Инстинкт Убийцы. Книга 1

Размер шрифта: - +

Глава 4. Часть 17.

Глава 4.17

 

В тихой комнате раздались два мягких щелчка, которые полностью заглушили шелест ветра и шум волн. Все, она это сделала. Посол мертв.

Времени на радость или триумф пока не было, надо было еще выбраться отсюда живой и по возможности невредимой. Единственная мысль, возникшая у нее после убийства: и ради этих секунд я тратила два месяца, а кто-то - миллионы долларов.

Теперь она номер один, она еще раз подтвердила свой статус и увеличила разрыв – вряд ли кто-то из конкурентов смог бы провести такое сложное дело. Но гордость – это потом, сейчас пора было уносить ноги.

Скинув с плеч рюкзак, она быстро спрятала там пистолет, предварительно щелкнув предохранителем и упаковав его в кобуру, теперь оружию ничего не угрожало, никакие трудности обратного пути. Кровь из ран посла уже начала заливать кровать, даже в темноте она видела большие темные пятна на безупречном ранее кремовом шелке. Поколебавшись секунду, Фатима подошла к кровати и накрыла тело простыней, валявшейся комом из-за жары. Теперь ему точно не будет жарко, подумала она, накрывая тело с головой. Из-под простыни торчали раскинутые руки, но с ними она возиться не стала, снова накинула на плечи рюкзак и двинулась к окну, теряясь в тенях и двигаясь совершенно бесшумно. Возле раскрытой двери на балкон она остановилась, посмотрела на небо, ветер гнал с неимоверной скоростью подсвеченные луной серебряные облака, в разрывах между ними мерцали звезды. Дождь так и не пошел, и это было хорошо.

Скользнув под раздувающиеся занавески. Фатима приникла к двери и стала прислушиваться. Во дворе было тихо, только шум волн и темная громада моря, хорошо видного с балкона. Здесь камер нет, она это знала, надо только спуститься и, не сворачивая никуда, добраться до веранды у воды, а там она уйдет морем. Постояв минуту, она вышла на балкон, согнувшись в три погибели, чтобы никто не смог ее увидеть, если вдруг какому-то охраннику приспичит здесь пройти. Балкон был увит плющом, растущим в горшочках, прикрепленных к перилам, но она знала, как спуститься без проблем, здесь невысоко и балкон одновременно служит навесом, так что имеет две стойки, весьма прочные и удобные, чтобы съехать на них вниз как на пожарном шесте. Правда, оставалось одно «но», прямо под этим навесом-балконом должен стоять охранник, охраняя дверь в дом, ну и заодно спальню хозяина. Она помнила этот пост по плану, увиденному в караулке возле южных ворот. Интересно, где сейчас этот молодец, подумала она, сидя на корточках на балконе, добросовестно несет вахту или пошел в дом, чтобы не торчать на сыром прохладном воздухе? Спускаться в неизвестность она не могла, но как проверить, где сейчас этот охранник? Оставалось только ждать, а она это очень не любила. Но везение не покинуло ее, так что ждать пришлось недолго. Прямо под ней послышался громкий треск рации, а потом низкий грубый голос проговорил:

- База, это первый пост. Все спокойно?

Ответил ему не тот властный голос, какой Фатима слышала прежде, видимо, «Рэмбо в отставке» оказался человеком и куда-то ушел, может, отлить, а может – нет, такого везения даже у нее не бывает! – даже отправился на боковую. Только бы перед сном он не зашел поцеловать дорогого хозяина, улыбнулась Фатима, она не волновалась, что в комнату кто-то зайдет. Сейчас было уже почти два часа, хозяин спит, так что она могла сидеть здесь хоть до утра в полном одиночестве – Андрей Данилович с некоторых пор перестал быть одушевленным предметом, скорее частью интерьера. Могла бы, если бы у нее было время и не было больше дел, но все было как раз наоборот.

- Первый, все в норме, - ответил незнакомый голос, - можешь расслабить булки.

- Димон, ты чего это раскомандовался? – по голосу чувствовалось, что первый улыбается. И Фатима готова была спорить на что угодно, что улыбка эта на две трети состоит из облегчения. – А где босс? Что-то не припомню, чтобы он давал эфир всяким придуркам.

- Самых отъявленных он даже в караулку не пускает, самые тупые на улице задницы морозят, - не растерялся некий Димон, и оба заржали. – Спать пошел наш генералиссимус, - пояснил он, когда парни отсмеялись, - меня, между прочим, за старшего оставил, так что привыкай к моему голосу, детка, теперь будешь его часто слышать.

- В секс по телефону я не звоню, - строго сказал первый, - особенно в рабочее время.

Оба снова покатились со смеху, а Фатима удивилась, как этот кретин не боится разбудить хозяина своим ржанием. Видимо, и правда, самые тупые стояли на постах.

- А ты чего хотел? – поинтересовался Димон, когда они посмеялись. – Узнать, тиха ли украинская ночь?

Снова хохот.

- Тиха, если таким дебилам рацию не давать, - сострил в очередной раз первый, они опять посмеялись. – Я вообще-то как раз и ждал, когда босс свалит, спать охота, просто отключаюсь. А тут еще шум вроде какой-то был на седьмом посту.

- Да там все тихо, просто босс как всегда десять раз панику поднял, перестраховался, убедился, что талибы нас штурмом не берут, и пошел в койку. В шесть встает, так что у тебя четыре часа.

- А зам его? Он тоже пипец какой дотошный.

- Да тихо все, я тебе говорю, - убедил товарища Димон, - пацаны тоже отдыхают на постах. Ты главное рацию не выключай, чтобы, если что, я тебе шухернуть смог. А у тебя так вообще никаких камер, да и пост самый спокойный. Главное, сигнал мой не проспи.

- Хороший ты мужик, Димон, - заключил первый, - с меня магарыч.

- Их уже, знаешь, сколько набралось? Брехло!

Снова взрыв смеха, а потом Фатима услышала, как открылась дверь, что-то вытащили, потом она закрылась. И воцарилась тишина.



Элеонора Бостан

Отредактировано: 18.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться