Instance

Размер шрифта: - +

6

-Соединение отсутствует. Соединение отсутствует.

Металлический голос коммуникатора прорезал тишину, повисшую в условной крохотной кабине пилота. Агата насмешливо улыбнулась и подняла глаза на экран. Строка уведомлений настойчиво демонстрировала 15 новых сообщений от системы. Один из микродвигателей сгорел во время сверхскачка, несколько панелей обшивки улетели со стаей пролетавших мимо метеоритов, зацепив при этом блок связи, а терморегуляция с самого начала работала едва едва. Ах да, фильтр воздуха держался на одном оптимизме и вере в лучшее. Если бы ей досталось судно с таким плохим техническим обследованием, она бы сломала проверяющему корабль механику руку. А лучше, две.

-Связь так и не появилась? - устало потирая глаза в проеме двери появился лейтенант Джонс.

Девушка коротко кивнула и жестом смахнула уведомления в сторону, чтобы не маячили. Шла вторая неделя их с Джуниором скитания по дальним закоулкам Амаранта и их маленьких космолет стремительно терял свои запасы - еды осталось на сутки, а питьевая вода приобрела странный желтоватый оттенок. От одной мысли о том, что может закончиться воздух или прорвать одну из тонких стен хилого катерка, механика бросало в холод.

Смахнув со лба капельку холодного пота, Блэк медленно вытянула из-под себя ногу и снова прислонилась к вибрирующей стенке. Она сидела на теплом полу в окружении своих инструментов и ковырялась в электронной сигарете Фэликса. Из-за значительной потери крови девушка стала слабой, как котенок, и не успела вовремя поймать гаджет, когда задела его рукой. В итоге хрупкая сигаретка перестала работать. И хоть лейтенант всеми силами доказывал ей, что это ерунда и он может обойтись без употребления дыма, Агата была непреклонна. Она смертельно боялась сойти с ума от безделья и тщетности сложившейся ситуации, поэтому отчаянно перебирала цветные проводки в микросхеме крошечного устройства.

— У нас там, - начал было Джонс, но потом замолчал и только рассеянно кивнул в сторону.

Да, с очистными системами тоже были проблемы (канализационные трубы все норовили показать свое содержимое всем желающим) и Блэк не совсем понимала, что с этим можно сделать. Сил у неё хватало на поглощение питательной капсулы, заменяющей им с Джуниором и обеды и ужины, и на выполнение элементарных задач как механика. Ей приходилось просить своего невольного попутчика носить её к кровати и в уборную.

-Как позорно, - сквозь зубы проворчала Агата и провернула красный провод, соединяя оголенный кончик с желтым. Сигарета засветилась.

Сообразив, что она сказала это вслух, механик посмотрела на поникшего Феликса, все еще стоящего у двери. Он выглядел жалким и потерянным. Всегда яркие голубые глаза теперь выглядели грязными озерами с очень соленой водой, окруженными воспаленными капиллярами. Угловатый подбородок зарос светлой щетиной, добавляя парню десяток лет, на щеке виднелся след от смешанной крови с мылом - после взлета Джонс потратил все медикаменты, которые были в корабле, на остановку кровотечения, а кровь никак не отмывалась. Серебристые волосы довольно быстро отросли и спутанными волнами висели за ушами.

О, как хотелось Блэк свалить всю вину на него. Выкричаться, высказать.Почему он не выбрал корабль получше? Почему не проверил координаты перед отправкой? Почему не нашел связь с Хэнкоком? Лучше бы бросил умирать в туалете. Но она не имела права даже думать об этом. Фэликс Джонс рисковал всем ради неё. Хоть он и избежит наказания как “рожденный под Богиней”, последующая слава о нем будет так себе. Но испорченная репутация - ерунда по сравнению с перспективой умереть с ней от разрыва легких или обезвоживания. И все, же, вот он, стоит и смотрит на неё щенячьими глазами, испуганный и уставший. А если бы он рванул на этом корытце сам, то умер через несколько часов.

Девушка не выдержала тяжести кома в груди и тяжело всхлипнула.

— Ну ты чего!

Фэликс неуклюже приземлился возле Агаты на колени и аккуратно потрепал её за подбородок. Её нижняя губа предательски дрожала, предвещая истерику, а парень плохо морально переносил женские рыдания. Особенно от Блэк.

-Перестань, пожалуйста, - голос Джонса на секунду стал тоньше. Он прочистил горло и быстро продолжил, прижимая к себе брюнетку. Её тело безвольно поникло в его руках.

— Прекрати. Две недели держалась, а тут на тебе. Вспомни, чья ты дочь, и приди в себя. Дядюшка Рудольф не одобрил бы такое поведение.

Агата издала еще один всхлип и замолчала. Имя отца подействовало на неё не хуже пощечины. Запрещенный прием. Девушка сконцентрировалась на едва дрожащем гаджете в своих руках, унимая волнение. Лампочка дрогнула и сменила цвет с синего на белый. Эта чертова штука работала.

- Мудак, не стоило такого говорить. Я так устала, - сухо констатировала Блэк и отстранилась от Фэликса.

Изменив силу подачи дыма на минимум, брюнетка поднесла сигарету к губам и сделала длинную затяжку, пытаясь заполнить, прожечь проклятым паром все легкие. В последнее время она заметила, что после таких затяжек голова долго не болела, а дышать становилось легче. Что бы не было это за вещество в составе капсулы внутри, оно успокаивало и бронхи и нервы одним махом.

-Не делай так больше. Папа никогда не запрещал мне плакать, - брюнетка сделала последний вдох и протянула гаджет Джонсу. - В раннем детстве я никогда не устраивала истерик, да и плакала редко, а могла днями не издать ни звука. Родители волновались, делали все возможное, чтобы разговорить меня. Но, на самом деле, только недавно я поняла, что вела себя так после перелета из родного дома.

Парень забрал сигарету, задумчиво повертел её в руках и засунул в нагрудной карман мятой рубашки. Пускай жестоко и не в приятную сторону, но смена темы подействовала на отлично. А за сигаретой теперь придется следить тщательнее.



Lio Jones

Отредактировано: 24.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться