Иные

Размер шрифта: - +

Глава 8

— Ненавижу, ненавижу, ненавижу! — тихо кричала Кэти в своей землянке, бья её дно руками. — Я убью его когда-нибудь!
  «Зачем только думать об этом? Отдай мне своё тело и я отомщу за тебя ему!» — услышала в голове голос Водной драконихи Кэти.
— Это ты, Водяная дракониха? — спросила приглушённым голосом Кэти.
  «А кто же ещё может говорить у тебя в голове?» — съязвила она.
— Слава Богу! Хотя бы с тобой я могу поговорить!
  «Так что насчёт убить его? Это вполне мне по…»
— Не надо его убивать, — перебила её Кэтрин.
  «Но почему? Ведь он пытается убить тебя, почему бы тебе не сделать это первой? Ты хоть понимаешь, что из-за этого наказания, ты можешь не проснуться утром. Ты можешь умереть! А я вместе с тобой! Позволь мне убить его, я даже верну тебе потом контроль над твоим телом, обещаю!»
— Но… если я убью его, то… то меня изгонят из клана, а значит… я больше никогда не увижусь с Эльзой… моим настоящим учителем…
 «Так давай я сотру с лица земли весь твой клан, и не будет никаких проблем!»
— Нет! Тогда Эльза… Эльза может не одобрить моих действий и… и разочароваться во мне…
  «Тьфу ты! Если никого не собираешься убивать, то зачем об этом говорить?» — воскликнула дракониха.
— Это… образное выражение… — промямлила Кэти.
  «Не понимаю я вас, людей. Говорят одно, а подразумевают непонятно что, » — проворчала та в ответ.
— Ладно, я спать…
  Тут проскользнула какая-то тёмная тень.
— Кто там? — испуганно спросила Кэти, чуть приподнимаясь на локте в своей землянке.
  На неё посмотрели 2 недовольных глаза, сверкающих в темноте ярко зелёным светом. Как вы уже, наверное, догадались, это был обычный представитель семейства кошачьих. Он был рыжего цвета с белыми полосами; многочисленные шрамы указывали на то, что он не раз участвовал в кошачьих разборках; шерсть уже свалялась в некоторых местах, что говорило о его немолодом возрасте.
— Рыжик! Иди ко мне, мой хороший!
  Кот с недовольной рожей подошёл к ней своей вальяжной походкой холостяка, но как только Кэти начала его гладить, он замурчал и начал подлизываться.
— Давай сегодня вместе поспим? Будешь мне одеялком! — схватив кота, сказала она радостным голосом. — Спокойной ночи тебе, Рыжик. И тебе… Водяная дракониха.
  После этих слов Кэти провалилась в сон.
***
— Чем бы заняться? — задалась вопросом Эльза после очередного поедания плодов.
«Пойди обследуй подвал» — предложил Ирбис.
— А ведь точно! Спасибо, что напомнил!
  Эльза выскочила из своей усыпальницы.
— Сколько же здесь барахла! — рассматривая полки, подытожила Эльза. — Слушай, Ирбис… а почему… почему я не умерла. Я… я ведь спала 3 тысячи лет… Ведь это ненормально, любой бы уже умер, а я даже не изменилась! — смотрясь в старое зеркало, которое она нашла в подвале, поинтересовалась Эльза.
  «То, что ты не постарела — это моя заслуга, ведь лёд всё сохраняет… Ну, как бы объяснить по-понятней… ты не можешь стареть, это особенность стихии льда… все кто ей владеет намного медленнее стареют, а так как ты обладаешь королём ледяных душ стихий…»
— Понятно, буду вечно молодой и красивой. Но почему я не умерла, ведь ты можешь поддерживать только мой внешний облик, и то,
при условии, что я жива…
  «Наверное, это заслуга той души, ведь не зря у неё такое имя, Ож…»
— Неужели! — перебила Снежного барса Эльза, — это же мои метательные ножи! Они сохранились! Даже ремешки, на которые их одевают в целостности!
  «Радуешься как маленький ребенок» — проворчал Ирбис.
— Ну и что! Ведь это… это… что-то моё в этом новом и неизвестном для меня мире!
  «А Элькаст?» — удивился в свою очередь он.
  Эльза усмехнулась и грустно ответила:
— Судя по тому, что рассказала мне Кэтрин… это уже не тот клан Элькаст, создавая который я хотела, чтобы этот мир стал чутка лучше… От того клана, что я когда-то создала осталось только название…
  «Ну… времена идут, и чтобы выжить приходится подстраиваться к новым порядкам и традициям…»
— Да… наверное, ты прав, — надевая ремни для метательных ножей, сказала Эльза. — Ха, а твоё заклятие сохранности подействовало! Даже спустя 3 тысячи лет на них нет ни одной рыжей точки ржавчины! — рассматривая один из клинков, сказала Эльза.
  «Хпф! Кто ж делал?» — в этих его словах, проскользнули нотки удовлетворённости и гордости за свою работу.
  Спустя полчаса Эльза закончила с метательными ножами. После этого она задумчиво посмотрела на ткань, в которую были завёрнуты ножи.
— Ткань я пожалуй заберу с собой… вдруг понадобится.
  «Как?»
— Моё сохраняющее кольцо всё ещё при мне.
  «А, ну да. Ты ведь поставила защитный барьер на него, так что только ты можешь им пользоваться».
— Там у меня, наверное, очень много какого-то барахла валяется… потом надо будет как-нибудь разобраться в нём, — и она поместила ткань в сохраняющее кольцо, которое выглядело как обычное серебряное колечко, но только хозяин этого кольца и его дух знали, что в нём сокрыта комната, площадью в несколько тысяч квадратных киллометров.
  «Может, ты ещё что-то сможешь найти здесь достойное твоего внимания?»
— Кто знает? Надо посмотреть…
  Спустя 3 часа поисков Эльза убедилась, что ничего интересного в этом подвале больше нет.
— Учитель! — сказала Кэти, вбежав в подвал.
— Ааа! — уронив старый медный поднос, воскликнула Эльза. — Кэти, это ты? Я ведь просила тебя больше не пугать меня так! У меня очень слабые нервы, меня так инфаркт хватит! Знаешь ведь, что уже немолода!
— Хорошо учитель, постараюсь.
— Ладно, пойдём в усыпальницу.
— Нет, я всего лишь на пару минут. Помните, вы говорили, что дадите деньги на линзы… Ну… и мне сейчас надо идти за ними… — Кэтрин было жутко неудобно просить денег у учителя.
— Ах, да! Конечно! Покажи, как выглядят в ваше время монеты.
  Кэтрин достала из мешочка, что был у неё в руке, золотую монету. С одной её стороны был выгравирован грифон, а с другой стороны была выгравирована денежная единица.
— Значит они не изменились… ну тогда держи.
  Эльза достала платиновую монету из сохраняющего кольца.
— Но ведь это… это самая большая по номиналу монета*…
— Я знаю. Но другой у меня нет. На неё купи линзы своему клану и мне.
— Хорошо. Но… но даже если я сделаю как вы сказали… останется ещё очень большая сумма!
— Оставь себе. И давай, беги быстрее, чтобы не вызвать подозрений.
  Кэти чуть-чуть замялась, но всё же послушалась Эльзы и выбежала из подвала.
— Ну что за девчонка!
  «Сам в шоке.»
— Ты ничего в ней странного не заметил… в её внешнем виде…
  «Да вроде нет.»
— Значит, показалось. Так… Кэти говорила, что за подвалом находится коридор, ведущий на поверхность… надо бы и его осмотреть.
  «Так давай пойдём.»
  Эльза вышла из подвала и начала подниматься наверх. Где-то минут 5 она ничего интересного не видела, кругом были только голые стены… Потом в темноте показалась какая-то рамка, подойдя к ней, Эльза замерла в шоке.
— Что это… неужели… — пробормотала она, поглаживая рукой шершавый лист, который уже пожелтел от времени.
«Ты не ошибаешься. Это тот самый свод законов, который ты написала своей собственной рукой.»
— А подписи уже и не видно… Наверное, именно поэтому Кэти не смутило моё имя…
  «Скорее всего, имя создательницы клана Элькаст кануло в веках… и о тебе, наверное, уже никто ничего и не помнит…»
— А кто это? — подойдя к следующему портрету, удивилась Эльза, — лицо больно знакомое…
  «Там внизу подписано.»
— Я не понимаю этого языка… странно… тогда как я понимаю, что мне говорит Кэти, если язык поменялся?
  «А может не язык, а алфавит изменился?» — устало сказал Ирбис, удивляясь в очередной раз несообразительности Эльзы в житейских делах. «Дурья ты башка! Как ты ещё умудрилась стать главой клана!»
— Хм… почему-то мне кажется, что ты, Ирбис, можешь сделать так, чтобы я понимала это новое написание букв.
  «Правильно думаешь. Но мне нет от этого выгоды», — довольным голосом промурлыкал он.
— Чего хочешь? — устало сказала Эльза.
  «Чтобы ты на следующем занятии с Кэти опять вызвала меня и эту дракониху.»
— Ладно.
  «Тогда закрой глаза и потерпи, будет немного больно.»
  В тот момент, когда Эльза закрыла глаза, она почувствовала тупую боль в голове, сравнимую только с тем, если бы её ударили по голове молотком со всей силы.
— И это ты называешь «немного больно»? Ты точно издеваешься надо мной! — берясь за голову, сказала Эльза.
  «Ну… зато ты можешь прочитать, кто это» — философски промурлыкал Ирбис, при этом в его голосе сарказм так и сквозил.
— Таак, ну и кто это, — пропустив мимо ушей его слова, Эльза начала читать рамочку.
  После того как до неё дошёл смысл прочитанных ею строчек, она ошарашенно посмотрела на портрет.
— Нет… нет… этого не может быть… просто не может быть, — начала шептать она, взявшись за голову руками.
  «Ага, конечно. А надпись, что первый из них был вторым предводителем, а второй его заместителем, врёт?»
— Но… это… это же…
  «Твои любимые ученики»
— Я не могу в это поверить…
  «Увы, но это правда, и её лучше принять», — жестко сказал Ирбис.
— Так значит… мои ученики не пробудили меня через установленное время…
  «По-моему они даже позаботились, чтобы ты спала, как можно дольше. Ведь ты должна понимать, что по своей воле ни один человек не сможет спать так долго».
— Неужели… Они меня предали ради власти… Только ради неё!
  «А я всегда говорил, что они мне не нравятся».
— Но ведь они… мои два любимых ученика… они… никогда не стремились к власти…
  «А что ты думала? Человеческая душа полна алчности».
  Воздух вокруг Эльзы похолодел, стены и потолок начали покрываться инеем.
— Они меня предали только ради власти! Если они попросили, я бы сама отдала им свой пост, но они предпочли предательство.
  В воздухе начинали уже появляться снежинки.
— Как же им всё же повезло, что они уже мертвы!
  В этот момент в коридоре началась снежная буря, через снежную завесу которой, больше ничего не было видно…



Лея

Отредактировано: 21.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться