Интерполирую прошлое - Экстраполирую будущее

Размер шрифта: - +

Глава 1.9

 

Глава 9

А я так считаю: кто может, тот делает. Кто не может, тот критикует.

Чак Паланик «Призраки»

 

Дни потекли за днями, недели превратились в месяц. Учеба налаживалась, однокурсники уже забыли о недавнем инциденте, а на факультете появились новые сплетни, которые Предсказателям необходимо было разнести по студенческому сообществу.

Абсент заметно подобрел и вообще вел себя примерно. Чейс, узнав о его аналитических способностях, поспешил этим воспользоваться, поэтому бедный грызун по вечерам был завален домашними заданиями. Мне пришлось пообещать ему новый планшет, из-за чего Абсик с особым рвением приступал к вычислительным работам. Я тоже прибегала к его помощи, но всегда в разумных пределах, стараясь разобраться даже в мелочах, ведь меня научил горький опыт моего провала на лекции Аз Хоша. Столько я не училась за все годы своей жизни!

Я изменила своё мнение об Аз Хоше после его слов и одновременно задумалась над тем, что кто-то экстраполирует мою судьбу. Но кому это нужно? Чем я такая особенная? Легче поверить, что кто-то экспериментирует  с жизнью ур Сента, чем с моей.

Из-за частых визитов Фэртона в мой бокс и отсутствия между нами какой-либо влюбленности, всё женское общежитие решило, что химия бурлит между Ники и Чейсом. Признаться, мне иногда думалось так же, особенно когда я замечала её задумчивый взгляд и его желание подтрунивать над моей соседкой.

— Ты лучший ученик факультета, почему не делаешь задания сам? — спросила его как-то Ники.

— За пять лет я совершенно устал это делать.

Я же находила ответ на этот вопрос очень простым: челибенец не упускал возможности наведываться к нам и любоваться девушкой, к которой испытывал влечение. Только вот эти два барана ходили вокруг да около, не желая признаваться ни себе, ни друг другу.

— Мне кажется, ты слишком много времени проводишь у нас в боксе. Это отпугивает от меня потенциальных поклонников.

— Разве? Мне казалось, что их отпугивает твоё откровенное желание властвовать. Не пробовала дать людям свободу, а не манипулировать?

— Да когда такое было?!

— Например, с тем третьекурсником, который уже месяц носит твой поднос за завтраком.

— Он это сам предложил!

— Конечно, он просто при виде тебя голову теряет, вместе с находящимися в ней мозгами! Он же ниже тебя ростом, поэтому видит твою грудь и те самые длинные ноги, вечно открытые из-за коротких юбок.

— Вот как? А ты, я смотрю, успел это заметить? Видимо, всё же с высоты твоего роста тебе лучше видно!

— Я просто ценитель!

И так бесконечно и по кругу. Иногда мы с Абсиком уходили на кухню, чтобы не слышать их споров. Так те замечали наше отсутствие, минимум, через час, когда Чейсу уже было пора покидать женское общежитие.

Но это всё касалось их двоих. Моё же сердце продолжало быть свободным, наверное, из-за слухов, бродивших около меня и небезызвестного преподавателя, который с особой маниакальностью нагружал меня домашними заданиями.

— Мне кажется, он это делает, чтобы у тебя не оставалось времени на свидания, — как-то высказалась Ники.

Мне не хотелось признаваться в предубежденности по отношению к ур Сенту, поэтому я ничего не рассказала про наш давний разговор, произошедший после лекции. Как часто гордость диктует нам свои правила.

— Сущий вздор! Он просто тиран! — воскликнула я, успев поймать странный взгляд Абсента.

Больше мы этой темы не касались.

Никаких подвижек в овладении даром у меня не было, хотя уже практически вся группа делала небольшую интерполяцию мысленно. И это меня еще больше расстраивало, ведь я спешила доказать урджию, что чего-то стою, что я многое могу!

И вот очередные выходные пройдены, и утро понедельника радует только одним фактом: настала неделя поварского рабства Чейса. Николетта больше меня ждала этого времени, но побил все рекорды по ожиданиям Абсик, которому уже надоело питаться консервами.

 Первой парой сегодня было занятие по «Общей поляции», которое ур Сент решил сделать практическим, поэтому мы заранее переоделись в спортивную форму и пришли в один из ангаров, пол которого был выложен матами.

Сокурсники консультировались с Аз Хошем, о чем-то посмеивались и, вообще, с огромным удовольствием приходили на занятия урджия.  Я же не могла не понять их радости.

Было жутко обидно видеть себя в отстающих и не чувствовать никакого прогресса.  Я так же витала в своём мире в облаках и не могла им управлять. Аз Хош хмурился и говорил, что нужно ещё подождать для положительного результата.

Так же и сегодня. Преподаватель ходил между рядами медитирующих студентов и объяснял им смысл тех или иных видений, помогал строить объёмные картины и управлять внутренним миром. Меня же выбрасывало из подсознания, я не могла находиться одновременно в двух состояниях: и здесь, и в своих мыслях.

И вот я вновь  нырнула в подсознание и оказалась среди облаков, где журчал водопад радуги. Картина полного успокоения накрыла меня с головой, захотелось никогда не покидать этот мир. Но я не чувствовала контроль над этим местом, словно это оно управляло мной, затягивая внутрь, а не наоборот. Чувство полной беспомощности было неприятным и липким.

Не знаю, сколько я пробыла тут, но когда начала просыпаться, появилось ощущение, будто кто-то дернул за ниточку моего создания, после чего вынырнула в реальность.

— Аврора? — прошептал Аз Хош, и я сфокусировала на нем свой взгляд.

Преподаватель сидел напротив меня в совершенно пустом зале. Я огляделась по сторонам, но вставать не спешила.

— У многих получилось?



Наталья Мамлеева

Отредактировано: 04.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться