способным решить проблемы и защитить свои территории. 
Не знаю. Многие в данной ситуации винили нечисть, забыв о том, что лес, помимо непонятных тварей, полон хищных животных.
На своем пути за долгое время я повстречала лишь одну кикимору, и то забитую в дальний уголок болота очень ответственным за свои владения лешим. Эти существа имели некий статус неприкосновенности. Вреда особого не несли, зато представляли собой прекрасных чистильщиков леса. 
Поправив за спиной колчан со стрелами, я проверила тетиву лука, осмотрелась по сторонам, но так и не приметила подходящую жертву сегодняшнего ужина. Может в ловушки кто попался, но стоит ли проверять их сейчас, учитывая приближение грозы. С другой стороны, нет гарантии того, что к утру я обнаружу что-то большее, чем обглоданный труп животного.
С малых лет я хожу вместе с семьей на охоту – это наш промысел. Шкуры, тушки, свежее мясо. Этим мы зарабатываем на жизнь, имеем определенный статус и навыки, благодаря которым не голодаем зимой. Лук и стрелы заменили мне кукол, постоянные тренировки - подруг. Вот только войн ближнего боя из меня так и не получился. От слова – совсем. Вообще. Ни как. 
В отличие от старших братьев и сестер, готовых при любых обстоятельствах схватить мечи и с боевым кличем кинуться в гущу событий, раскидав толпу как семечки на дороге, я стою в стороне и тихо молюсь о том, чтобы меня не втянули в местную драку. 
- Опять отлыниваешь? – Ехидничал дядя, накручивая на палец свои отросшие усы. По молодости он и сам был любителем померяться силой. – Иди, помоги братьям!
- Они и без меня справятся, даже лучше, чем со мной, - я боец дальнего плана и, если честно, менять сей факт не вижу необходимым. - Я лучше пойду за травами, как и собиралась, а вы тренируйтесь. 
Чувствуя на спине укоризненный взгляд, я пожала плечами. Не могу сказать, что совсем не умею сражаться. В наше время среди большого количества наемников, воров и грабителей, сложно остаться в стороне и надеяться на лучшее. Многие думают про себя, что беда пройдет стороной, не стоит злоупотреблять удачей. В моем случае я лучше отсижусь в кустах, отстреливая мишени из удобной позиции, чем пойду в бой против человека, сильнее меня в несколько раз. 
- Опять она ушла! – Ольгин голос звонкий, но грубый для девочки пятнадцати лет. Ее длинные и растрепанные волосы сильно мешали в дворовых драках, но женские радости и подобные мелочи всегда стояли на первом месте. 
Золотая коса нервно дергалась при каждом резком движении, и не дай Боги кому-то посягнуть на святое и ценное. Даже братья, наученные горьким опытом, прекрасно понимали – к волосам не прикасаться. 
За спиной прозвучало кое-что нецензурное. Сестра вновь победила, о чем громогласно заявил Сергей, старший из нас, не стесняясь в выражениях.
Все как обычно.
В маленькой деревне, как и во многих других подобных местах, люди не знают, чем занять себя в свободное от работы время, хотя, если честно, ярого энтузиазма с их стороны я не вижу. Гораздо проще отсидеться в тени, в уюте, а с наступлением заморозков вновь паниковать и бегать по соседским домам с призывом о помощи. 
Перед поворотом я оглянулась. Семья стоит на той же поляне, где и раньше. О чем-то спорят… 
Обратив внимание на их раны, я поняла, что в лес придется ходить чаще. Травы всегда пригодятся, с заморозками придут люди, и торговка в местной лавке будет рада пополнению запасов. 
На самом деле эта семья мне не родная. Глава деревни приютил меня в свое время совсем маленькой,  но уже в возрасте шестнадцати лет я честно ушла из его дома.
По наследству я получила небольшой деревянный домик. В лесу, вдали от деревни и ближе к естественной природе. До замужества моя мама именно здесь коротала свои дни и оттачивала мастерство, если судить по найденным мною тайникам с оружием. Ну а после своей смерти передала это место мне. Хотела она этого или нет…
Солнце постепенно скрылось за тучей. 
Скоро пойдет дождь.
Неугомонные ласточки пролетали над самой землей, множество мошек кусали открытые ноги и лезли в лицо. Где-то вдалеке прозвучал гром, и небо разрезала яркая молния. Лес быстро приходил в свое привычное состояние, жадно впитывая последние капли солнца перед скорыми заморозками. Трава мягко шуршала под ногами, опавшие листья немного окрасились в желтый цвет и вскоре, с первыми осенними дождями, можно будет насладиться походом за дарами леса.
Я остановилась. Огляделась по сторонам, но так никого и не приметила.
Ловушки пустые. С мясом на ужин можно попрощаться. 
Дорога домой много времени не заняла. Гонимая сильным ветром и надвигающейся бурей, я быстро добралась до места, открыла дверь и влетела в знакомый коридор вместе с кучей сухих листьев и веток. Отряхнув подол платья, я кинула пустую сумку на кровать, злясь на себя за то, что не пошла собирать травы. Сейчас могла бы занять себя делом, проверив ловушки уже после дождя.
- Отойди, злобный зверь.
Откинула в сторону пушистого кота. Недовольно мявкнул, морду насупил, злясь за то, что морю голодом. 
- Ты наказан, если не забыл свой прошлый поступок.
Иногда я ловила на себе злобный взгляд этой твари. Наев огромное пузо на местных харчах, животное настолько обленилось, что стало перекатываться из одного угла комнаты в другой, вместо того, что бы растрясти наросший жир. После объявления диеты, кот не поверил в происходящее, нагло стащив говяжий язык у меня на глазах, за что и был наказан со всей жестокостью.
Сбросив с себя верхнюю одежду, я легла на кровать, лениво осматривая до боли знакомую комнату.
Пространство полностью забито сундуками с книгами. Они остались с моего приезда и совершенно не помещались в других комнатах. Половицы привычно скрипели, в углу по тонким спиралям паутины бежал черный паук, мгновенно нападая на случайно попавшуюся в смертельные сети муху. Я привычно положила ключи на небольшой столик, покрытый белой скатертью, забросив перед этим в дальний угол собственную обувь. Кот продолжал насиловать мой мозг ярым ором, намекая на лютый голод.    Пушистая тварь уже давно оглохла на оба уха (то ли от старости, то ли по чей-то злобной прихоти), мурлыкание было больше похоже на лязганье ржавого замка и предсмертные стоны. Причем с каждым днем эти адовы звуки лишь усиливались и многократно учащались. 
Пришлось кормить.
Совсем чуть-чуть.
- Эх ты, Тиша…  - Черная шерсть была очень мягкой и шелковистой, - ты же хищник. Когда я увижу трупики жирных крыс, что прячутся под полом, вместо того, что бы каждый день делить с тобой собственную пищу?
“Крыс” понял, что речь идет конкретно о нем, и тихо пискнул, давая понять, что – “никогда”. 
На самом деле собратьев у хвостатого не было. Серый комочек шерсти обитал исключительно в маленькой норке, и лишь изредка выбирался на свежий воздух, чтобы насытить свой желудок и, судя по всему, пообщаться с котом о жизни. 
Внезапно начался дождь. Тяжелые капли падали на крыльцо, разлетаясь мелкими брызгами, и барабанили по крыше. Небо резко потемнело, сильные порывы ветра создавали определенную мистическую атмосферу, вызывая внутренний отклик волнением. Небо вновь озарилось яркой вспышкой молнии и через секунду небеса заплакали горькими слезами. Словно лопнул большой пузырь, обрушив столбы воды на деревню. За окном все превратилось в серое месиво, и разглядеть что-либо дальше вытянутой реки было невозможно. 
Я смотрела, как по стеклу текут реки воды, зажгла небольшую восковую свечу и устроилась на широком подоконнике, наблюдая за буйством стихии.
Хорошо, что пошел дождь. Жара спадет и станет проще дышать. Одежда не будет липнуть к телу, воздух напитается кислородом и свежестью. То, что надо для охоты.
Пока я прибиралась в доме, дождь прошел. Гроза ушла на запад, забирая с собой тяжелые тучи. Выглянувшее из-за облаков солнце озаряло мокрые листья, грело выставленные перышки местных голубей и прочих лесных птиц. Я вновь оделась, пристегнула к поясу необходимые кожаные мешочки, кинжал. Еще раз проверила стрелы и осмотрела лук.
- Не скучай, Тиша.
Кот не ответил.
Кот был сыт и доволен, а большего ему и не надо.
Тропа вела вглубь леса и на протяжении долгого времени не сворачивала, изрядно протоптанная мною за долгие годы. С каждым днем я старалась найти для себя новые земли, узнать как можно больше о лесе, возможно, надеялась, встречу что-то необычное.
Внезапно на ветке повисла черная тень. Издав гортанный возглас, ворон расправил огромные крылья, наблюдая за моими действиями с безопасной высоты.
- Привет.
В ответ молчание. Странная птица часто прилетала на эти земли. Видимо гнездо рядом. Могла пропасть на несколько месяцев и вновь вернуться, с интересом следуя за мной и не вмешиваясь в процесс охоты.
- Сегодня охотиться не буду, ловушки пустые, только травы остались. Ничего интересного для тебя нет.
- Кааарх.
- Может, мне следует расширить список моей охоты, что думаешь? Запеченный ворон - вкусное блюдо? Или к столу не подойдет?
- Кааарх.
Ответил обижено и насторожено, нервно дернул головой и встрепенулся после того, как несколько холодных капель упали ему на клюв.
- Ну и черт с тобой. Привязался на мою голову…
Раньше я часто сбегала на эту тропу и пряталась от дяди, не принимая его как новую родню. Родители погибли, когда я была совсем ребенком, и скрывать этот факт от меня никто не собирался. Это сильно травмировало.
- Хватит за мной скакать по ветвям. Своих дел нет?
- Кхааар.
- Мешаешь мне. Отпугиваешь птиц и последнюю надежду на вкусный ужин.
- Кхааар.
Запустила в пернатого веткой. Тот снисходительно ухнул, посмотрел мудрым взглядом и сел повыше, наблюдая за тем, как я раздраженно выкапываю необходимые коренья.
- Знаешь, мы ведь с тобой давно знакомы, - говорить вслух иногда полезно, особенно, когда скучно. - Помнишь, как я сюда с Ольгой сбегала? Мы еще истории выдумывали. Я всегда была принцессой, сестра – рыцарем. Ну, а ты местным драконом, за которым вели охоту целым королевством. Сколько мы тебе перьев повыдергивали, даже стыдно. И ведь жив остался…
Птица весело прокричала, словно понимая, о чем я говорю.  
Ольга любила мои истории, ей нравилось слушать сказки, принимать в них участие и сочинять самой. Мы кружили между деревьев, притворялись магами, волшебными эльфами, спасали неведомую сущность, пугали местных жителей громогласным воем, полностью вживаясь в роль. Было время, когда от наших игр страдали животные, например бобер, рискнув прийти на незаселенную ранее территорию. Осознав фатальность своей ошибки, он быстро сменил место жительства, наплевав на загубленную плотину.
- Все еще идешь за мной?
Ворон смешно перепрыгивал с ветки на ветку, не спуская глаз с моих рук, уже изрядно измазанных в грязи. Всякий раз при его действиях солнечные лучи озаряли светом капли дождя, что срывались с веток под тяжестью птицы, так похожие на жемчужины.
- Ты уже такой старый…
В ответ молчание. Птица задумалась.
Собирая ягоды, я убрала их в сумку, коренья перевязала тканью, травы аккуратно завернула в маленькое полотенце и мгновенно замерла.
Кролик.
Дыхание спокойное. Ровный сердечный ритм. Движения плавные.
Тетива натянута.
Животное замерло.
Стрела спущена. 
Звук рассекаемого воздуха и, спустя мгновение, тушка кролика обреченно повисла у меня на руках. 
Вот и долгожданный ужин. Если честно, я не любила охоту, но голодать не хотела. Так что выбор не велик. 
В последние годы осень становилась все короче, по непонятным причинам уступая бразды правления зимнему времени.  Листья еще не опали, но каждое утро покрывались изморосью, словно в сказке.
Красивое зрелище…
Вскоре по спине пробежал знакомый холодок.
Лес опасен. Не стоит забывать об этом…
Так было всегда.
- Ты ведь был там, ворон… за границей. 
Птица не ответила. Только посмотрела в сторону моего дома, вновь раскрывая огромные крылья. 
Несколько перьев упало на землю.
- Сделаю амулет, ты не против? 
В ответ молчание. Ну и черт с тобой.
Внезапно я ощутила знакомую вибрацию. 
Уже близко.
Совсем рядом.
Испокон веков наша деревня, точнее земля, на которой она построена, страдала от нападения нечисти. Так было всегда, до определенного момента. По рассказам старшего поколения, еще в те древние годы, маги и ведьмы решили сделать барьер рядом с нашими границами. Люди ликовали, были несказанно рады такой щедрости и добродушию, вот только кое-что не учли – магия магией, но знания без должного опыта чаще всего оборачиваются к нам своей темной стороной, и поминай, как звали свою удачу и радость от прожитых дней. 
Да, они установили барьер. И да, он прекрасно выполняет свою функцию и по сей день. Вот только есть в нем одна небольшая загвоздка – нечисть высокого уровня с полным боевым комплектом барьер не пропускал – реагировал на опасность, а вот мелкая гадость спокойно бегала туда и обратно! По отдельности они не причинят вреда - слабые, но когда образуют стаи… 
И как бы ни бились маги, как бы ни старались, ничего сделать больше не могли - даже барьер снять и то не в силах. Руками разводят, твердят, что “древние знания, все утеряно…”
Чушь. Не верю в это. 
На подготовку к обряду ушли многие годы, в нем принимали участие колдуны высшего уровня. Что бы такие люди позволили себе допустить подобную ошибку…
Не верю. Но изменить результат возможностей не было. Главное, что опасность миновала.
- Я совсем рядом… Что скажешь?
Внезапно ворон сорвался с ветки и темным облаком пронесся мимо, удаляясь в сторону защитной магии.  
Птица сделала несколько кругов, плавно приземлилась на ветку березы, качнулась, словно разминая затекшие лапы, и продолжила наблюдать.
Граница совсем близко. Вибрации магии с каждым шагом ощущались отчетливее. В воздухе нарастало напряжение, становилось сложнее дышать, голова тяжелела.
- Опять этот  странный терпкий аромат. Где же его источник?
Иногда, при солнечном свете, магия мерцала. Еле заметно, не отбрасывая тени и не издавая даже малейшего звука. Радужный поток резко уходил ввысь, к небесным просторам. Словно не имея границ, он врезался в небесную материю. 
Я часто приходила сюда одна, наблюдала, слушала… Особое место, непонятное. Оно манит своими запретами, притягивает тем, что туда не попасть, тем, что барьер не позволит ступить и шагу. 
- Красиво, правда? - Как-то раз я решила привести сюда Ольгу. 
- О чем ты? - Сестра недоуменно посмотрела в сторону барьера, шепнув, что ничего не видит, - опять выдумываешь истории, Елена? Хватит играть, взрослые уже.
Больше она сюда не заходила. 
Мне очень хотелось оказаться там – по ту сторону… Заброшенную, неизведанную. Интерес подогревали звуки, что очень редко раздавались в ночи с той стороны, но как нечисть высокого уровня не могла пробраться к нам, так и люди не имели возможности проникнуть на запретную территорию. 
Собирая травы, я постепенно уходила все дальше, пока не достигла предела. 
- Мерцает, - прошептала я, боязливо подкрадываясь к магической защите. - Как и всегда…
За барьером так же светило солнце, пролетали птицы, и совершенно обычные звери вели свой привычный образ жизни. С дуновением ветра цветочный, терпкий аромат усилился. С каждым порывом он становился сильнее. Я догадывалась, что это, и знала, что в безопасности. 
- Ты их тоже видел, ворон?
Птица с интересом покосилась в сторону барьера, раскачиваясь на огромных ветвях, словно на детских качелях.
- Кааррххх.
Головой ведет, крылом машет, словно насмехается надо мной.
Да, я боюсь, но не вижу в этом ничего позорного. Учитывая истории, что дошли до нас из прошлого, за барьером обитают твари, против которых человек не выстоит при всем желании.
Вначале показались маленькие глазки. Словно камушки. Черные, холодные, безумно злые. Да, злые, так как я стояла по ту сторону барьера и ухмылялась, наблюдая за попытками голодной нечисти заманить меня в свои смертельные объятья. Существо шуршало в кустах, скрипело, словно сухие поленья, трещало и нервно дергалось, предвкушая кровавый ужин, не доступный на данный момент. Еще ни разу я не видела эту тварь целиком. Только глаза и тонкий, похожий на поломанные ветки, хвост. 
Ее появление всегда сопровождалось характерным цветочным ароматом. 
- Плотоядная нечисть, сколько там таких, как ты…
Ответ не заставил себя ждать. Тонкий хвост, словно длинная лоза, взметнулся в воздух, направляясь в мою сторону. Магия мгновенно засверкала, пошла рябью, и тварь горько заверещала, мгновенно скрываясь в тени деревьев, надеясь скорее залечить полученные раны.
- Видимо, вы еще и тупые. С памятью и самосохранением проблемы, раз граница барьера не воспринималась в качестве опасности.
- Каарххх
Ворон взлетел и спокойно пересек границу барьера, кружа над гневно орущей нечистью. Интересно, как она выглядит.
Именно наличие таких неизвестных мне чудес природы, охлаждало пылкость порывов охотничьей души. Жизнь определенно дороже безрассудного любопытства. 
- Я возвращаюсь!
Ворон никак не отреагировал.
Вновь расправил черные крылья и окончательно улетел в северном направлении.
Я отряхнула грязные, испачканные в земле руки, еще раз проверила сумку с будущей основой для лекарств и слабых, но все же лечебных, зелий.
Все было готово для работы, к тому же хотелось как можно быстрее приготовить пойманного кролика. 
Обратная дорога встретила меня тресканьем птиц, шуршанием опавшей листвы и ярким, резко вонзившимся в спину, знакомым до боли, холодом. 
Опасно.
Словно кто-то наблюдает.
Тихо, со спины. Злобно.
Я оглянулась.
Несколько пар глаз, знакомый треск и шорох. И пряный, дурманящий аромат.
За барьером.
Черные глаза, крошечные и очень злобные. Они буравили насквозь, явно предвкушая общий пир на своей земле. 
Внутри все передернуло.
Шорох за спиной повторился, как и нервное причмокивание. 
Мерзость.
Чувство опасности с каждым шагом усиливалось, обратная дорога казалась длиннее,  но я понимала, что за спиной больше никого не было. Лишь пение птиц, писк грызунов и множество надоедливых мошек.
Земля причмокивала после дождя, грязь неприятно просочилась сквозь порванный сапог, и идти стало совершенно некомфортно. Пора выкинуть обувь и приобрести новую, а сейчас…
Я затормозила, увидев нечто странное. 
Следы. Кровавые и явно волчьи…
- А вы тут что забыли? – Прошептала я, присаживаясь на корточки и внимательно рассматривая четкие отпечатки лап.
Волчьи стаи довольно давно перевелись в этих землях.
В свое время они сильно портили жизнь, уничтожая скот и домашнюю живность. К сожалению, как бы я не любила этих животных, их пришлось изводить мором, гонением и смертью. Только так лютые зимы можно пережить в простой деревне.
След крупнее обычного. Гораздо крупнее, что местным волкам было не свойственно.
Когти, судя по глубине оставленных царапин на древесине, гораздо острее, чем мне того хотелось бы.
Встретить на своем пути раненого, скорее всего очень злого, огромного волка в одиночку – плохо. Ужасно. Но и стоять на месте не выход. 
Следы становились отчетливей. Если судить по ним, волк сильно ранен и истекает кровью. Значит безумно злой и опасный. Идет в сторону моего дома, с кем-то борется. Направление огромного животного мне не понравилось – сулит проблемы, но оставить этот момент без внимания нельзя. 
- Плохо… - промелькнула мысль, и я ускорила шаг, привычно взяв в руки кинжал. 
Быстрее.
Быстрее, как можно быстрее. 
Он не должен добраться до людей.
Ветки привычно хлестали по рукам, иногда задевали лицо, но внутренняя тревога подгоняла еще сильнее, заставляя думать о худшем. В одиночку с таким зверем человек не справится, к тому же животное должно быть очень крупным.
Внезапно сердце затрепетало, шаг сбился, и я резко остановилась, выставив перед собой клинок.
Вой.
Жуткий, леденящий, протяжный… 
Словно последний. 
Внутри все неприятно сжалось. Он сражается? Или нападает?
Звуки возни с каждым шагом слышны все отчетливей. Неистовое дыхание, злобный рык и… запах. Тот самый цветочный аромат…
Голова внезапно стала тяжелой. Тело двигалось мягко, плавно, нехотя. Перед глазами все поплыло, возникло яркое желание лечь на землю и уснуть, не обращая внимания на опасность и звуки вокруг. Пальцы медленно разжимали рукоятку клинка и…
- Кааархх
Черный ворон резко спикировал вниз, почти задев меня крылом. Благодаря птице, я вышла из оцепенения. Почему он решил вернуться – не знаю, но сейчас я была благодарна. Дурман с первым резким порывом ветра рассеялся, позволяя вернуть разум в прежнее состояние.
- Невозможно, эти твари еще ни разу не выходили за барьер…
- Каархх
Птица приземлилась на толстую ветку, расправила крылья, орала, словно сходила с ума, раскачивалась из стороны в сторону.
Шум…
Странная возня. 
Поскуливание… хруст… кости? Ветки? 
Снова хруст и злобный рык… 
Стоит ли вмешиваться? Деревня близко,  но добежать не успею. С другой стороны, если животное в данный момент убивает нечисть – смогу ли выстоять, учитывая размеры и силу жертвы? 
Внезапно на тропу из глубоких зарослей вылетел огромный белый волк. Животное скользило телом по грязи, не имея сил удержать равновесие, рычало, вгрызалось в странные тонкие ветви и жалобно скулило. 
- Кааарх Кааарх!
Черный ворон резко взлетел, кружа над развернувшейся бойней, в самый последний момент. Откуда-то с земли в сторону птицы выстрелило несколько длинных черных кнутов, сотканных из сухих ветвей и листьев. Не подпуская пернатого к волку, они хлестали по деревьям, оставляли четкие следы от ударов на коре массивного дуба.
Одна стрела. 
Вторая… 
Взметнулся огромный белый хвост, судорожно утопая в высокой траве. Странный хрип и шелест сменились минутным молчанием и оцениванием ситуации.
Новый игрок. Новая жертва и, судя по всему, более вкусная, нежели черный костлявый ворон.
Высокая трава зашевелилась и… расцвела.
- Какого лешего!
Фраза невольно сорвалась с моих губ. Ничего подобного я прежде не видела. Яркие алые бутоны распускались один за другим, выстреливая что-то в воздух.
Похоже на пыльцу…
Так вот, что источает этот дурман! Аромат опьянял, и с каждой секундой мысли обволакивались пеленой неверия и странного, вязкого спокойствия. Ощущение безопасности, желание поскорее уснуть… 
Запрыгнув против воли на ветви невысокого дерева, я быстро выпустила стрелу, четко попадая в цель.
Визг, шипение. Обвисшее тельце больше напоминало мешок с гнилой листвой, чем когда-то живое существо. 
Тонкие ветви обвили щиколотку, резко потянув вниз. 
Спас кинжал, вовремя пронзивший странные непонятные отростки. 
Потом еще одна стрела. Странное хлюпанье и…
Тишина.
Ни шелеста, ни голоса, ни звука дыхания, ничего. 
Кончик белого хвоста еле дернулся, дав понять, что жизнь в этом израненном теле еще бежит по венам. Живучий волк. Вот только не ясно, что от него осталось.
Красные бутоны исчезли. Тварь, что осталась жива после нападения, скрылась, остальные собратья в данный момент истекали кровью. Стреляю я метко, особенно, когда от этого зависит моя жизнь.
Убедив себя в том, что внизу безопасно, я медленно спустилась на землю. Выставив перед собой клинок, мягкой поступью стала красться к жертве нападения.
Он лежал в траве, весь истерзанный. Кровь сочилась из ран, мгновенно впитываясь в землю. Тяжелое дыхание с каждой минутой становилось более отчетливым и прерывистым. Огромное, мощное тело вздрагивало от приступов боли. Белая, словно снег, шерсть клочьями валялась на земле и, смешиваясь с грязью, быстро разлеталась сильными порывами ветра в разные стороны. Существо тяжело дышало, билось в судорогах, рычало, издавая страшные, изломанные звуки. Волк оказался воистину огромен. Единственное, что не позволило мне добить животное – вполне осознанный взгляд ярких, очень живых глаз.
Задние лапы сломаны. Каждое мое прикосновение воспринималось как попытка добить жертву. Он извивался, рычал, но вскоре просто смирился, позволив моим рукам закончить осмотр израненного тела. Глаза животного впервые на моей памяти излучали лютую ненависть и злобу, свойственную больше людям, нежели подобным ему. 
Сама ситуация казалась абсурдной. Огромный волк, почти мертвый, сопротивляется, не дает прикасаться. Зачем я вмешалась? Его шансы ничтожно малы, я могла пострадать в этой битве совершенно напрасно ради того, кто вряд ли это оценит. 
- Хребет цел, передние лапы тоже, – я говорила тихо, но уверенно, стараясь как можно меньше причинять боли волку. -  Внутренности вроде не задеты. Для достоверности мне тебя, друг мой, нужно в дом занести, при этом ничего не сломав ни тебе, в довесок к остальным ранам, ни себе, под твоей тяжестью и явным недовольством моим обществом. Что с тобой делать?
Волк громко захрипел и закатил глаза. Окинув быстрым взором местность, я наломала длинных ветвей, стараясь соорудить из них нечто похожее на носилки. В процессе поставила много заноз, раны неприятно зудели и кровоточили, но в этом я полностью виновата сама. 
- Ну, давай же… Только не помри…
Аккуратно, с ювелирными движениями, я переложила тело. Первый шаг дался с трудом, руки напряглись, дыхание сбилось, но делать было нечего. 
- Ну, ты и… Огромный… Боже. На что я подписалась…
Тащить животное оказалось очень тяжело, особенно вместе с трупом одной из тварей – ее следует изучить. К тому же ровной дороги в лесу априори не существует – каждая кочка, ветка, камень причиняли неимоверную боль, из-за которой волк резко начинал выть и хрипеть. Из пасти сочилась кровь, задние лапы безвольно метались в такт движениям, несмотря на то, что я старалась наложить шину из подручных средств, зафиксировать их. К сожалению, с собой для лечения зверя ничего не было. И если животное помрет – эта смерть будет не на моей совести.
- Да что б тебя, - сильно ударилась пальцем ноги, перед глазами резко потемнело. - Зараза.
Спотыкаясь и бранясь на весь лес, я думала о том, что мне теперь со всем этим делать. И самое главное - как быть с проникшей сквозь барьер нечистью? 
- А лапки тоненькие, остренькие, - рычала я, гневно рассматривая убитую тварь. Небольшое угловатое тельце состояло из множества веток с давно сгнившими листьями и травой. Их небольшие головы были увенчаны широкой, огромной пастью, больше похожей на человеческий рот, из которого выглядывали далеко не маленькие, острые клыки. Существо потрясающе сливалось с окружающей средой за счет внешнего вида. Эволюция за многие века сделала все возможное, что бы обеспечить эту тварь отличным защитным окрасом. На кончике хвоста рос бутон с яркими, красными лепестками, похожими на мак. Именно этот цветок и был источником дурмана. Обернув тельце в широкие листья лопуха, я положила его в походный мешок, приняв решение сразу, как разберусь с волком, отнести эту мерзость к главе деревни. Будем вместе думать, как поступить и что делать…
Волк тем временем почти перестал дышать.
Из последних сил толкнув дверь, я ввалилась в коридор, громко хрипя, и тут же упала на холодный пол, больно ударившись носом о половицу. Хоть не сломала, и на том спасибо…
- Только попробуй копыта отбросить… Мне же еще и выносить тебя придется. Избавь меня от этого, ладно? 
Затащив животное в комнату, я откинула волосы со лба, первым делом развела огонь и поставила воду. 
Волк услышал мой голос, очень гневно зарычал, но из-за боли совершенно ничего не мог сделать.
- Кааррхх
- А ты тут зачем?
- Каааррх, - ворон сел на открытую оконную раму, раскачиваясь из стороны в сторону.
- Лучше не мешай, пернатый. С каких пор ты имеешь право влетать в мою обитель? 
Больше птица не мешала. Только головой вертела, теряя перья, раскачивалась на окне как на жердочке, и внимательно наблюдала за каждым моим действием.
Я металась по комнате, собирая все необходимое, словно раненый зверь, чем дико напугала кота, неудачно наступив тому на хвост. От душераздирающего “мяу”, волк озверел вконец и в самый разгар принудительной перевязки взвыл похлеще раненого тигра, всем видом показывая презрение к пушистой домашней твари, клацнув зубами у самого носа Тишы. Кости пришлось вправлять быстро, точно, без средств, притупляющих боль. Так как зверь при малейшем приближении к его морде пытался откусить мне пальцы, пришлось демонстративно привязать его к кровати. Морду завязала, зубы проверила, лапы с когтями перехватила, чем окончательно настроила против себя божью тварь.
- Я нашла себе проблемы. Большие проблемы! – На мое заявление ворон отреагировал тихим скрежетом и, после того как вся эта возня ему надоела,  вновь улетел в неизвестном направлении. Пернатый часто кружил над моим домом, наблюдал за людьми в деревне, но никого не подпускал к себе. Иногда мог пропасть на несколько месяцев, но всякий раз возвращался в гордом одиночестве, принимаясь следить за жизнью простых жителей. 
- А это у тебя, что за гадость? – Пока я размышляла о том, откусят мне пальцы или удача встанет на мою сторону, в момент перевязки волчьей пасти, я заметила, как что-то блеснуло между его клыков. Крошечное, совсем маленькое. - Да не вертись ты. И так все переломано! Ради тебя стараюсь, гад!
Гад не выдержал, и буквально через минуту потерял сознание. Осторожно, чтобы не поранить руки, я раздвинула пасть и с силой дернула за непонятную черную нить.
В моей руке лежал небольшой камень со странным символом.  Гравировка была необычной, очень тонкой - множество серебряных нитей переплетались друг с другом, словно змеиный клубок, они полностью покрывали зеленый камень. 
Положив находку в таз, я отмыла его от волчьей слюны и крови, что небольшими разводами распространились по водной поверхности. Казалось, камень излучал небольшое, тусклое свечение. Пульсация, вспышка, словно стук сердца, он переливался разными оттенками зеленого, казался живым…
- Кажется, эта штука имеет прямое отношение к магии. Я могу ошибаться, но как иначе объяснить огромного волка со странным амулетом в окровавленной пасти, как думаешь? Ой…
Забыв, что ворон покинул нагретое место, я осознала, что все время разговаривала сама с собой. 
От усталости перед глазами все плывет. Из-за стресса руки почти не слушались, дрожали, чувство тошноты становилось более ярким, и желание забраться в теплую кровать не покидало мою голову.
Странная получается ситуация. Волк от кого-то бежал. Откуда он пришел? С наших земель или со стороны барьера? Действительно ли камень волшебный, имеет ли отношение к магии и… что вообще он делает в пасти у зверя? Животное явно бежало, боролось за жизнь, стараясь сохранить что-то очень ценное. Такое поведение больше характерно для обученных псов, нежели дикого волка.
Пока животное лежало на полу без сознания, я успела сбросить с себя рваную, грязную одежду, закутаться в старый халат, который не жалко в подобной ситуации, и обработать емкости для будущих отваров и настоев.
Все это время волк почти не дышал. Его грудная клетка поднималась слишком редко, на выдохе слышались хрипы, и из пасти продолжала идти кровь. 
- Ты определись уже с выбором. Жить или сдохнуть? Иначе вся моя работа бессмысленна. 
Погода опять изменилась. Солнечные лучи скрылись за пришедшей с юга грозовой тучей, за окном грохотал гром - резко, с надрывом. Вновь пошел дождь, барабаня по крыше огромными тяжелыми каплями. 
Я зажгла свечу, накинула на плечи теплую шаль, и как можно удобнее расположилась на широком подоконнике. Зеленый камень в руке блестел, казался теплым и тяжелым для своего размера.
Пока я рассматривала находку, волк открыл глаза.
Гортанное рычание, резкий выпад вперед и визг от пронзившей все тело боли. И это несмотря на множество переломов. Зверь сейчас не в состоянии самостоятельно сделать шаг, даже ползти было бессмысленно. Единственное, что оказалось выполнимо в данной ситуации – яростный взгляд, полный ненависти, злобы и раздражения из-за собственного бессилия.
- Угомонись уже, - прошептала я, не реагируя на волчье рычание. Все равно не тронет. Не сможет в таком состоянии. -  Все, что отличается он нормы, в этих землях представляет угрозу. Это девиз главы деревни. Твой вопль не услышал разве что глухой, так что мой тебе совет – сиди тихо, не рыпайся. Я тебя вылечу, развяжу твои бинты, и ты уйдешь из моего дома, куда глаза глядят, забудешь сюда дорогу, исчезнешь из этого места. Мне плевать, что ты меня не понимаешь, просто молчи и не сопротивляйся…
Зрачки резко расширились, потом пришли в норму, и животное успокоилось…
Словно действительно понимало каждое слово…



Валентина Колесникова

Отредактировано: 18.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться