Инструмент

Размер шрифта: - +

Глава четвертая. Операция «Импорт»

Маленький Андрей бежал по деревенской пыльной дороге. Впереди гудел отправляющийся поезд и он не успевал. Сзади были страшные темно-синие тучи. Ослепляющие молнии и грохочущие раскаты грома заставляли замирать от страха. Цепучая трава хватала за голые ноги, а поезд уже тронулся…
Андрей проснулся. Звенел будильник и светило солнце. Он почувствовал себя большим и сильным. Кошмар тут же показался глупым и смешным.
Откинул одеяло и опустил ноги на холодный пол.
Ну что? 
Раз понравилась - надо сходить навестить! К тому же и папаше обещал!
Через час он был рядом со школой. Школа самая обыкновенная, но внешний вид  вполне уютный. Вместо стандартного залитого асфальтом катка к крыльцу тянулась аллейка, обрамленная молодыми березками. Прямо за душу хватает. Но что забыла дочь такого буржуя в этой средненькой общей школе? Тут же наверняка наркотики в коридоре продают, как сообщает общественность! Правда, дом их в километре отсюда. Однако это сомнительный плюс. Почему, все-таки, она не выбрала для работы какой-нибудь аристократско-спекулянтский питомник? 
Неужели характер? Хм, тем интереснее…
Андрей, перепрыгивая  через лужи, направился к крыльцу. Однако во время заметил серый вольво и двух завтракающих жлобов в нем. Андрей плюхнулся на скамейку и развернул предусмотрительно взятую газету. Кого они тут стерегут ясно. Молодец господин предприниматель. Типа обезопасил самое дорогое. Только обезопасил ли?
А что это там? Спортивные площадки? Пора поиспользовать молодежь в корыстных целях. Не все же под бутылки подставляться. У щита три подростка вяло кидали тяжелый мяч по кольцу. Поздняя осень и еще баскетбол, смотри-ка, может поколение "эмтиви" до конца не потеряно. А мяч хороший. Главное, что тяжелый.
- Физкульт-привет, орлы! – поздоровался Андрей. 
Ребята определили его как не здешнего и меланхолично кивнули, продолжив свое занятие. 
- Не вижу жизни! – у Андрея дозрел план. – Такая погода, День рождения у моего дружбана, а вы тут, блин, не в зуб ногой. Ну-ка дай мячишко.
Разыгрывать поддатую охрану Андрею еще ни разу не приходилось, но похоже молодежь покупалась. Он неумело поиграл мячом.
- А что? Мужики, давайте ему сюрприз устроим. Вон он в машине сидит, бутерброд жрет. Надо порадовать кореша.
Андрей увлекся и даже приобнял ближайшего парнишку.
Слабо за сотню баксов в заднее стекло мячом зафигачить? 
Ребята переглянулись. Появился нехороший огонек в глазах.
- Вижу слабо. Ладно, дай-ка я счас сам его!
- Нет почему? – ловким движением кудрявый парнишка отнял у него мяч. – За сто – слабо. Давай за двести! 
- Ха! За двести? Держи сотню и вперед!
Смелый баскетболист взял деньги и пошел отвлекать охрану.
- Ну ладно, пацаны, пойду поближе посмотрю. 
Главное – выбрать момент, когда эти двое полностью отвлекутся на разбитое стекло. Ну, пацан, давай!  
Баскетболист не подкачал. С размаху ударил мячом и, с криком "Поздравляю!", бросился наутек. Один помчался за ним вдогонку, второй перевел все свое внимание на осмотр причиненного ущерба.
Андрей тенью скользнул в школу.
- К кому? – сурово спросил школьный дед-охранник.   Оказывается, школы теперь охраняются!
Андрея пронзил изучающий взгляд деда, которого он мог бы уложить одним пальцем. И он ответил честно:
- К Ольге Боковой, отец. 
- К Ольге? – старик оценивающе оглядел его с ног до головы. – Жених, что ли?
- Пока только друг. – Андрею дед очень понравился и он улыбнулся.
- Ты смотри, она у нас золотой человек. Если обидишь… - сурово насупил брови ветеран, но в глазах появился интерес. – А без цветов почему?
Вопрос был хороший. Вообще, рядом никого не было, и деда можно было бы вырубить на полчаса и оттащить куда-нибудь в угол, но Андрей тут же отбросил эту мысль.  Назвался груздем, полезай в короб. Где же твои цветы, друг?
- В театр идем, сегодня без цветов. – сказал Андрей. - А как мне ее найти? 
Теперь такой вопрос не должен вызвать настороженности.
И не вызвал:
- Двести одиннадцатый класс. Это на второй этаж и налево до упора. Как звать-то тебя?
- Андрей…
- Ну, давай, Андрюша, не подкачай. Давно ей пора было найти такого статного парня. Только до звонка не заходи, он через десять минут!
Вот как! С точки зрения деда-охранника у нашей красавицы некие проблемы с личной жизнью! Андрей направился к лестнице. А, между прочим, почему так не может быть на самом деле? Живет до сих пор с родителями, весь день в школе, труженица нивы образования. Где тут принцы? Хотя, вот меня бы на место физрука! Хм… Нет, физрук не пойдет.  Ей же нужен умный, интеллигентный, красивый, светлый… Андрей посмотрел в зеркало. С последним были некоторые проблемы. А Боков тоже хорош! Неужели не может найти спекулянта поприличней? 
Андрей пулей взлетел на второй этаж. Поворачиваем налево. А вот и двести одиннадцатый. И дверь открыта. Андрей тихонько заглянул в класс. Десятиклашки что-то писали в своих тетрадках, а Ольга отмечала карандашом в журнале. Андрей залюбовался этакой идиллией. Она на самом деле была красива. Красива мерной, не бросающей в глаза красотой. Что-то внутри Андрея дрогнуло. Он  понял, что нужно разворачиваться и сваливать отсюда. Но тут она подняла на него глаза. 
- Вам что-нибудь нужно, молодой человек? 
Ах, какая святая наивность вперемешку с невинностью! Бугай в черном пальто стоит и жадно пялится на нее, а тут такой глупый вопрос! Да не такая она уж и красивая!
- Меня за мелом директор послал! – нагло осклабился Андрей, заходя в класс. 
- Странно… А кто вы такой?
Да она просто тупая! Вот почему не в один колледж или лицей не попала! Папаша  пристроил в общеобразовалку дебилов учить!
- Кто я? Второгодник! Не помните? 
Шутка была ничего. Десятиклашки несмело засмеялись.
- Ты только, пожалуйста, детей не трогай. Я готова.
Она встала. 
Андрей посмотрел в ее глаза. 
Молния.
И сразу же мощнейший поток, выбрасывающий вон.
Андрей на секунду застыл, пытаясь сопротивляться этой сминающей волне. Но не выдержал. Его дьявольской силой выносило из этой проклятой школы. От этой проклятой ведьмы. В три прыжка он пролетел коридор, скатился по лестнице, пронесся мимо опешившего деда. 
Охранники топтались у разбитого стекла. Тем хуже для них. Андрей со ступенек перепрыгнул крышу машины. Одной ногой проехал по багажнику, а второй сбил ближнего с ног. Другой ублюдок полез за стволом. Но не успел. Буйство вырвалось наружу и требовало незамедлительных действий. Андрей не стал даже блокировать руку, уже на половину вытащившую пистолет. Он просто схватил его голову и со сминающей силой обрушил ее об багажник. Приложил хорошо, парень с глухим стоном стек вниз.. Тем временем второй очухался. Но ненадолго. Андрей придавил его шею ботинком и, стараясь говорить отчетливо, что, впрочем, плохо получалось, просипел:
- Еще раз увижу… Убью… Обоих!
Он надавил на шею и охранник обмяк. Вокруг никого. Это подействовало успокаивающе. Если бы рядом маршировала рота эсесовцев, то и им не повезло. Андрей взял себя в руки. Случилось, что должно было случиться. Против природы не попрешь. Но разум сильнее, соберись, щенок! Но какие глаза! Какая же в них бурлящая сила! И кто-то же ее приручит когда-нибудь, где-нибудь…
Он помотал головой. Только не я! Сегодня же вечером навестим господина предпринимателя. Хватит, наигрались. А то больно крут! Применим жесткий вариант. Андрей хищно улыбнулся и широко зашагал по аллейке, расплескивая лужи. В эту секунду запиликал сотовый. Звонил шеф. Очень важное срочное дело. Андрей почему-то вспомнил вчерашнее выступление полицейского и неожиданно решил, что отдан приказ взорвать аналитический центр. Это было бы здорово. А еще лучше - схватить этого франтика за горло и видеть, как спокойные уверенные глаза меняются на молящие о пощаде. 
Центральный московский офис "Интерры" был огромным помпезным чудовищем в тридцать один этаж. На боковом входе «для своих» Андрей, как обычно, должен был быть подвергнут тщательной проверке, однако служба безопасности оказалась оперативно оповещена о срочности его задания. Даже пистолет и нож остались с ним. Лифт стал медленно считать этажи. По устройству главного офиса можно было изучать структуру всего холдинга. На первых этажах - обслуга. Это не интересно. В таком же положении и весь рабочий люд, напрямую зависящий от хозяев. А их, между прочим, порядка ста тысяч по всей стране. Букашки. С пятого начинаются многочисленные кабинеты управленцев среднего звена. Рутина, конвейер, люди даже не знают, где на самом деле работают. Кстати, оказаться здесь, сокровенная мечта всех бывших друзей по вузу. Значительное место по девятнадцатый этаж занимает банк холдинга. Но это пока открытое пространство. Самое интересное начинается с двадцатого. Чтобы сюда попасть, надо перейти по последнему этажу банка к другому лифту. Доступ дальше наверх открыт только избранным. Андрею кивнул дежурный. Здесь его уже хорошо знали. Новый лифт начал поднимать бандита Андрея Сорокина над простыми смертными. Двадцатый. Тут сидит управление спецподразделений. Выше – закрытое стрельбище и спортивный зал. Двадцать шестой – это этаж шефа.  Общая координация тактических мероприятий - подструктура, знающая и управляющая всем и вся. Андрей, конечно, должен был подчиняться кому-то на двадцатом этаже, но Алексей Владимирович выделил его и приблизил к себе. Выше – топ-менеджмент и главный босс. Его апартаменты занимали несколько этажей. Правда там он бывал редко, его начальник чаще ездил на доклад куда-то в секретную резиденцию за город. Но все же построение офиса и весь этот антураж очень сильно напоминал Андрею компьютерную игру, где чтобы добраться до босса, нужно пройти кучу этажей и замочить всех его подельников. И где-то вдалеке, что-то видимо называющееся совестью, пищало, что так и надо по правде сделать. Но Андрей улыбнулся и отогнал этот комариный писк. 
Он вышел на двадцать шестом. Шеф стоял у окна и курил. Точно, будем взрывать. 
- А, явился. Ну, привет. – Алексей Владимирович прожег насквозь своими светлыми глазами. -  Как там дела у Бокова?
- Не сегодня - завтра, шеф. – Андрей остановился на почтительном расстоянии. – Уже не упирается.
- Не тяни с ним, этот бизнес нам нужен.
- Стараюсь и днем и ночью! 
- Не паясничай, я вызвал тебя не проформы ради, надо тут выполнить одну крайне важную операцию.
- Это связано с налоговой полицией, шеф? – решил предугадать Андрей.
- С чем? – не поняло начальство и выпустило струю дыма.
Прокололся, однако. Но надо объяснять, раз спросил. 
- С их оперативно-аналитическим центром. Мне кажется, они могут угрожать нашим интересам…
- А-а-а… - протянул шеф. – Это ты про это… Не смотри телевизор на ночь, правды ты там все равно не увидишь.
- Но мне показалось, что это серьезно настроенные ребята.
- Молодец, что не тупо пьешь пиво, а пытаешься что-то отслеживать и даже анализировать. Но пока не имеешь достоверной информации, рот лучше не открывай. Особенно, если информация из телевизора. – шеф явно издевался над ним.
- Ясно, товарищ начальник, учту в дальнейшем. – вытянулся Андрей, но сам был готов провалиться сквозь землю от стыда. Лоханулся он капитально, однако.
- Ладно, по этому поводу можешь не волноваться. – шеф сделал затяжку. – Эта дубина выломана не по нашу голову. Скорее наоборот. Очень эффективный инструмент в борьбе с врагами, надо признать. Недавно здорово они вскрыли целый край. Мелким бреднем прочистили всех. И  как грамотно! Все доказательства собраны исключительно по необходимым процедурам. А там основных фигурантов только двести человек, не последние люди, между прочим. Их исчезновение очень нам на руку…
Андрей впитывал каждое слово. Раньше шеф не выдавал такой информации. Неужели пришел его час?
- Да что я? Послезавтра будет планерка. Наверху. – Алексей Владимирович многозначительно ткнул сигаретой в высокий потолок. – Там все и услышишь.
Вот оно! Наконец-то!
- Но вызвал я тебя не только, чтобы сообщить эту новость. Вагизу потребовался грамотный исполнитель на денек-другой. Я порекомендовал тебя. Не подкачай, дружище.
- Спасибо, шеф. – Андрей даже опешил от такого стремительного продвижения.
- Нет проблем. Отплатишь личной преданностью. – по лицу Алексея Владимировича было непонятно шутит он или нет. – Ну иди, Вагиз ждет. Там все срочно.
Андрей зашел в лифт и первый раз нажал на кнопку двадцать седьмого этажа. Лифт послушно отправился дальше вверх. Через секунду Андрей вышел и огляделся. Очень похоже на этаж шефа. Дверь, очень дорогой коридор. Еще одна дверь. Цвета чуть теплее, а так все точно как этажом ниже. 
Все да не совсем. У окошка стоит Вагиз. Длинный, сутулый, в мощнейших очках, увеличивающих и без того большие синие глаза, с самой настоящей яйцеобразной головой. Причем с очень редкими волосами.
- Привет, Андрей. – он протянул руку. 
Андрей осторожно пожал эту хрупкую руку. И подумал, что Ибетов очень похож на инопланетянина. Даже цвет кожи у него был какой-то странный. Если бы Андрей снимал кино, то несомненно позвал бы его сниматься в роли злодея.  Но тут же эти глупые ассоциации были отброшены. Вагиз вызывал у него искреннее уважение. Это был уникум. В отличии от скромной персоны Сорокина. Хотя и у Андрея, бесспорно, были свои плюсы.
- Объясняю ситуацию. – начал уникум. - Нам требуется очень срочно привезти новый вид вещества для лаборатории. Ближайшие экземпляры в Германии. Вещества нужно пятнадцать килограмм, объяснять почему так много, не буду. Нужно. Килограмм стоит не меньше десяти лямов долларов. С такой посылкой можно и на острова свалить. Поэтому в качестве исполнителя я выбрал тебя. Тем более ты неплохо знаешь язык.
- Мне нужно будет просто забрать чемодан?
- Точно. Два кейса. Вот здесь детали. – аналитик протянул Андрею блокнотный ПК. – Сейчас ты грузишься со своей командой на вертолет. С белорусами не смогли сходу договориться, поэтому летите только за Смоленск. Там уже готовят машину. Мы постараемся обеспечить вам зеленый коридор. Минуете Белоруссию, Польшу и во Франкфурте забираете кейсы у нашего человека. Таким же путем возвращаетесь сюда. Подробности узнаешь из файлов по дороге. Да, еще одно. Постарайся обернуться хотя бы к двум. Но излишне не торопись. С утра вещество нам еще не нужно. Вот сейчас все. Ну, - Вагиз хлопнул своей легкой рукой Андрея по плечу. – С богом!
Через десять минут они уже вылетели за пределы Москвы. Вертолет немного вибрировал, но читать с компьютера было вполне сносно. Рядом резались в карты Сеня и Ромка. Достопримечательности московской возвышенности, открывающиеся с высоты птичьего полета, их не прельщали.
Андрей чувствовал себя освобожденным. Где-то очень глубоко заноза, конечно, сидела, но позор часовой давности был практически забыт. Сейчас его полностью поглотило дело. С такими суммами работать еще не приходилось. Видимо от этого появилась какая-то смутная тревога. Андрей пододвинул компьютер поближе и углубился в изучение деталей. Сначала он запомнил лицо молодого курьера и месторасположение кафе, в котором тот должен был их дожидаться. Операция, расписанная по минутам, вызывала у Андрея уважение. Чувствовалась доскональная основательность Вагиза. Однако существовал и серьезный минус, которым страдали планы практически всех «кабинетных» работников. Действия предопределялись лишь одним прямолинейным сценарием, пускай и продуманным до мелочей. Даже сверхмелочей. Андрей на своей шкуре знал, что непосредственное воплощение запланированного в жизнь может подвергнуться воздействию самых неожиданных событий и даже (что самое опасное!)  не спрогнозированной вражеской активности. Поэтому он всегда готовил "подушку безопасности" – черный ход, которым можно воспользоваться в случае любых осложнений.
Андрей открыл файл с картами и принялся тщательно запоминать до последнего пустяка маршрут их движения. Вагиз не подкачал.  Карты оказались сверхподробными и пустяков там было просто море.
Это занятие настолько поглотило его, что Андрей даже не заметил, как они подлетели к Смоленску. Аэродромчик был небольшой, удачно скрытый от любопытных обывателей рощицей из осинок. Их Ми-8 приземлился рядом со встречающими. Встречающих было шестеро: две машины и четыре бритых остолопа. Старший из них даже полез здороваться с Андреем. Пришлось пожать его клешню.
- Вот ваша машина, как и просили - тщательно ее проверили. Ездит как часы.
Даже сюда Вагиз добрался со своей дотошностью!
- Работает как часы. – машинально поправил Андрей. – Сень, ты, все-таки, посмотри ее немного. 
Сеня деловито подошел к мерседесу, завел мотор на холостые обороты, открыл капот, поцокал языком и закрыл его. Постучал по колесам, не взирая на грязный асфальт, опустился на колено и заглянул под днище. 
- Не знаю про часы, но от любой погони уйдем. – самодовольно изрек он.
- Сплюнь, дурак, через левое плечо и постучи себя по голове. – пошутил Андрей, но внутри прошелестела какая-то смутная тревога.
Под лошадиное ржание Сеня выполнил указания начальства беспрекословно.
- Все. Времени нет. Помчали. – Андрей отсалютовал пилотам и они залезли в машину.
Мерседес был точно таким же, как и тот, на котором они катались по Москве. Андрей не любил машины, стараясь полагаться исключительно на свои силы. Но в век технического прогресса такой средневековый классицизм был вынужден мириться с объективной реальностью. 
Он развалился поудобнее на заднем сидении и стал обдумывать, как организовать "подушку безопасности". До российско-белорусской границы так ничего и не придумал. Интеграция братских народов сыграла на руку бандитским целям, и первую границу они проехали не останавливаясь. 
Андрей опять включил компьютер, еще раз просмотрел все файлы, но в голову ничего не шло. Зато появилась другая мысль. План Вагиза досконален до совершенности и ни в каких дополнениях не нуждается. Его надо просто исполнять.
Сеня вел как всегда здорово. Летели немногим медленнее вертолета. Вскоре мимо стали проплывать широкие площади Минска. Несмотря на конец октября, погода здесь стояла еще теплой. Население отмечало какой-то местный праздник. Кругом царило веселье и искренняя радость. Пришлось даже дать подзатыльник Ромке, ошалело вертевшему головой по сторонам, пытаясь не упустить ни одной симпатичной девушки в юбке.
Нам не нужна боевая единица с потянутой шеей!
Минск пролетел. Андрей вернул к себе на колени компьютер и до самой границы с Польшей в Бресте не отрывался от него. Наконец родилась кое-какая идея, на стопроцентную подушку, правда, не тянувшая, но при определенном стечении обстоятельств, вполне способная дать немного времени на передых.
Поляки долго вертели документы в руках, но делать нечего, пропустили бандитов в свою страну.
Ничего, придурки, мы не надолго!
Андрей успокоился и решил немного восстановить силы. Приказав ребятам глаз не смыкать, он погрузился в полудрему. Умение отдыхать в таком пограничном между сном и бодрствованием состоянии спасало его не раз. Самым сложным было не заснуть окончательно и упустить контроль за неспящей реальностью и  разворачивающимися в ней событиями. А события на самом деле обещали разворачиваться с киношной интригой. 
Они проехали Познань, затем Варшаву. Когда до границы с Германией оставалось несколько километров, Андрей вернулся в активный режим. Они остановились, и Роман вылил ему на голову полбутылки холодной воды. Андрей зачесал волосы назад, глубоко вдохнул пару раз и почувствовал, что готов к любым неожиданностям.
Дальше отсчет времени пошел по минутам и секундам. 
Напряженное лицо дотошного немца очень долго изучало их документы. Но обошлось. Немец подмигнул голубым арийским глазом и  привет Германия!
Андрей немного поанализировал столь интересную реакцию таможенника. Неужели зеленый свет, обещанный Вагизом Рустемовичем, распространяется так далеко? Вряд ли… 
Машина остановилась у обочины и Андрей построил бойцов, критически осматривая их. 
Пришлось признать, что подчиненные одеты для сегодняшних целей лучше, чем их босс. Что ж, пришла пора изменить ситуацию. Где тут самый лучший спортивный магазин? Вот эта миловидная женщина, вероятно, знает. Бетховена, 35? Отлично. Пора обновить гардероб. Архаровцам поменяем, пожалуй, лишь тяжелые ботинки на кроссовки, а свой классический прикид надо менять более кардинально. Вдруг придется побегать?
Андрей выбрал для себя темно-синий спортивный костюм, легкие беговые кроссовки. Взгляд остановился на отличных сумках на плечо. Возьмем одну на всякий случай. Продавец завелся, рекламируя продукцию. Сумка-то оказывается прорезиненновая! Тем лучше. Но три, извини, не возьмем. Ты лучше покажи-ка мне вон ту кепочку. Да, именно эту. Как я вам ребята? Берем…
Все. Вперед к вокзалу. Прямо, прямо, два раза налево и опять прямо. Вот и вокзал. Старинное, но прекрасно содержащееся здание. Надо признать, немцы в этих вопросах намного обходят нас. Переходим к созданию "подушки". Какие поезда следуют у нас сегодня на Москву? Ага, "сто четырнадцатый", экспресс, стоянка две минуты с 16:34 по 16:36. Компьютер не врал. Все-таки, черт возьми, полезная игрушка. Итак, дайте нам, немецкая барышня, три билета на Москву. Спальный вагон, конечно! Нельзя так реагировать на спортивный костюм. Мы очень серьезные люди. Мы везем ценностей на такую сумму, что можно минимум купить несколько ваших чудо-паравозов. Но уж лучше, конечно, как-нибудь на машине…
Закончили. Сколько там натикало? 15:25! Пора к курьеру. Орлы? Вы где?
Машина, оставленная прямо у входа в вокзал, исчезла вместе с подопечными. Андрей растеряно огляделся и, найдя глазами что искал, зашелся в беззвучном смехе. Орлы переехали чуть правее, чтобы приобрести, как и босс, бейсболки. Они так нелепо выглядели в ярких кепках в цвет национального флага ФРГ, что Андрей даже не стал на них орать. А чего это там так мелко написано? 
"Приветствуем сборную Германии на детских спортивных играх!"
Ну, блин, хоть в газету!
Русские бандиты – самые преданные болельщики детской сборной Германии!
Проломим череп за немецких детишек! 
Все, хватит. Так можно и опоздать. Где это кафе с легкомысленным названием "Пирожки моей бабушки"? Не так уж и далеко отсюда. Пока все четко по плану.
Они остановились напротив "Пирожков". Через огромное окно на всю фасадную стену было прекрасно видно посетителей. Это тоже продумал Вагиз? Но где курьер? Ах, вот ты где, малыш! Спрятался в углу. Хотя какой ты малыш? Ты же мне ровесник! Как интересно. Я знаю о тебе все, а ты ничего. В принципе мы очень похожи. Оба родились в Москве. Вот только, блин, я в рабочей семье с отцом-алкашом, а ты у Христа за пазухой – папа-дипломат. Но это ничего. У кого из нас сейчас менее зеленое лицо?
Андрей сел за столик к курьеру. Парнишка скромненько держал в руках бутылочку с минералкой и очень сильно пугался.
А чего? Попугаем тебя еще! 
Андрей не стал говорить свою первую часть пароля сразу и выжидательно уставился дипломатику в глаза. Интересно, этот выкормыш хоть знает что и насколько он нам притаранил? Наверное, да. Поэтому так и шугается…
Тут выкормыш не дал Андрею довести до конца свою мысль и как на духу выдал свою часть пароля. 
Ну и щенка прислали!
- Что ж ты, придурок, посылку хочешь первому встречному отдать? – возмутился Андрей на русском языке, напугав практически всех сидящих в кафе. Бояться тут пока было не кого. 
- Йа… Йа думал вы забыли… - пролепетал курьер.
- Давай кейсы, осел немецкий!
В парнишке явно боролись два страха. Первый - это боязнь, вызванная неадекватным поведением Андрея. Ну, и наверное, все-таки агрессивной внешностью - Андрей отдал должное своему самолюбию. А второй – ужас, который его ждет, если он отдаст кейся не тому человеку.
- Сначала пароль. – второй страх победил.
Молодец, может к семидесяти из тебя и вырастет Примаков. Андрей рассказал  свою часть пароля и, забрав кейся, отправился к машине, навсегда уходя из его обеспеченной жизни.
Как только он вышел на улицу, по всем нервным окончаниям стремительно пробежал холодок плохого предчувствия. Андрей замер, готовый в любое мгновение взорваться чередой тщательно спланированных действий. Но ничего страшного не происходило. Мимо неторопливо текла бюргерская жизнь. Две молодые мамы везут коляски по противоположной стороне улицы. Вряд ли в них сидят полицейские под прикрытием. Рядом в пяти шагах размеренно общаются три толстых господина. Бизнесмены, по всей видимости. От них тоже угрозы исходить не может. Окна коттеджа напротив? Тоже нет. Все занавешено.
Шум машины! Сейчас вынырнет из-за горки.
Полицейская!!!
Спокойно. У них на нас абсолютно ничего нет. Андрей в такт бюргерам вальяжно подошел к мерседесу и закинул кейсы внутрь. 
До них вам, господа немецкие мусора, не добраться никак!
Тем временем немецкая полиция, видимо, решила опровергнуть этот сомнительный тезис. Их машина остановилась рядом с мерседесом. Один полицейский остался внутри, другой выполз наружу с каким-то хитроумным прибором. Направил его на мерседес и стал крутить верньеры.
Это что, новый баксоискатель? У немца отчетливо зажглась красная кнопка. Он аж подпрыгнул. От страха или от счастья? Отсюда сложно разобрать. Полицейский нырнул обратно в машину и через секунду вылез обратно с громкоговорителем.
"Попрошу внимания! У полиции города Франкфурт есть подозрение, что ваша машина была украдена! Пожалуйста, окажите нам содействие! Выйдите из машины и положите руки на капот!" – прокричал фашист. 
Ага! Разбежался! Гитлер недоделанный! Андрей прыгнул в машину. Сене ничего объяснять было не надо – мерседес, взвизгнув прокручивающимися колесами по вымытой с мылом  (или шампунем?) мостовой, сорвался с места. 
Так. Главное не нервничать. Пока все под контролем. Придется задействовать "подушку". Андрей оглянулся. К первой машине прибавилась вторая.
Сейчас налево, потом за перекрестком направо.
Выученная карта пригодилась. Моментально разработался простенький, но эффективный план. Немцы должны повестись. Вот только Сеню жалко, но ничего, посидит недельку в немецкой тюряге, потом вызволим как-нибудь. Только бы поближе к вокзалу, а то можем и на поезд не успеть! Сколько сейчас? 16:16. Должны успеть. Там бежать километра два с половиной от силы. Но мы, правда, еще не доехали до этой точки. 
Прямо. Больше никуда не сворачивай. Сейчас выедем из города.
Через минуту они на самом деле выскочили из негостеприимного  Франкфурта. Дорога пошла резко в гору.
- Сеня, слушай меня очень внимательно. Сейчас через метров восемьсот начнется спуск. Ты нас немного провези пониже и выпускай. Они этого не успеют заметить. Дальше потаскай их за собой. Как только загонят в тупик, а они обязательно рано или поздно это сделают, ты не упирайся. Медленно выходи с поднятыми руками и ни в коем случае не сопротивляйся. На этом твое задание заканчивается. Не волнуйся. Максимум через неделю мы тебя вытащим. – Андрей хлопнул водилу по плечу. – Все! Тормози! Ромка, пошли! 
Они выскочили из машины и скатились в придорожную канаву. Мерседес помчался дальше. Вслед за ним, отчаянно работая фанфарами и мигалками, пронеслась погоня. Ну, Сеня, не зря ты хвастался на аэродроме, подари нам хотя бы эти полчаса! Ромка хотел было встать, но тяжелая рука Андрея вернула его в горизонтальное положение. Куда? Бюргеры, наверняка, вызвали подмогу. И в самом деле, секунд через тридцать мимо пролетело еще три машины.
Затем они вылезли на дорогу. Спортивная сумка пригодилась как нельзя кстати. Андрей рефлекторно схватил ее, выскакивая из машины. Они переложили тщательно расфасованные пакеты со странным сыпуче-жидким веществом серого цвета и закинули дипломаты в кусты. Потом Андрей вытащил из кармана компьютер и со всего размаху разбил его об асфальт. Пускай немецкие криминалисты поковыряются, а нам лишние восемьсот грамм сейчас не нужны.
Ну, вперед! На преодоление двух с половиной километров у нас порядка двенадцати с половиной минут. Андрей закинул сумку на плечо и они побежали. Легко миновали горку, спуск, вернулись в город.  И тут Андрея ждал неприятный сюрприз: Люфтштрассе, напрямую выводившая их на вокзал, оказалась полностью перерыта. За четырехметровым рвом пыхтел эскаватор, еще дальше виднелся кран, облепленный рабочими в цветастой спецодежде, старательно закладывающими новую трубу.
А говорили, что все коммунальные проблемы в Европе решаются по ночам! Вот вам и капитализм!  Придется идти в обход. Надо поднажать, путь увеличивается как минимум на километр!
Андрей ускорился. Ромка начал отставать. Черт! Все просто невозможно предусмотреть! Неужели нельзя было отложить замену труб теплотрассы хотя бы на один день!
Пришлось сосредоточиться на беге, все больше отрываясь от болельщика юных немецких спортсменов. Злость только подгоняла. Тренированное сердце работало спокойно, а в душе буквально все клекотало. Хотелось напоследок придушить какого-нибудь фашистского прораба. 
Сколько там? 16:29! Но вокзал уже видно. До него метров пятьсот.  Вот только и трехцветная кепка пыхтит сзади примерно на таком же расстоянии. Ладно, дерну стоп-кран, если не успеет. Не оставлять же его здесь?
Андрей легко поднялся по мостику через пути. Берлинский экспресс еще не приехал. Может, задержится? Хотя вряд ли. Бюргеры только окопы умеют рыть не ко времени. Андрей обернулся назад, посмотрел как, высунув язык, к лестнице подбегает Роман. Экспресса до сих пор видно не было. 16:34. Андрей остановился у спуска на нужный путь.  
Успели. Как там Сеня? Сразу его не остановят, это уж точно. Хоть он потреплет фашистам нервы. А поезда все нет. Неужели и здесь они ходят не по расписанию? Недовольные немцы на перроне тоже косились на часы. Электронное табло показывало 16:38. Тяжело дыша, подбежал Ромка.
- Догнал? Ну отдышись. Поезд что-то опаздывает. – Андрей поудобнее перехватил сумку. – Тем лучше. Меньше будем стоять на границе.
Раздался мелодичный сигнал и женский голос объявил, что задерживающийся аж на пять минут берлинский экспресс прибывает на пятый путь. Они спустились на платформу. Андрей приготовил документы и билеты. Посадка прошла без проблем. Вскоре они уже сидели в прохладном двухместном купе и жадно глотали минералку, любезно предложенную проводницей. 
Что ж, теперь главное проскочить границу с Польшей, а там уже проще.
Границу они проскочили еще легче, чем планировал Андрей. Поезд остановился лишь на пару минут. В купе приперся таможенник. С подозрением отсканировал документы, поглядывая на их раскрасневшиеся лица. Сумка жгла колени. Ну, козел, только заставь ее раскрыть! Однако тут внимание стража закона привлекла дурацкая Ромкина кепка. Немец переменился на глазах. Оказалось, его сын двенадцати лет, самый перспективный легкоатлет Германии, выступает сегодня вечером. Андрей тотчас выразил уверенность, что такой опытный спортсмен несомненно выиграет состязания. Они синхронно постучали по деревянному косяку и таможенник,   извинившись за беспокойство, исчез за дверью. Андрей перевел дух. Похоже, удача, наконец, стала поворачиваться к ним лицом.
Когда поезд набрал скорость и стал рассекать польские просторы, Андрей окончательно успокоился и взялся за первичный анализ ситуации. Подумать действительно было над чем. Во-первых, полицейская машина приехала именно в самый неудобный момент. Во-вторых, Вагиз просил тщательно проверить мерседес, а подсунули краденный. Для совпадений это уже слишком много. Что остается в качестве вывода? На аэродром в Смоленске лучше не соваться. 
В идеале, можно было бы доехать на экспрессе прямо до Москвы, но полагаться только на поезд, конечно, не следовало. Серьезные проблемы могут возникнуть уже на польско-белорусской таможне. Андрей взвесил все за и против. Интуиция подсказывала, что следует хватать удачу за хвост и надеяться на экономические проблемы панской Польши. 
Однако серьезные проблемы все-таки возникли. Таможенники зашли вдвоем. В отличие  от немецкого по-польски Андрей ничего не понимал. Слова почти знакомые, но вот смысла в них никакого. Поляки сразу заинтересовались сумкой. Андрей дал им две штуки. Тупые твари долго вертели деньги в руках, переговариваясь между собой. 
Мало? Держите еще. У нас этого добра просто завались! Куда ж ты, дружище, удираешь из купе? Так нельзя. Деньги взял, так и стой спокойно. Андрей вырубил ближнего ударом в нос и вернул на место второго. Тот успел что-то крикнуть, но тут же обмяк в руках профессионала. Мозг Андрея заработал на сверхзвуковой скорости. Зря не сошли с поезда до границы! Это было ошибкой. Но что уж теперь… Так. Вдвоем не уйти. Рвану один. Выставим Ромку как сопротивление. Хоть немного, но задержит.
- Я ухожу с сумкой. Ты оставайся здесь. Вот! – Андрею в голову пришла хорошая идея. - Вцепись руками в этого бугая, пускай оттаскивают. Не переживай, как только доберусь до Москвы, похлопочу за вас с Сенькой. –  высунулся в тамбур, но по коридору уже бежали пограничники и он сразу же захлопнул дверь. – Ну, счастливо!
В один приход опустил тяжелое стекло и выпрыгнул на перрон. Уже заметно темнело. В метрах тридцати на пока еще непонятный звук оборачивался таможенник. Гад! Блокировал именно нужный маршрут! Что ж, рискнем! Андрей ринулся на него. Польский офицер увидел несущегося на него человека и потянулся за оружием. Что там у него? Кобура. На ней еще застежка. Пока  растягнешь, пока вытащишь, тут еще прицелиться надо.  
Если бы не было сумки, то Андрей, конечно, успел. Но сумка совсем на чуть-чуть, но все же замедляла бег. Этого чуть-чуть хватило. Грянул выстрел. Андрей почувствовал как опалило правый висок и ухо. В следующее мгновение он уже отнимал еще дымящийся пистолет. Пальцы сомкнулись на горле человека, только что имевшего хороший шанс его убить. Но что-то помешало додавить  до конца. Андрей отбросил поляка в сторону и бросился дальше. 
Так. Перрон заканчивается. Вперед, в темнеющий лес! Где-то там несет свои воды медленный Буг, а за ним уже Белоруссия.  
Сзади залаяли собаки. Черт! Этого только не хватало! Андрей несся как локомотив сквозь мнущиеся под его стремительным движением кусты и ветки. Раздалась очередь, противно засвистели пули. Но это далеко. Бьют на шум, вояки! Андрей на бегу рассмотрел экспроприированный пистолет. Обойма почти полная. Если прижмут, то так просто российские бандиты не сдаются. Вернее гангстеры. Если погибать, то лучше гангстером… 
Он проскочил проселочную дорогу, замоченную недавно прошедшим дождем. Это плохо – остались следы. Хотя все равно у них собаки. Но где же эта река? Андрей вспомнил карту. Вроде не сбился с направления, хотя этой крестьянской дороги на ней не было. Собаки подали голос совсем рядом. Залопотали по-польски. Андрей на удачу выстрелил по шуму. В ответ тоже началась стрельба. Он преодолел опушку и выскочил к обрыву. 
Река!!!
Спустился вниз и сделал несколько шагов по траве в сторону по течению. Вернулся обратно. Пусть собачки немного потаскают своих хозяев. 
Ну все! Приступаем к водным процедурам! Андрей, не раздеваясь, стал  аккуратно входить в воду. Буг был холодным. Но вполне терпимо.  Вверху затрещали кусты. Перевернул сумку на живот и, обхватив ее руками, нырнул. Во взбаламученной дождем воде не было видно даже вытянутой руки. Пришлось закрыть глаза. Он заработал ногами. С детства любивший поплавать, Андрей, сегодня, пожалуй, отказался бы от этих семидесяти с лишним метров. Сумка, одежда и обувь тянули вниз. Интересно насколько прорезиненновое это изделие немецкой промышленности? … Вскоре он понял, что уходит слишком глубоко. На уши стало давить. Да и выдохнуть было бы неплохо. Отработал еще пять секунд и пошел на всплытие. Наверху было хорошо. Андрей вдохнул и, не оборачиваясь, нырнул опять. Он проплыл примерно треть всей  дистанции. От достаточно интенсивного бега силы оказались подорваны. Намокшая одежда мешала, но не так сильно, как сумка. Ее приходилось постоянно поддерживать то одной, то другой рукой. Это сбивало с темпа. Оставалась надежда только на ноги. Ноги пока работали, но Андрей чувствовал, что устает. Пошел на повторное всплытие. 
Только середина!!!
 И течение здесь гораздо сильнее. Андрей со всей отчетливостью понял, что шансов выплыть у него становится меньше. Похоже, судьба, в которую он не верил, оказалась субстанцией реальной и заслуживающей доверия. Был вариант бросить сумку, но Андрей отверг его как неспортивный... Ноги стали уставать. 
Это глупо, подумал он. Сдохнуть здесь из-за чужих денег. Пусть и из-за очень больших денег. Алексей Владимирович с Вагизом даже слезы не прольют. "Прольют" – какое отвратительное слово. Вода, вода, кругом вода…  Андрей работал ногами уже по инерции и стал медленно уходить на глубину. Очень хотелось подышать свежим воздухом. Что ж, извините, возлагаемых надежд не оправдал…
И тут он вспомнил ее. Их разговор.
Я – второгодник, меня директор за мелом прислал! 
А я – готова! Ты только детей не трогай!
Второгодник готов? 
Нет!!!
Он отчаянно замолотил руками и ногами. Сумка дрягалась, но, зараза, ни в какую не хотела отцепляться. Подниматься было сверхтяжело, но он должен был вернуться.
Вернуться к ней. 
Вода отпускала с явной неохотой, но то, что секунду назад появилось внутри него, оказалось сильнее. Намного. Даже не удивился, когда вынырнул. Удержаться на поверхности тоже было сложно, но в легкие уже вовсю поступал кислород. Жадно ловя воздух, он кое-как доплыл до берега и вполз на четвереньках в кусты. Сумка все висела на руке. Он судорожным движением открыл ее. Все пакеты были целы. Андрей вздохнул и огляделся. Погоня так и осталась на том берегу. Белорусские пограничники видимо на вахту сегодня не заступили. На эти красивые лесистые места опускалась спасительная ночь.
Но, все-таки, кто мог ожидать, что у любви такая сила?



Сергей Ефимов

Отредактировано: 22.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться