Институт благородных отбросов

Глава 6. Не-Такая

 

Здание ИБО пощадило новенькую, превратив горн побудки в нежную, мелодичную трель.
И совершенно напрасно.

Утро Виктории начиналось с решительного пинка по ее двери - как, впрочем, и по всем остальным: бабушка Лена открывала новый день. Делала она это очень громко и о-о-очень рано.
- Подъем, граждане тунеядцы! Анжелика, маркиза хакеров, опять удалила свои окурки в мою корзину, жопа ленивая?! Графиня, вставай, великие дела заждались! Викуся! Кто вынесет все мешки, тот - герой труда!
Полное имя маленькой круглой старушки с замашками красного командира было Владлена. Старшая из трех и самая деловая, именно она подсуетилась, чтобы свободную комнату в коммуналке отдали выпускнику детского дома. Неискушенных обманывал ее вид: от старушек с пухлыми рукам и румяными щечками ждут пирожков, а не призывов к борьбе. Такие бабушки ищут в инете исключительно рецепты блюд и схемы вязания.

Баба Лена ломала стереотипы: она любила почитать на ночь правила поведения в автозаке.

- Комиссар, иди - строй антиутопию в другом месте! Троян ты неубиваемый...

А это проснулась бабушка Геля - жертва кинематографии. Даже изменив имя в паспорте, она страдала от пристрастий своих родителей: баба Лена как-то смогла узнать правду. Самая молодая из трех - голливудские звезды в этом возрасте соблазняют юных экскаваторщиков - баба Геля походила на дружелюбную лошадь. Она была жилиста, долговяза, предпочитала короткие стрижки, из карманов ее халата и брюк вечно свисали какие-то провода.
Почтенная айтишница кивала Виктории и уходила на лестницу "Портить здоровье в комфортных условиях". С лестницы начинало тянуть дымом, что всегда провоцировало бабу Лену на ругань, а бабу Софу - на тяжкие вздохи.

Звать третью соседку вслух на детский манер у Тори не поворачивался язык.

К этой даме  она обращалась исключительно "Софья Николаевна", сама не зная - почему. Та, кого баба Лена окрестила "Графиней", вполне соответствовала кличке: изящная, подтянутая, всегда сдержанная и любезная - с легким налетом снисходительности. Казалось бы: ничего отталкивающего, но именно ее Тори побаивалась. Возможно, дело было в неизменно-черном платье?.. Или в том, что рядом с ней Тори чувствовала себя отвратительно недалекой? Старушка владела пятью иностранными языками и репетиторствовала по трем из них. Никаких видимых причин для боязни - Графиня была добра к Виктории. В огромном ридикюле, везде сопровождавшем Софью Николаевну, всегда был ко времени бактерицидный пластырь, освежающая конфетка или ножницы.
"Не откусывайте нитку зубами, деточка, - журила Тори старушка. - Это вредно. Особенно для ниток."

Тори лежала, слушала шум прибоя и очень старалась не грустить о том, чего не вернешь. Не ждать ей больше веселого грохота по утрам. Не помогать бабе Геле с уборкой ее "берлогова". Не огорчать Графиню манерами.

Здание ИБО имело на этот счет собственное мнение. С лязгом, заставившим Тори подскочить на постели, от стены отвалилась вентиляционная решетка. Из отверстия потянуло восхитительными ароматами: свежая выпечка, фрукты, омлет, бекон...

Мало что так быстро сгоняет с кровати, как взвывший желудок.

***

"Спросите у стен!" - заявила ей кастелянша, и это явно был не сарказм. Натянув джинсы, - учебный год ведь еще не начался! - заправив в них форменную блузку, собрав волосы в хвост и чуть-чуть подкрасившись, Тори вышла за дверь.

За дверью ее ждала непростая задачка.

Как же общаться со стенами? Носатой воительнице легко говорить: такой особе отрапортует даже горный массив, что там жалкие стены.
- Окей, Гугл! - решилась Виктория. - Как пройти в столовую?
Горгулья над ее дверью пошевелилась и открыла глаза. Она не наводила на мысли о готике, скорее уж - о студии "Пиксар": эдакий гибрид игрушечного дракона с мультяшным чертом.
- Ты меня спрашиваешь? - медленно, с трудом ворочая челюстями, проскрежетала горгулья.
- Да, - осторожно кивнула Тори. - Мне сказали: так можно.
- А спроси еще раз. Пожа-а-алыста...
Некоторые звуки существу явно не удавались, но в целом речь стала четче.
- Окей, Гугл! Как пройти...
- Еще-еще-еще!
- Гм. Окей, Гугл...
- А-а-а! Ы-ы-ы!...
Из глаз, носа и распахнутой пасти горгульи хлынула вода - Виктория едва успела отпрыгнуть. На полу под ее ногами растеклась лужа и она стремительно разрасталась. "Ладно, - сказала себе Тори, отступая к узкой винтовой лестнице. - Нет худа без добра: теперь понятна задумка архитектора... Кошмарная противопожарная система!"
Потоп прекратился. Горгулья чихнула, обдав Тори облаком брызг, и расплылась в широкой глуповатой улыбке:
- Никто не заговаривал со мной ыже почти сто лет. Никто никогда не давал мне имя.
Шлепая кедами по лужам, Виктория подобралась к собеседнику. Возле стен было чуть суше, но - очутиться под множеством потенциальных фонтанов? Спасибо, пары умываний для утра вполне достаточно!
- Почему ты сам со мной не заговорил?
- Нельзя! - помотало рогатой башкой настенное украшение, снова забрызгав Тори. - Нам не положено.
- Нарекаю тебя Гу... то есть, Гыгл! - торжественно произнесла Виктория и добавила мысленно пару нехороших слов в адрес строителей ИБО. Про всякую дискриминацию она слышала, но не про архитектурную. - Ребят, я вам потом тоже придумаю, если хотите, - помахала она рукой остальным чудищам. - А сейчас подскажите дорогу в столовую, если не трудно.

Наверное, она долго собиралась. Или еще не все студенты возвратились с каникул. Или была куча других причин, по которым она путешествовала в полном одиночестве. Ее это не беспокоило. Стены вели, и дорога оказалось невероятно увлекательна - по большей части. Несколько раз Тори все-таки подловила стены на жульничестве: слишком многие украшения желали общаться, подсовывая тупики. После очередного: "Упс, здрасте, вам не сюда!" она строго сказала: "Спасибо, дальше я, пожалуй, сама!" и хулиганство прекратилось.
- Направо...
- Еще раз направо...
- Спустись по лестнице, но ни в коем случае не входи в дверь под ней...
- Почему? - насторожилась Тори.
- Там - подсобка, зачем тебе швабры?
- Иди дальше...
- Берегись, маленькая Вирджиния, берегись...
- Я - Виктория, вообще-то. Лучше - Тори!
- А. Точн. Но ты смотри, все равно - осторожнее: пол перед столовой помыли, там скользко!
- Спасибо, ребята! Вы замечательные! - Тори погладила ближайшую горгулью - пучеглазого монстра с головой ящерицы.
- Обращайся! - осклабилось чудище.



Рина Круглова (Дикая Яблоня)

Отредактировано: 12.08.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться