Инстинкт Убийцы. Книга 1

Размер шрифта: - +

Глава 5. Часть 2.

Глава 5.2

 

Из-за разницы во времени этот ненавистный день настал пусть хоть на 2 часа, но позже. Она бы с радостью уехала подальше, чтобы отсрочить наступление этого дня, а может, так бы и носилась вокруг земли, оттягивая и оттягивая смену дней, только вот время все равно берет свое, это она хорошо знала. А уезжать на край земли не хотелось, хоть погода в это тоскливое время не баловала, по крайней мере, там, где она родилась и там, где встречала сейчас свой 25 день рождения.

Она специально осталась в слякоти и холоде, потому что такая погода напоминала ей о доме, о том, что она предпочитала не помнить 364 дня в году. Свою прошлую жизнь она похоронила вместе с самым главным, но вот один день в году она посвящала памяти, хоть и загоняла все эти воспоминания в самые дальние уголки, как только наступал рассвет следующего дня. В этот день она снова становилась собой, такой, какой была когда-то, когда любила шумные вечеринки дома и принимала кучу подарков и много гостей. Но времена изменились, изменилась и она, теперь вот уже 8 лет отмечая свой день рождения в полном одиночестве, и в этот день она всегда чувствовала себя по-настоящему одинокой. Она никогда не работала в свой день рождения, никогда не брала никакие даже самые заманчивые заказы, этот день был только для нее, ее мысли не должны быть заняты ничем, кроме памяти и грусти. Так она отдавала долг прошлому и той девочке, которая умерла вместе с ним, а может, это был способ выпустить яд, скопившийся душе за год, чтобы не отравиться. Но, так или иначе, а свой день рождения Фатима всегда праздновала именно так.

5 ноября выдалось дождливым и туманным, морось, висевшая в воздухе с самого утра, то переходила в полноценный дождь, то снова повисала в холодном воздухе. Ветер дул с реки сильными режущими порывами, низкие облака давили на город, скрыв вершину Эйфелевой башни, до последнего стойко подпирающей тяжелое небо. В Париже осень вступила в свои права, но снега не было, спасибо богам, этого Фатима хотела меньше всего. В маленьком кафе на одной из узких улочек старого города она сидела у окна, обеими руками сжимая чашку с горячим шоколадом и смотрела, как тяжелые капли, скатываясь, падают на тротуар с брезентового навеса. Прохожих почти не было, только немногочисленные туристы, которых даже погода не могла удержать от прогулок по самому романтичному городу Европы, закутавшись в плащи и шарфы, прогуливались, с интересом выглядывая из-под зонтов. А посмотреть в этой части было на что: узкие извилистые улочки как лабиринт уводили прохожих в глубь старого города с его резными зданиями и мощенными булыжниками улицами. На каждом шагу были сувенирные лавки и кафе, на удивление почти пустые, даже в магазинах не было привычного наплыва покупателей. Поток туристов спал, чтобы с новой силой обрушиться на город к Рождеству и Новогодним праздникам.

Суету Фатима ненавидела, поэтому и решила отметить день рождения там, где сейчас спокойнее. Ну, и где климат примерно соответствует климату ее родного города. Она остановилась в маленьком трехэтажном отеле с видом на Сену, людей было мало, а персонала много – такие места она любила больше всего. Не смотря на спад туристов, в «Речной Русалке» свободный были только два номера, один из которых и заняла Фатима. По-французски она не говорила, но здесь этого и не требовалось, весь персонал от повара до горничной прекрасно общались с клиентами на чистом английском, дополняя речь жестами, если клиент что-то не понимал. Название отеля звучало мелодично и красиво: «Sirene de riviere», - напоминая звон маленьких серебряных колокольчиков, как и почти все слова в этом непонятном языке, но Фатима, как ни старалась, не могла выговорить «Речная Русалка» с нужным прононсом, не давались ей грассирующие «Р». В конце концов, это не было так важно, поэтому после нескольких неудачных попыток, она оставила французский французам и просто наслаждалась уютом и теплом маленького отеля для богатой клиентуры.

Когда она вселялась, погода стояла тихая и сухая, а вот утром 5 ноября, открыв глаза, она увидела за окном не синее небо и высокие почти облетевшие клены, а серую пелену. Как раз под настроение, подумала Фатима. Выбравшись из широкой теплой постели, она подошла к окну, глядя далеким задумчивым взглядом на туман, укрывший набережную и маленький садик под ее окнами. Ну вот этот день и настал, подумала она с грустью, а потом приложила ладонь к холодному стеклу и прошептала:

- С днем рождения.

Погода за окном полностью соответствовала ее настроению, поэтому Фатима не стала терять время на долгий завтрак, а сразу оделась и вышла на набережную. Толстый объемный шарф, которым она замоталась, скрывал почти пол-лица, и все равно ледяной ветер с реки как будто резал незащищенную кожу, капельки воды, висевшие в воздухе, безжалостно впивались в лицо и руки, так что, поплотнее замотав шарф, Фатима тут же спрятала руки в карманы длинного кожаного пальто – в такую погоду это единственно что спасало от холода и промозглости. Стоя у парадного входа «Речной Русалки», она задержалась на несколько секунд, подняла голову к серому низкому небу и просто смотрела на него, а потом тряхнула головой, как будто очнувшись от сна, и пошла к набережной.

У воды было еще холоднее, ветер, дующий прямо в лицо, резал, как лезвие, безжалостно теребя копну ее черных локонов. А когда порывы стихали на несколько секунд, морось украшала ее роскошные волосы тысячами крохотных капель-брилилантов, но налетавший ветер быстро уничтожал эту недолговечную красоту. Людей на набережной почти не было, только кое-где виднелись парочки и одинокие прохожие, Фатима подошла к ограждению и посмотрела в темные воды Сены – они были такими же пасмурными и страшными, как и погода вокруг. Нечего удивляться, подумала Фатима, прикасаясь руками к ледяным перилам, мир – одно огромное отражение. В хорошую погоду по реке сновали прогулочные катера и маленькие лодки, но сейчас водная дорога была такой же пустынной, как и наземные пути столицы влюбленных. Это и радовало Фатиму, она не любила шум, не любила людей, не любила вынужденное общение с навязчивыми туристами, считающими своим долгом достать не только персонал гостиницы, но и всех, кого встретят за время отпуска. Если кто-то сегодня начнет мне надоедать - поплатится жизнью, подумала Фатима совсем без тени юмора, этот день – только ее, и она не позволит никому трогать ее в это время.



Элеонора Бостан

Отредактировано: 18.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться