Ирис для вампира

Размер шрифта: - +

5. Его видения

     Кровоподтеки на лице Джеймса расцвели слишком явно, чтобы их не заметить. Оборотень сидел в углу кухни, пристегнутый поводком к ножке дубового стола исключительно для вида. Лина сомневалась, что эта мера, случись что, смогла бы его удержать. Джеймс хмуро проводил взглядом вошедшую охотницу, заставив вздрогнуть и быстро приняться за дела. Он выглядел очень печально. «А я ведь в таком же положении, как и он. Но при этом он все равно меня ненавидит, всех нас. Как и я всех их». Почти забавно, если бы не было так устрашающе. Лина помассировала веки, помотав головой. Дагер приказал убраться в его спальне, следовало поспешить, пока чудовище закрылось в кабинете.
      Охотница поднялась по лестнице, нерешительно толкнула незапертую дверь. Увиденное оказалось не совсем тем, чего она ожидала. Вернее, совсем не тем. Комнату наполняли дорогие и качественные вещи, но их цвета… Такое чувство, что дизайном интерьера занимался дальтоник. Ярко-красный, соседствовавший с зеленым и желтым, черным и синим. Все кругом пестрило аляповатостью и совсем не вязалось со строгим занудой. «Как такое сочетание ему по глазам не бьет?» Лина только вздохнула, добавив данный факт в длинный список обнаруженных странностей, и поставила ведро с водой на пол. Сначала пылесос, потом влажная уборка. «Сделал из меня какую-то домработницу».

      — Я говорил ему, чтоб перезаказал, несносный мальчишка.
      Голос за спиной не удивил, охотница почти привыкла к внезапным появлениям вампиров рядом, потому спокойно отжала тряпку: если бы хотел, то давно напал. «А потом получил от Джоша», — скользнула ехидная мысль. Все-таки, ее защищали, пусть и как кусок ценного мяса на будущее, но лучше, чем ничего.
      — Он что, наугад выбирал?
      Лина намотала тряпку на швабру, Кристоф плюхнулся на постель, бесцеремонно развалившись на подушках.
      — Да он не различает, — отмахнулся наследник рода Ксен, Лина удивленно застыла.
      — В смысле?
      — Ты не знала? Он на тебя клеймо повесил, должна была видеть… Хм… — Почесал подбородок, будто раздумывая, стоит говорить или нет. — Да ты должна знать. Слышала про Тень, в которой видно истинную сущность? Этим даром обладают только сильнейшие. — Самодовольная ухмылка. — Я вот могу выходить в нее, когда захочу.
      — Джош тоже?
      Кристоф задумчиво потер переносицу.
      — Не совсем. Понимаешь, он чистокровный, в какой-то мере первородный. У него это, как бы сказать… Не отключается.
      Охотница нахмурилась, попытавшись осознать. То есть, он постоянно живет в мире тьмы? Она раньше не встречала тех, кто был способен даже просто нырнуть в изнанку реальности, что говорить о тех, кто пребывает в этом состоянии постоянно. «Интересно, каково это». Будто в ответ на мысли Кристоф продолжил:
      — При первой нашей встрече я вышел в Тень, чтобы рассмотреть тебя. Ты знаешь, у тебя настоящий цвет глаз ярко-синий, это значит, что духовная энергия позволит тебе стать сильным охотником в будущем. — Посмаковал на языке. — Если выживешь, конечно. — Откинулся на подушки, закатив глаза. — Эх, вечно Джошу лучшее достается, я тоже хочу слугу-охотника, вот было бы круто! Столько проблем такого заловить.
      Лина пропустила сетования мимо ушей, она вдруг подумала о том, что рассказ крайне напоминает одну непонятную ей штуку.
      — А вампиры? Какой истинный цвет глаз у них?
      — У слабых красный, у высших непроницаемо-черный.
      «Надо же». Охотница сняла тряпку со швабры, окунув ее в воду. «Черный. Могла ли я?.. Нет, это глупо. Но что, если?.. Но как?.. Быть может…» Взгляд непроизвольно коснулся метки на плече, выглядевшей как обычное тату сейчас. «Что, если те видения — они на самом деле не мои?..» Остаток работы прошел молча.

      Когда с уборкой было покончено, Лина ушла к себе, принявшись за комплекс ежедневных упражнений. Скучавший Кристоф недолго прослонялся рядом, но потом отправился издеваться над Джеймсом, видимо, тот оказался более отзывчивой и интересной игрушкой. Охотница, закончив с прессом, села, коснувшись пальцами вампирского клейма. «Что ты со мной сделал?» Потрясением стало, что мысль не несла в себе гнева, скорее, обуреваемая любопытством, она затопила вопросом сознание. Охотница закрыла глаза, прижавшись лопатками к краю кровати. Накатила дремота.

      Странное сновидение: Лина очутилась в комнате, полной горящих свечей, длинное белое платье в пол мешало ходить. Посередине стояла викторианская кровать с пологом, на ней лежал спящий Джош. По крайней мере, он выглядел спящим в своем костюме из прошлых веков: черном камзоле, обшитом золотой нитью. Лина подошла, положив на его грудь синее соцветие ириса. Тени по углам удлинились, протянули костлявые руки вперед, плечи охватила морозная дрожь, душу объял первобытный ужас. Дагер не хотел просыпаться. Лина попыталась закричать, но голос пропал, она коснулась горла, бессильно открыла рот, как рыба, выброшенная морем на песок. Невыносимая печаль и отчаяние погребли, утянув на дно; неотвратимое почти случилось, когда ровный голос вывел из забытья:
      — Вы пропустили обед.



Krasnich

Отредактировано: 03.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться