Интернет-издание авторов рунета "Портал" - Выпуск 4

Мистика

 

 

Роман Дих

 

 

Семь тонн

 

Безотрадный осенний день радовал хотя бы отсутствием дождя. Серые тучи висели низко но, кажется, не собирались буйствовать.

Две женщины с сумками неотложной помощи через плечо («неотложками» по-простому), у одной – ещё и мелкая плоская сумочка, видимо, с документами, спустились по трапу с катера. Резиновые сапоги зашуршали по речной гальке – вода уже ушла, несколько прибрежных рыбацких домиков в свете пасмурного дня радовали глаз коричнево-жёлтыми, за годы отмытыми водой лиственными сваями.

Мишка, вечно поддатый их капитан, вслед заржал:

– Смотрите, обратно не забудьте вернуться! А то местные фраера видные – загуляете ещё с ними на всю ночь!

Шурка, медсестра, ещё не очень привыкшая к шуткам «кэпа», сердито фыркнула. Врач, Надежда Александровна, улыбнулась:

– А ты как думал – ещё и тебе приведём пару подруг! Устроите тут «египетские ночи»!

И, продолжая посмеиваться, двинулась вперёд.

Они тут были в первый раз. Сегодня их передвижной медбригаде выпало сюда прибыть после пары суток путешествия с «плановым медосмотром населения» по самым разным рыбацким посёлкам обширного района, – но больше было вот таких, вымирающих. В этом, например, и фельдшерского пункта не было. Для экстренных случаев тут где-то был установлен таксофон, и к страждущему срочно выезжала «скорая» на катере из райцентра.

Сырой речной воздух холодил лица.

– Ну что, – Надежда Александровна первой принялась взбираться по косогору к основной части посёлка – скопищу серых домишек, – с чего тут начнём? С кого, вернее?

– Вы у меня спрашиваете? – Шурка заморгала. Два месяца ещё трудится у них, девка хорошая – но невпопад как брякнет…

Молодость, молодость… Надежда Александровна полезла было в свою сумочку с медицинской документацией.

– Вы кого ищете? – у крайнего домика стояла скуластая женщина из местных, почти старуха – в одной руке поводок с дружелюбно улыбающейся лайкой, в другой – с козой, которая тоже, кажется, улыбалась.

– Да и вас, и всех, кто тут живёт! – крикнула Надежда Александровна.

Шура, взвизгнув, достала телефон и кинулась фотографировать троицу, даже не спросив разрешения. Тётка щербато улыбалась, коза блеяла, собака урчала – все четверо были довольны. Тётку звали Маша.

– Может, с вас и начнём? – Надежда Александровна зашуршала в сумочке с документацией.

Через две минуты, пока тётя Маша привязывала козу и лайку во дворе, они оглядывались в сенях, увешанных оленьими шкурами – сильно бил в нос их запах, и ещё солёной рыбы, и ещё вони переносного генератора – такими каждая семья в этом посёлочке, не перебравшаяся в другое место, снабдила своё хозяйство – электростанции тут уже давно не было. Выхлопная труба была выведена наружу, но, естественно, выхлоп солярки проникал внутрь.

Осмотр проводили в единственной комнате хибары. Бедненькая – стол, табуретка самодельная, выкрашенная коричневой краской, над кроватью Бог знает с каких времён матерчатый коврик с луной, соловьём и тощей русалкой, сидящей на чём-то вроде зелёного камня и слушающей соловья.

Тётя Маша оказалась практически здорова – ну, давление слегка понижено.

Кинулась было поить гостей чаем, но Надежда Александровна подняла ладонь:

– Рано, рано! Пока ещё тройку семей обойти надо…

– Соседей моих навестите первым долгом – зачастила хозяйка. – Он инвалид сам-то…

– Ну, пойдёмте к инвалиду, если так, – Надежда Александровна, как всякий профессионал в этой области – уже четырнадцать лет такой жизни, в поездках с медбригадой, – навидалась и инвалидов, и ножевых ранений, и ещё много чего…

– Только тут вот аккуратнее, - тётя Маша тараторила, пока они одна за другой заходили через деревянную ограду, где разбитые штакетины были перемешаны с разномастными досками.

Почему «аккуратнее», Надежда Александровна поняла, едва войдя во дворик: по левую сторону от крыльца, практически начиная сантиметров с сорока от увечной ограды, было вырыто нечто вроде могилы, или скорее прямоугольного котлована, приблизительно два метра на два с половиной, а глубиной около полуметра. Посредине ямы возвышался конус земли метра в два.

Надежда Александровна удивлённо задумалась, для чего это всё, пока они поднимались на крыльцо – такое ветхое, что страшно ноге было провалиться сквозь сгнившую доску.

Прошли через полуразвалившуюся веранду, заваленную всяким хламом, постучались в обитую войлоком дверь, и через пару секунд тишины прошли в дом.



Тина Гагарина

Отредактировано: 08.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться