Инструмент

Размер шрифта: - +

Глава пятая. Преступление и наказание.

Андрей сидел в кабинете Алексея Владимировича и пил горячий чай. Просушка одежды у вечного огня Брестской Крепости, выход на ночную трассу с намоченным пистолетом и ножом, все это слилось в далекий, уже не тревожащий, а убаюкивающий кошмар. Андрей очень хотел спать. Сейчас он напомнит руководству про своих бойцов и отправится домой.
- Алексей Владимирович, не забудьте моих ребят. Их надо поскорее вытащить.
Шеф как-то нехорошо на него посмотрел и нехотя ответил:
- Романа вытащим, не переживай, месяц-другой посидит, максимум годик, потом заберем его. У нас есть там договоренности. А вот по поводу Крошева для тебя неприятная информация. Только что мы узнали, что он скончался, не приходя в сознание.
Сенька!!!
- Что с ним случилось?
- Он пять часов гонял практически всю немецкую автоинспекцию. Доехал до самого Берлина. В конце концов, они стали стрелять по колесам. Попали. Он не справился с управлением и врезался в столб. Даже мерседес не помог.
Шеф говорил что-то еще, но Андрей впал в некую  прострацию. Хотелось закрыть глаза и больше их никогда не открывать. Ведь это он дал ему такое задание, таскать погоню за собой. И Сенька добросовестно ее выполнял… Из этого состояния его вывела ее фамилия.
… - Пока отдыхай, надо выяснить, что на самом деле там с вами произошло… Но чтоб ты понимал – я тебе полностью доверяю, будем формировать под тебя новую команду.  Боковыми же пока займется  Слон…
Слон! Это худшее, что мог еще сегодня выдать Алексей Владимирович. Андрей слишком хорошо знал этого человека. Если этой высшей эволюционной стадией развития млекопитающих можно было наградить Слона. Он скорее представлял собой чрезвычайно сильное и умное животное. Беспрекословное и жестокое.
- Нет! – вырвалось у Андрея, и он поспешно добавил, заметив удивление в глазах шефа. – Я сам доведу это дело до конца… Столько сил потрачено.
- Ну ладно. Как хочешь… Сегодня исполняю все твои желания. – Алексей Владимирович слегка приобнял его. – Вижу, что ты чертовски выдохся за эти сутки. Тебя отвезут домой. Увидимся завтра в девять.
Его отвезли. Вкололи какое-то расслабляющее. Андрей заснул, и ему стали сниться сказочные сны. Вот он плывет через Буг к Брестской Крепости с сумкой лимонок. Вылезает на берег. Вроде никого. Не представляя, что делать с этим арсеналом, он направляется к крепости. Через секунду встречается глазами с двумя молодыми советскими солдатиками, сурово целящимися в него из полуразрушенных бойниц старой стены. Их лица очень знакомы. До боли. Когда один за другим раздаются выстрелы, он понимает, что это Рома и Сенька. Попадает в темноту. Долго, мучительно долго по ней бредет. Наконец, вдали замечает огонек. Холодно. Хочется погреться. Он подходит ближе и в растерянности останавливается. Огонь струится ровным пламенем из огромной черной звезды. Что делать? Не замерзать же. Андрей опускается на корточки и протягивает к теплу руки. И только сейчас замечает, что он здесь не один. Совсем рядом в почетном карауле стоит девушка. Поднимает глаза и понимает, что это Ольга…Рука попадает в огонь, и он обжигает нестерпимым холодом.
Андрей проснулся в холодном поту. Посмотрел на часы. Был только полдень. Он проспал всего четыре часа, но усталость вроде исчезла. Не исчезла внутренняя опустошенность. Андрей отчетливо понимал, что Сенька погиб из-за его команды. Встал под холодный душ, долго ловил ртом леденящие капли, пытаясь смыть столь не присущую ему апатию. Ничего не получалось. По всем раскладам выходило, что ребят подставил он. Подставил, спасая какое-то сранное вещество и свою собственную шкуру. Да, это не самые лучшие представители общества. Но разве вина в этом парней? Сенька, кстати, брал у Андрея книжки почитать и даже начал задавать по ним вопросы…
Андрей давился покрывшимся в морозилке ледяной коростой творогом. Появилась отчетливая мысль. Да, бесспорно, он виноват. Но также в этой ситуации повинны и шеф с Вагизом. Да вся их расчудесная организация, что тут думать… Кто проверял этот чертов мерседес? Кулаки сжались. Андрей бросил чашку в стену, осколки разлетелись по всей кухне. Мрази! Хотелось задушить этого человека, из-за недогляда или умышленного действия которого погиб Сеня. Но всему свое время. Он обязательно это выяснит. 
Андрей несколько раз глубоко вздохнул и позвонил на городской Боковым. Услышал ровный, спокойный голос Ольги. Сердце тут же предательски забилось. Ах, да, сегодня же суббота. Она дома. Попросил Олега Богдановича. Тот как-то подозрительно быстро согласился на встречу. Даже позвал его к себе в дом. Хочет обсудить детали сделки и отвязаться от него раз и навсегда. Опять появилась смутная тревога. Но Андрей тотчас же ее отогнал. Такого шанса упускать нельзя. Либо все, либо ничего. Вероятность обращения Бокова в органы равна нулю, а конкурирующие конторы никогда не пойдут на открытый конфликт с "Интеррой" из-за такой суммы. Радоваться бы, но радоваться не хотелось… В нем что-то неуловимо изменилось. Что точно, пока определить не мог.
Он одел свой лучший костюм, по дороге даже зашел в парикмахерскую. Все это время его не покидали сомнения. Привыкший мыслить трезвыми категориями мозг четко разложил все положительные и отрицательные последствия двух возможных ситуаций. Ситуация первая. Андрей забирает бизнес, они уезжают, и он навсегда забывает про нее. В плюсах – нетронутой остается прежняя жизнь, в минусах - его прежняя жизнь принимает какой-то горький неудовлетворенный вкус, что начинаешь задумываться, а нужна она такая? Правильно ли ты поступаешь, отнимая дело, наверное, жизни отца той, кто тебе так запала в душу. Причем в пользу кого? Людей, мягко скажем, с гибкими жизненными принципами. Да и, вообще, правильно ли ты действуешь в этой жизни, Андрей Сорокин? На какую сторону тебя затащила судьба? Он кисло улыбнулся. Эти мысли не посещали, пока он кошмарил жуликоватых торгашей, но вот соприкоснулся с нормальными настоящими людьми и понеслась…
Он похлопал себя по щекам. Ситуация вторая. Тут Андрей немного колебался, как ее поточнее определить. Не броситься же в ноги господину предпринимателю и, пуская слезу, просить руки его дочери? 
Андрей прекрасно знал все свои достоинства, но также и отлично понимал какие километры разделяют их по социальному положению и самое главное - те обстоятельства, в которых их свела судьба. Ситуация определилась пока, как попытка пойти на контакт. В очевидных минусах – разрыв с "Интеррой". Это не так уж и мало. Дело может дойти и до физического устранения. Знал он слишком много. Но куда весомее более чем вероятный недвусмысленный и ироничный ее отказ даже от знакомства.
Андрей шел по Рублевке к ее дому и никак не мог решить, что же ему делать. Сердце яростно диктовало свои условия, но и расчеты, произведенные до сих пор еще  работающей головой, не давали все бросить и как последнему мальчишке идти на поводу желаний. Люди безмолвно расступались перед мрачным молодым человеком с ярким красным росчерком на правом виске. Вот он их элитный дом. В подъезде бригада иностранных рабочих, наверное, турок, прямо-таки с аппетитом красит потолок. 
Андрей аккуратно обогнул их. Это тоже немаловажный момент. Придется искать настоящую работу. Хотя, наверное, спрос на таких людей как он есть и в легальном секторе экономики. Поймал себя на мысли, что уже думает категориями этого франта из финансовой полиции. Вахтер нашел его фамилию в списке, лифт остановился на нужном этаже, Андрей вышел и долго не мог решиться нажать звонок. Это вызывало даже какую-то жалость к себе. Кто мог представить, что Андрей Сорокин – гроза нового класса мелких и средних спекулянтов будет вот так стоять и мучиться? Он с силой надавил на кнопку. 
Открыла Ольга. Она была одета в легкое домашнее платье и от нее шла такая волна согревающего душу тепла, что Андрей, несколько раз сморгнул встретившись с ней глазами и невольно оглядывая ее всю. Душа или что там внутри, заныла.
- Отец в гостиной. – холодно и даже как-то брезгливо обронила она, нанося жестокий удар по сердцу. Андрей, сцепив зубы, выдержал его. И тут же она добавила. – Можешь не разуваться…
Андрей сразу довел фразу до логического окончания. Свинья. Зачем свинье разуваться, если ей сейчас отдадут то, что она так хочет заполучить и выпроводят за дверь. Но свинья то хочет уже совсем другого…
- Сюда. – более мягко сказала Ольга. Было заметно, что поддерживать такие гадливо-безразличные интонации настолько долго она просто не в силах. Сердце щемило нещадно. Ну почему так все криво в его судьбе? 
Андрей быстрым шагом вошел в кабинет. Ольга осталась в коридоре. Боков стоял у окна. Почти как Алексей Владимирович. Пришла дурацкая мысль о том, что было бы совсем не плохо иметь такого шефа. Тем временем этот самый "новый шеф" зловеще улыбнулся и выдал оригинальную фразу.
- Привет, Андрей. Тут с тобой хотят поговорить.
И тут же сзади послышался негромкий, но уверенный и подозрительно знакомый голос: 
- Да. У нас накопились к тебе, Андрей Сорокин, некоторые вопросы. 



Сергей Ефимов

Отредактировано: 22.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться