Иномирянка для министра

Размер шрифта: - +

Глава 2

Ежеминутно проверять родовой браслет – это нервное. Но остановиться я не мог. Пока карета везла меня в министерство внутренних дел, снова расстегнул пуговицы и закатал рукав.

Браслет – высокий, в половину предплечья – раскрылся на ширину трёх пальцев. Того гляди станет мягким, словно ртуть, и стечёт с запястья, как когда-то стёк с руки дяди, не сумевшего подтвердить брак и сохранить за собой право главы рода.

Я запрокинул голову, но пальцами щупал и щупал с каждым днём росшую щель.

Кто и зачем придумал закон, что главами министерств могут быть лишь главы рода? Будто я поглупею, если лишусь возможности распределять магию семьи…

Тяжко вздохнув, приказал себе не думать глупостей.

Закон справедлив: только главы достаточно независимы, чтобы занимать такое высокое положение. А если глава моего рода будет решать, давать мне магию или нет, какой из меня министр внутренних дел? Я бы превратился в его марионетку.

Закон верен.

А мне не повезло.

Закрыл глаза.

Память швырнула в прошлое, в горячие степи Черундии. В деревеньку, выступившую на стороне Галлардии, поднявшую бунт против моей страны.

Запах палёной плоти обжёг ноздри. Уши наполнились стонами раненых.

Я ведь просто выполнял приказы императора.

Мятежников надо было уничтожать.

И не моя вина, что они тащили в бой детей и прикрывались ими. Артиллерийские снаряды и пули обычного оружия не ведают жалости, усилием воли их не отвести от нежелательной цели.

…Старый шаман с запечённым солнцем лицом сидел среди посечённых шрапнелью детей. Они страшно стонали. А шаман выстукивал мерный ритм колотушкой, украшенной косичками и перьями.

Казался таким спокойным.

Но когда он открыл глаза, меня объял животный ужас, внутри всё сжалось.

В глазах старика – обыкновенных, человеческих – была сама вечность. И он, под ритм разукрашенной колотушки, коверкая наш язык, сказал:

– Ты любишь власть. И власть твоя при тебе, лишь когда у тебя есть жена. Не жить твоим жёнам, не ходить по земле, не питать твоё сердце чёрной силой. Смерть отнимет всё, что ты любишь. Закроет дорогу, о которой ты грезил с малых лет. И пока та, которую ты полюбишь, не отдаст за тебя жизнь, не знать тебе прощения за пролитую кровь, не ведать покоя.

Тогда я не поверил. Я был главой рода, а передо мной – сумасшедший старик без магии. Он умер в лагере для пленных.

Вскоре после этого глупо умерла моя вторая жена.

За ней третья.

После смерти четвёртой я уже не мог отмахиваться от безумных предположений о проклятии и стал искать информацию по архивам.

Неожиданно помог старший принц Охтандии – Локкери. Их королевский род, Херинфардские, древнейший из владеющих родовой магией. Он-то и рассказал, что до появления родовой магии в нашем мире было иное, исконное колдовство. Его нашим волшебством не переломишь и не переиначишь, а развеять можно только исполнив условие отмены, вкладываемое в узор магии для равновесия.

Принц Локкери научил, как увидеть стянувшую меня сеть шаманского проклятья. Теперь, стоило закрыть глаза и настроиться, я ощущал, видел пронизывающее меня чужеродное колдовство. Оно проросло, точно плесень, и спасения от него не было. Никакие снадобья, родовые боевые заклятия, даже прохождение через тени, даже чёрное пламя Бездны извести его не смогли.

Я точно рыба на крючке. И если его вырвать, то вместе с внутренностями, оставив меня подыхать в муках. Потеряв первую жену, Талентину, я едва выкарабкался. И знаю: если второй раз полюблю, смерти любимой не переживу. Пусть ни одна из последующих трёх жён не тронула сердце, внутри холодело от мысли снова испытать подобную боль…

Но сколько ни искал, не нашлось шамана, который владел бы этой проклятой древней магией, уничтожавшей мою жизнь. Ведь я даже умирающую или больную женщину в супруги взять не могу – браслет таких не принимает. И что теперь, делать? Обрекать кого-нибудь на смерть? Фактически самому убить?

Словно мне мало кошмаров с четырьмя покойными жёнами.

А император торопил: женись, государственные дела важнее женщин. Ещё и пошучивает, что меня можно женить в зависимости от политической ситуации: надо с одними породниться – пожалуйста, а через пару лет можно с другими кровь мешать.



Анна Замосковная

Отредактировано: 09.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться