Ирис для вампира

Размер шрифта: - +

16. Его сон

      — Поооодъем. Вставай, алло, уже пора, харэ дрыхнуть, сколько можно вообще? Поооодъем.
      — Мням, мням… Фто? Фто… Отпуфти мою феку!
      Лина оторвала от себя шаловливые пальцы, отплевавшись в сторону от наглых и бесцеремонных прикосновений. Она села, потерла глаза, проморгавшись. Чувствовала себя охотница намного лучше, голова перестала гудеть и вообще настроение поднялось. Ей ничего не снилось, и это было отлично, Лина не помнила, когда в последний раз спала без кошмаров. Самым ужасным в них было не содержание, а разочарование поутру — хотелось, чтобы они стали реальными, именно то и пугало. Лина поморщилась, воззрившись на настенные часы. Часовая стрелка подползла к двенадцати, и вместе с гулким боем прошлое настигло, припечатав обухом. Охотница вспомнила все произошедшее, приложила ладонь к голове и угрюмо посмотрела на лыбящегося во все тридцать два зуба Кристофа. Вот уж кому все было побоку, походу. Кажется, его совсем не волновало происходящее, будто все это дурацкая шутка или игра. Вот и сейчас он уцепился за локоть, почти насильно поставив на ноги.
      — Ты не хочешь пропустить представление, да?
      Лина раздраженно вырвала руку из его пальцев, мотнув головой. Если они собирались что-то сделать с Джошем, она обязана присутствовать при этом, чтобы проконтролировать их действия. Этим вампирюгам доверять было нельзя. Кивнув, она спешно прошла на кухню, сполоснула лицо холодной водой и вернулась: приготовления шли вовсю. Вниз по лестнице Джеймс протащил тяжелый сундук, до этого стоявший в кабинете, Лина заприметила его еще в первый раз, он будто подпирал полку с книгами, а на его крышке висел увесистый замок. Помедлив перед первой ступенькой, ощутив, как в лицо дыхнуло отчетливым ароматом трав, охотница спустилась, опасливо придерживаясь руками за стену. На губах надежно застыл запах отвратного варева, даже несмотря на то, что после сна Лина прополоскала рот, будто эта штука въелась в кожу, что от нее невозможно избавиться. «Как и от этой несносной компании». Подумалось скорее машинально, когда Кристоф бесцеремонно повис на ее плечах, протолкав в проход. Джош, пристегнутый к столу, лежал с закрытыми глазами, он тяжело и глубоко дышал, казалось, его, наконец, настиг спасительный сон. Сейчас он был похож на того, кого Лина привыкла видеть, и от этого сильнее сжалось сердце. Пальцы невольно коснулись раны на плече: не зажила, все еще болело, как и душа, и охотница не знала, как ко всему этому относиться. Она зажмурилась в попытке отбросить противоречивые чувства, следовало сосредоточиться на простых вещах, вернуть прежнего Джоша, а потом думать об остальном. В конце концов, без него она разобраться во всем сама не сможет. «Без тебя я не смогу…» понять. И не только. Лина беспокоилась не только о нем, но и о себе. «Ирис расцветает». Он разрастался с каждым днем все больше, сиреневые корни протянулись жилками по веку. Удивительно, но теперь без повязки стало даже лучше, мир окрасился четкостью, расчертился на понятные и простые категории. Настолько, что это пугало.
      — Скоро начнем.
      Размышления прервал бодрый голос Энви. «А ведь он в восторге». Озарение посетило внезапно, залило майским дождем, в тоне вампира плескалось предвкушение, как наркоман желает наркотик перед дозой. «Помешанный». Впрочем, они все здесь были такие, помешанные на чем-то. Или ком-то. Лина встала к стене, скрестив руки на груди, Кристоф прислонился рядом, этот засранец не отлипал, ходил хвостиком повсюду, словно птенец за мамой-уткой. Раздражало и настораживало, особенно после того странного предложения. Вспомнишь — вздрогнешь. Леон замер у стола, монументальный и спокойный, о сделке с ним охотница тоже думала, ей нужно было как-то выжить в этом суровом мире. Джош чуть не убил ее… Он мог. И, все-таки, она не могла его ненавидеть, но оградить себя хоть чем-то, заиметь подушку безопасности было необходимо. Происходящее кругом казалось слишком запутанным и сложным, тяжелым, чтобы справиться с ним своими силами. «Если бы только Патрик был здесь, он бы мне обязательно помог».
      Энви склонился над склянками и баночками, размешал дурно пахнувшее варево в закопченном котелке. «Ведьминское? Я думала, вампиры не пользуются подобным». Лина обеспокоенно воззрилась на приготовления. Подошел Леон, он принялся влажной тряпкой протирать лицо Джоша, когда закончил, разрезал рубашку на его груди и также протер, после обошел помещение, проверил заранее зажженные свечи. Энви подхватил подготовленный кинжал, опустил его в кипящую жидкость, от нее вверх заклубился фиолетовый пар; вытянутое лезвие потеряло серебряный окрас, сменившись алым. Вампир удовлетворенно поднес его к лицу, принюхался и подошел к Джошу, занеся руку вверх. Лина ошарашенно вздрогнула.
      — Что ты…
      Договорить она не смогла, рот плотно зажал ладонью Кристоф, не дав нарушить спокойствие ритуала. Он резко притянул охотницу к себе, обхватив плечи. Лина протестующе замычала, потянулась вперед — и остановилась, пораженная увиденным. Вместе с тем, как кинжал пронзил грудь Джоша, охотница ощутила, как холодная игла отчаяния пронзила ее собственное сердце, Лина обмякла и точно бы упала, если бы ее не подхватил Кристоф. Язык отнялся. Она отказывалась поверить, что это действительно произошло, все представлялось неправильным и нереальным. Охотница обвела смиренные и серьезные лица присутствующих ошалелым взглядом, вяло обернулась на Кристофа, тот ответил молчанием. Тогда Лина холодно оттолкнула его руку, на негнущихся ногах прошла вперед, коснулась руки Джоша, живота. Его тело еще было теплым, но по белой коже расползлись красные разводы, а рукоять кинжала многозначительно торчала из ребер. Лина охнула, вцепившись в нее, и изо всех сил потянула вверх, останавливать не стали. «Почему они стоят, как вкопанные, почему не пытаются его спасти?» Она знала, что пронзить сердце равно убить, но отказывалась в это поверить. Такого не могло произойти! Это же Джош Дагер, сын ночного короля, настоящий наследник престола тьмы! Разве он мог взять и так просто умереть, оставив этот мир? Оставив ее позади? «Нет, нет, бред, это не правда». Кинжал в ладони поддался, вынырнув из плоти будто нож из масла. В этот же момент сознание настигла вспышка — Лина так и осталась стоять, как вкопанная, с кровавым орудием в руке, но ее сознание переместилось в совсем другое место.



Krasnich

Отредактировано: 03.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться