Институт эмоций

Размер шрифта: - +

Глава 16

Слушайте, ну, вот давайте честно: разве вам не приходилось заглядываться на других мужчин, даже если у вас в личной жизни все хорошо? Это ведь не преступление и не измена, правда? Я допускаю, что ореол дважды спасителя вокруг Стефана усиливает его притягательность в моих глазах. Он снял приступ паники, когда я случайно вернулась в институт, он избавил меня от приставаний Марека. В довершение к этому в его манере держаться есть что-то настолько доброжелательное и располагающее к себе, что в сочетании с лукавым прищуром и обаятельной улыбкой дает сногсшибательный эффект.

Ну, да, мрачно спорю я с собой, и если бы он обладал внешностью и возрастом, например, профессора, тебя точно также волновало бы, когда его взгляд задерживается на тебе? Когда-то в моей жизни не существовало никого, кроме Влади. Потом просто не существовало никого. Потом я вдруг открыла для себя прелесть невинного флирта. Улыбки, намеки, шутки – безопасная территория, на которой можно получить приятные впечатления, но избежать ошибок и разочарований. Потом появился Ивар, чуткий и чувственный, заботливый и смешливый. Идеал, о котором можно только мечтать.

Вот именно, идеал. Рядом с которым я постоянно чувствую собственную ущербность и дурацкое желание доказать, что я его достойна. А на деле почему-то делаю ошибку за ошибкой, еще больше увеличивая между нами пропасть. Ладно. Если совсем уж честно (и случай с блондинкой на площади тому яркое подтверждение) я жду, что одним прекрасным утром все закончится. Ивар поймет, что я из себя представляю на самом деле, и уйдет. И, наверное, такое развитие событий лучше укладывается в мою картину мира, чем счастливое замужество и куча общих ребятишек.

А интерес, который проявляют ко мне другие мужчины – это такой маячок, не дающий мне забыть, что на одном Иваре свет клином не сошелся. Даже если мы расстанемся, есть шанс, что я смогу еще кому-нибудь понравиться. Оптимистичные мысли через неделю после того, как было озвучено предложение руки и сердца!

В этот момент Стефан открывает ноутбук, который принес с собой, и его жест резко оживляет в моей памяти сцену из кафе в день, когда я познакомилась с профессором. Симпатичный брюнет, который привлек внимание Марты! И который исчез сразу после того, как мы с паном Иржи отправились открывать двери. Это же Стефан и был! Недаром мне его лицо показалось знакомым! Мысли о делах сердечных мгновенно улетучиваются, услужливо уступая место подозрениям и беспокойству.

Стефан и пан Иржи знакомы, но в кафе сидели порознь и знакомство это ничем не выдали. Могу ли я рассматривать, что наше общение в кафе дублирует вчерашнее упражнение с карточками: один вещает, второй восторженно слушает, третий безучастно наблюдает? Значит ли это, что наше столкновение с профессором не было случайностью? Меня (или подобных мне) целенаправленно выслеживали? Я ведь, кстати, так и не знаю, в каких обстоятельствах остальным студентам поступило предложение от профессора, но по его намекам понятно, что каждого застали врасплох.

То, что делает Стефан дальше, лишь усиливает мои подозрения. Он велит нам ввести в информер новый код, и над экраном возникает зеленоватое марево со шкалой цифр справа.

- Это же био-визор, - изумленно тянет Миа.

- Совершенно верно, - отвечает Стефан и поворачивает к нам ноут, над клавиатурой которого дрожит такое же марево. – Как вы знаете, изначально био-визоры были придуманы, чтобы отслеживать процессы в лаборатории, где выводят быстрорастущие деревья. Потом кто-то из ученых модифицировал прибор, чтобы считывать состояние здоровья человека, что значительно облегчило медикам диагностику. Но сегодня я открою вам еще одно его свойство: с помощью био-визора возможно считывание эмоционального фона человека с точностью 99 процентов.

- А как это сделать?

- Вот сегодня мы и будем этому учиться. Сразу предупреждаю, за пределами стен института функция эмоционального сканера, так мы его называем, у вас пока работать не будет. Слишком велик соблазн. В то же время сфера делового общения не подразумевает эмоциональной нестабильности, присущей сфере личных отношений, так что вам будет проще освоиться именно сейчас.

- Опять практика побеждает теорию? – бросает кто-то.

- Совершенно верно. Я могу вам рассказать о типах клиентов и начальников и о способах взаимодействия с ними. О том, как регулировать свое состояние в разгар совещания, когда вам задают каверзный вопрос. Как преодолеть страх выступления перед незнакомой аудиторией. Но, пока вы не потренируетесь проживать подобные ситуации, от рекомендаций толку будет мало.

- И что с ним делать? – спрашивает Густав, размахивая рукой так, что по стене пляшут зеленоватые тени.

- Процедура вам уже знакома: разбиваетесь на тройки: исполнитель-ответчик-наблюдатель. Читаете задание на карточке, максимально полно погружаетесь в предложенное эмоциональное состояние. Нюанс в том, что задача ответчика – сначала записать свои догадки в блокноте, а потом уже проверить состояние исполнителя через сканер. Так, сверив предположения с фактическими показателями, вы сможете убедиться, насколько точно умеете распознавать эмоциональное состояние другого человека. Все понятно?

- А на группы опять вы разбиваете? – рискую спросить я.

Стефан вскидывает брови, видимо, удивленный моим вопросом. Или он смог считать между слов тщательно скрываемую тревогу?

- Нет, вы сами. Единственное условие – состав группы должен отличаться от тех, что были вчера. Если вы выбираете одних и тех же людей, то сужаете спектр неизученных эмоций. Прошу!



Александра Глазкина

Отредактировано: 22.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться