Ирис для вампира

Размер шрифта: - +

22. Его противоположность

     Лина с удивлением воззрилась на вампира, словно он сказал какую-то ересь. По сути, ересь и была, как иначе назвать такую дикую идею? Рука машинально коснулась раны на шее. Он вообще понимает, что она от себя не зависит никак? Видимо, нет. Охотница криво усмехнулась, покачав головой и уставившись в окно.
      — Я не могу, забыл?
      — Может, просто не хочешь?
      Он хмыкнул, Лина как ужаленная подпрыгнула на кресле. Вот настырная вампирская морда, чего он вообще к ней прицепился? Выпитый алкоголь вдарил по вискам, заставив схватиться за голову, к горлу подкатила тошнота.
      — У меня метка! Если бы могла, давно бы от вас всех сбежала куда подальше. Спроси своего драгоценного принца, зачем он ее на меня поставил.
      Пальцы неловко скользнули по ремню безопасности, охотница зло уставилась на дорогу, подсвечиваемую фарами дальнего света, Кристоф полуобернулся, на мгновение оторвав взгляд от серой ленты асфальта, но потом вновь принялся смотреть вперед.
      — А ты действительно не знаешь или притворяешься глупой? Ему нужен был слуга, всем нужен слуга на Посвящение. Я ему столько всяких девок перетаскал, оборотней и ведьм, даже одну фейри как-то раз, а ему ничего не нравилось. Перфекционист хренов. А потом у его двери появилась ты…
      Он многозначительно замолчал, Лина скрестила руки на груди, ей стоило огромного труда не взорваться, хотелось то ли буянить, то ли плакать. Она ведь слышала это и раньше, что мороям нужен тот, кого они в первый раз укусят…
      — Почему я?
      Вопрос, который, наверное, задают все героини глупых фильмов и нелепых историй. Лина подумала, что вся ее жизнь превратилась в одну большую дешевую мелодраму, которой нет конца.
      — Ты вовремя появилась, времени почти не оставалось. И ему понравился запах твоей крови.
      — Понятно.
      Ничего ей не было понятно на самом деле, но не утверждать же обратное? Сердце ухнуло под желудок, разбилось на тысячи осколков, от впившихся ногтей на коже проступили тонкие полоски.
      — Что со мной будет?
      — Ты пройдешь испытания вместе с ним. Возможно, выживешь.
      Голос Кристофа звучал совершенно буднично, оттого его слова казались жестокими и бессердечными, а них скользила гулкая затаенная злоба на весь мир. «То есть, возможно. Класс. Этого только не хватало! Я, конечно, знала, что помру, но…» Что именно «но» она сама не могла с точностью сказать. Чудилось, охотница забыла, что приготовилась к смерти, будто последние страшные события вытеснили из головы все остальное, словно вновь вернули волю к жизни, теперь же она опять вспомнила все то, чего хотела избежать в своих мыслях. Голова разболелась, охотница устало потерла лоб.
      — И что мне нужно делать?
      — Не знаю, никто не знает. Он каждый раз разный, для каждого свой, они подбирают тест под личность, а не личность под тест.
      Кристоф обернулся корпусом к ней, Лина только сейчас поняла, что они съехали на обочину и остановились, она повернулась к нему тоже, хотела зло посмотреть в глаза, но не вышло.
      — Реветь будешь? — просто спросил он.
      Охотница помотала головой, прикусив губу. Ей хотелось, но какой от слез прок? Они совсем ничего не решали, только показывали бессилие, безжалостное и бесповоротное, отравлявшее душу. Лина плотно вцепилась в ремень безопасности и опустила взгляд вниз, ее боль увеличилась до таких масштабов, что из обычного внутреннего крика обратилась ультразвуком, теперь ее стало просто не слышно. Глухо.
      — Эй, маленькая охотница, — руки коснулась чужая ладонь, сжала тепло и крепко, — посмотри на меня.
      Лина с трудом заставила себя вновь взглянуть в лицо вампиру, сейчас в нем она видела источник всех бед, будто все неприятности сплелись в один неясный клубок и воплотились в его лице махом.
      — За что вы так со мной? — Лина спросила горько и растерянно, с готовностью принять новый удар, ведь наверняка в ответ морой только громко рассмеется. — Вам вообще на других плевать?
      — Да, — прямо ответил Кристоф, — но не на тебя.
      Охотница с трудом заставила себя не выдать никаких эмоций на лице, она и сама не знала, что при этом встрепенулось в ее душе, но оно пахло далекой надеждой.
      — Я… почему? Я… не понимаю. Я тебе нравлюсь?
      Искусством такта она точно не обладала, впрочем, как и вампир, сидевший рядом. Он громко расхохотался, что внезапный звук настиг даже в своем роде облегчением.
      — В плотском смысле? Ха-ха. Запомни, вы страшные, люди страшные. Ни один нормальный вампир не влюбится в человека. — Он подмигнул. — Но ты мне нравишься, я бы тебя забрал. Нюни б еще не распускала, плакса, всю обивку заслюнявишь.
      Последнюю фразу он проворчал, вновь тронув машину с места. Лина поспешно утерла углы глаза, чтобы удостовериться, что не заплакала. Вроде бы, в этот раз вампир соврал.
      — Придурок, — буркнула Лина, уставившись в окно.
      С этим кровососом совершенно невозможно было разговаривать нормально, любую тему он превращал в фарс. «У него точно не все дома». Но странным было то, что ей это нравилось. Прижавшись лбом к стеклу, охотница отстраненно подумала, что успела привыкнуть к дурацким реакциям, и они больше не злят. Наоборот. Они успокаивали и вносили в творящийся хаос подобие порядка, будто стали островком адекватности в полном неадеквата мире.
      — А если я соглашусь? — поймала отражение в стекле взглядом. — Поехать с тобой. Что будет?
      — Нас убьют, — беспечно отозвался Кристоф, — однажды. Но до этого нам будет очень весело, обещаю!
      Лина предпочла промолчать.



Krasnich

Отредактировано: 03.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться