Интриги императорского двора

Размер шрифта: - +

8

-Как такое возможно? Это же просто чай! Чай! А я едва не ослеп, стоило его попробовать... Эту бурду можно смело использовать для пыток. Может быть, он шпион? Как можно испортить чай? Эй, мальчик, ты точно родился и вырос в Истангии? 

Альберт с интересом наблюдал за разворачивающимся на глазах представлением. Эймери ворчал, что происходило очень редко. Случаи, когда телохранитель императора становился настолько словоохотливым, можно было по пальцам пересчитать. А уж то, что он ворчал на кого-то, кроме Альберта, и вовсе выходило за рамки обычного. 

Виноват во всем был Гловер. В том, что молодой герцог оказался белоручкой, не было ничего странного. Богатый род, высокое происхождение, будущее на военном поприще - все к этому располагало. Однако в ходе эксперимента выяснилось, что давать Адриану в руки что-либо помимо меча весьма опасно для окружающих.  

У Альберта не было камердинера. Конечно, почти всеми бытовыми делами занимались слуги, но часть обязанностей ложилась на плечи Эймери. Например, каждый день он будил императора, помогал с выбором одежды, рассказывал о распорядке дня, проверял еду на яд и заваривал чай. Сегодня был первый день, когда эти обязанности доверили Адриану Гловеру. 

Альберт проснулся от ужасающего грохота. Новый телохранитель решил разбудить своего императора с помощью кофе. Вместо обыкновенного подноса он додумался взять сервировочный столик, которым тут же не преминул врезаться в кровать Его Величества. Выбрав из гардероба вполне достойный наряд, Адриан умудрился пролить на него остатки кофе. Из-за волнения или из-за своей робости в расписании он перепутал местами занятия по теории магии и общественный прием для деятелей культуры, в результате чего император на полчаса опоздал на официальное мероприятие. Так получилось, что именно в этот день обед Альберта оказался приправлен веществами, которые в пищу не употреблялись. Защищенный родовой магией Гловер яда не почувствовал, и если бы не бдительность Эймери, то правление нынешнего повелителя могло бы стать одним самых коротких в истории Империи Запада.  

А вот теперь чай. Альберт даже не стал пробовать густую зеленую жижу в изящной фарфоровой чашке, хватило специфического запаха. Сэр Эймери был более отважен, чем его господин. Однако "чай" сразил и его.  

Наблюдая за извиняющимся Гловером и недовольным телохранителям, Альберт улыбался. Пускай Адриан был неуклюж, а его боевые навыки под вопросом, его присутствие благотворно влияло на окружающих. Напряжение, не желавшее покидать императора после коронации, наконец ушло. Герцог Истрийский спотыкался на каждом шагу и постоянно делал ошибки, но он не жаловался и не сдавался. А значит, и он, Альберт, как его господин, не имеет права на стенания о загубленной юности, как бы тяжело ему не было. 

Император кивнул своим мыслям и вернулся к прерванному занятию. Перед сном у него еще оставалось полчаса свободного времени, и он решил посвятить его написанию письма. На предыдущее послание старший брат не ответил, но вода камень точит. Рано или поздно старший брат ответит и тогда Альберт получит от него заслуженную частичку тепла. Первый повелитель Империи Запада и Востока при желании мог бы переупрямить осла. 

"Дорогой старший брат!" 

Альберт закусил кончик пера, раздумывая, не назвать ли адресата по имени, но отбросил эту идею как не состоятельную. Если письмо перехватят, возникнут проблемы. 

"Сегодня во дворце проходил прием деятелей культуры. Мне пришлось потратить на него четыре часа, а потом еще долго выпытывать у своего регента, зачем я это сделал. 

На приеме, как и ожидалось, все говорили о победе в Столетней войне, восхищались ею, восхваляли ее. Абсолютно все стихотворные произведения, зачитанные сегодня, были посвящены "храбрым воинам Запада, героически сокрушивших подлых врагов с Востока". Мне стоило огромных усилий не зевать во время прочтения очередного шедевра. Его Светлость герцог Вельф еще в начале приема пригрозил добавить в мое расписание больше занятий по этикету, если я буду вести себя не в соответствии со статусом. Предчувствую, как вскоре мускулы моего лица занемеют, и я стану похож на тех придворных лицемеров, чьи улыбки заставляют вспомнить о любителях маленьких мальчиков. Впрочем, речь не об этом.  

Мой регент сказал, что эти люди, неустанно разглагольствовавшие о делах, в которых они ничего не смыслят, помогут нам в объединении Запада и Востока. Нужно завоевать их симпатии, чтобы на следующий подобный прием они пришли не восторженными воплями о победе над восточниками, а с литературными произведениями, прославляющими мое правление. Так мои идеи об объединении двух Империй распространятся по государству и множество людей поддержит их. 

"Деятели искусства не создадут новый подход к магии, не накормят голодающих жителей окраин и не защитят вас от мечей заговорщиков. Они не производят ничего материального. Однако у этих людей есть власть над людскими мыслями, сердцами и душами. Перетянув их на свою сторону, мы получим контроль и над остальными жителями Империи", - сказал мне на этот счет герцог. 

Но на этот раз я не уверен в верности его убеждений. Композиторы и музыканты могут хотя бы играть на балах. Без музыки весьма сложно танцевать. Художники и скульпторы тоже полезны. Они украшают дома, портреты рисуют. Но поэты, писатели и прочие литераторы? Я не спорю, исторические хроники неплохи. Весьма интересно узнать, что творил твой предок пару веков назад. Однако помимо летописей, эти "деятели искусства" создают и вовсе странные вещи. Приключенческий роман? Любовная драма? Трагедия в пяти актах? Им этого всего в жизни не хватает, что ли? 



Сонная Сказочница

Отредактировано: 10.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться