Иной взор

Размер шрифта: - +

Глава 3. Странные изменения.

Темнота бывает разной. Страшной, холодной, уютной, домашней… Эта темнота, в которой оказалась Оля, была тёплой и приятной, она нежно  обнимала, уговаривала остаться навсегда. В ней было так спокойно, как не было ещё никогда. К чему бороться, беспокоиться? К чему волноваться, когда можно просто раствориться во тьме, где твои эмоции не значат ничего, где существует лишь бескрайний покой?

 Однако блаженное и нерушимое спокойствие прервали запахи. Вначале их было немного, можно было легко отгородиться от них невидимой стеной безразличия. Но постепенно они становились всё сильнее и сильнее, взрывались брызгами раскалённых чувств, что причиняли оглушающее раздражение. Девочка почуяла далёкий ледяной запах речки, что совсем недавно освободилась от сковывающего её зимнего льда, запах сырой земли и новой жизни. Но эти ароматы постепенно выделялись другими, более мощными. Различные образы стремительно мелькали перед внутренним взором уставшей девушки, хотя многие запахи были ей абсолютно незнакомы.

 Потом возникли из ниоткуда звуки. Много чересчур громких шумов и голосов. Гудки машин, разговоры людей были невероятно пронзительными, но теперь уже более привычными, не такими болезненными, как раньше. Оля словно научилась видеть с помощью своих ушей и носа, да так далеко, как нельзя увидеть глазами. И, как ни странно, но это было приятно.

 Затем появились ощущения. Ощущения приятного тепла, мягкой кровати и лёгкого тонкого одеяла. Всё человеческое тело было наполнено жгучей энергией, она пронзала жилы, приносила огромные силы. Девочка резко распахнула глаза. Как оказалось, она лежала на небольшой кровати в комнате с белыми стенами и странными попискивающими и мигающими приборами. Запах здесь был очень сильным, пахло спиртом, и другими вещами, приятный аромат которых витает в каждой аптеке. Больница. Вдруг, сама не совсем понимая, зачем, девушка одним непривычно ловким движением вскочила и спрыгнула с кровати на холодный пол.

 Как бы странно это ни было, но удалось даже не потерять равновесия. Палата больницы была пуста, но беженка с лёгкостью услышала, как врачи и медсёстры ходят туда-сюда по коридорам, разговаривают, шелестят страницами. Судя по всему, здесь было довольно безопасно, хотя на душе и было как-то неспокойно. Что-то внутри буквально разрывало хрупкое тело на части: одна хотела остаться здесь, в тепле и цивилизации, в то время, как другая требовала поскорее уносить отсюда ноги. К уже привычным голосам разума и сердца подключилось что-то ещё, говорившее, казалось, из самой глубины души. И вот этот голос как раз и приказывал со всех ног мчаться назад , к тому каменному мосту и дружелюбному белому Снегу. 

 Внезапно запах одного из докторов немного усилился, и Оля смогла услышать даже его спокойное размеренное дыхание. Дверь в палату бесшумно отворилась и немолодой, седой врач в очках вошёл в комнату. Он поднял глаза от каких-то бумаг и с удивлением уставился на пациентку. Она могла поклясться, что почувствовала его изумление в кончиках своих пальцев.

 - Ты… Ты очнулась? Как? Когда?

 - Я не могу сказать точно. Где-то минуты три или четыре назад. А где я? Что со мной произошло?

 Врач глубоко вздохнул, пытаясь успокоиться, и указал рукой на кровать. Он был очень взволнован, его дыхание участилось, в глазах горело непонимание.

 - Ложись. Тебе, после двухнедельной комы, стоять вредно. Это чудо, что ты вообще очнулась. Некоторые из персонала потеряли надежду. Сама понимаешь, ты не производишь впечатление очень сильной персоны.

 Девочка опешила. Кома на две недели? Как это вообще могло произойти? Если её нашли под тем мостом в бессознательном состоянии и отвезли сюда, то кто платит за лечение? И что теперь делать, куда идти? Ну не к родителям же, в самом деле!

 - Тебя нашли под мостом. Ты была в бреду, бормотала что-то про снег, ножницы и алкоголь. Нам не удалось связаться с твоими родителями, так что за тебя заплатила служба опеки. Как тебя зовут? Где ты живёшь? Что ты там делала? – продолжал мужчина.

 Девушка совсем запуталась. Видимо, этот человек знал не больше неё. Внезапно в голове всё прояснилось - она осознала, что тут ей не помогут. Сказать, что родители продали её Грагину – верный способ попасть в психушку или в детский дом, откуда нет выхода. Поэтому нужно бежать. Оля знала, что делать. Это было очень странно – словно кто-то сказал, что всё получится, что она с лёгкостью это сумеет. Она отвернулась от врача и резко, без какого-либо разбега, повернулась боком и прыгнула в окно. Всё вокруг снова замедлилось. Осколки стекла будто зависли в тёмном ночном воздухе, ставшем густым и жёстким. Беженка не чувствовала землю под ногами. Куски разбитого окна ранили руки, но девочка этого не замечала. Новый мир запахов, цветов и звуков открылся ей. Она знала, что упадёт с огромной высоты, но это не причинит ей вреда. Тело действовало самостоятельно, повинуясь каким-то древним воспоминаниям.

 Через пару мгновений Оля приземлилась на ноги и ловко удержалась так, будто всю свою жизнь только и занималась такими прыжками с высоты. Посмотрела наверх, на разбитое окно. Там горел неяркий свет, но и в темноте девушка всё прекрасно видела. Завыла сигнализация, и прыгнувшая, лишь усмехнувшись, побежала. Эта часть города была ей незнакома, но запах, слабый запах Снега, вёл её, как по тропе. Повернуть возле этого здания, пересечь эту улицу, свернуть направо… Однако слишком большое количество других вещей перебивали практически выветрившийся аромат белого кота, его было практически невозможно учуять.

 Но если забраться на большую высоту, то, вполне вероятно, можно будет увидеть мост. Беженка радостно улыбнулась, заметив старую пожарную лестницу на стене довольно высокого жилого дома. Ухватившись за перекладину, подтягиваясь вверх так, словно делала это всю жизнь, девочка без проблем преодолела три первых этажа.



Кэт

Отредактировано: 08.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться