Ирорх

Размер шрифта: - +

Глава 1. Спасибо, дедушка

Моё имя – Ирина Александровна Орхидея. Можно просто Ира, Ирочка... Я была маминым солнышком и папиной принцессой, я была бабушкиной радостью и дедушкиной гордостью. Я была Мелкой – так меня брат называл из-за того, что был старше на восемь лет. Не спорю, уж в одном-то мне точно повезло – у меня было счастливое детство. Ира, Ирочка, Ируся, Ирусик, Ирёнок, Иришка... Боже, как же здорово всё это звучит!

Была...

Ключевое слово была.

Как же резко изменилась моя жизнь после той мгновенной, никому не нужной войны...

Помню, той роковой осенью, когда солнце ещё не подозревало о смене времени года и погода стояла летняя, мы с братом пошли на озеро. Нет, если б, конечно, родители узнали, куда мы ходим, меня бы закрыли дома под семью замками, ибо одиннадцати летней девчонке не полагается уходить на двадцать километров от родного дома. А я уходила. Точнее, уезжала на автобусе. С Егором, естественно. С ним любое море казалось мелким и незначительным как мало кем замечания улитка. Егор, правда, в большинстве случаев не хотел брать меня с собой, но я тут же грозилась рассказать родителям о его подружке. Тогда все вопросы отпадали, и Егор произносил что-то в стиле: «Мелкая, ты умеешь быть убедительной». И мы вечно куда-то шли. У меня практически не было друзей своего возраста, поэтому всё своё свободное время я проводила в компании Егора и Эльки, его девушки. Я всегда доверяла брату гораздо больше, чем себе. Ой, простите, о чём это я... Да, о своём брате я могу рассказать не часами, а сутками напролет.

На чём я остановилась?

Точно. Озеро.

Так вот, эта прогулка получилась незапланированной, поэтому купальника я с собой не взяла. А к этой удивительной кристально-синей воде, которая в моих бесконечных фантазиях обязательно населялась всякими русалками, водяными, подводными царствами, я никогда не оставалась равнодушной. Поэтому, пока Мистер Взрослая Вредина и его Богиня Красоты готовили нам бутерброды из купленных по дороге хлеба, сыра и ветчины, я стояла на берегу небольшого, но довольно глубокого озёра – это касается только противоположного берега – и кидала «блинчики». Первые, как бывает у многих, а не только у меня, вышли комом. А на втором десятке получалось прекрасно. Едва различимый романтический шёпот за спиной... «Шлепанье» блинчиков по водной поверхности... Тихие «бульки»... Стрекозы с желто-черными клетчатыми глазами...

 В общем, я так задумалась, что, когда Элька меня окликнула, вздрогнула, поскользнулась и нырнула в воду с головой. К великому счастью, плавать меня папа давно научил, но испугаться я успела знатно.

В тот день я была в тёмно-синих не зауженных джинсах и вязанной розовой – мой любимый цвет – кофте. Естественно, вся моя одежда намокла, поэтому, чтобы я не заболела, Егор отдал мне свою чёрную толстовку.

Егор, высокий и худой парень, предпочитал спортивную одежду. Так что, думаю, не стоит уточнять, что на мне его черная толстовка смотрелась бесформенным мешком, а капюшон прикрывал пол-лица.

Мы тогда так смеялись, так бурно шутили, постоянно перебивая друг друга нелепыми замечаниями, и я ещё не знала, что этот смех станет последним проявлением моей радости. В тот день я выпила ужасно много лимонада, и мне нужно было отлучиться в кустики по очень важным делам. А когда я застегивала молнию на джинсах, мой сказочный желто-зелёный мир ранней осени взорвался. Небо громыхало, земля взрывалась в буквальном смысле слова, мой испуганный крик застрял где-то глубоко в горле. Я тогда ничего не поняла и только упала на землю, отчаянно зажимая уши руками, и ещё плакала, плакала, плакала...

Когда я открыла глаза, всё небо заволокло едким грязно-серым дымом. Деревья вокруг пылали ярким, ядовито-оранжевым костром гораздо выше моего роста. Этот дикий дым застелил уже и землю, и я не могла спокойно дышать, мне приходилось кашлять через каждые две-три минуты, глаза пощипывала странная, неизвестная мне субстанция. А главное, рядом никого не было – ни Егора, ни Элеоноры. Место, где мы собирались устроить пикник, также было захвачено необъятным пламенем.

– Егор!!! – кричала я изо всех сил, сжимая кулачки. – Егор!

– Его-о-о-ор... – повторило за мной внезапно обнаружившееся эхо.

Что я могла сделать в той ситуации? Ничего!

Сейчас я уже точно не помню, что конкретно чувствовала в тот момент, но однозначно могу сказать, что липкий страх, сковавший детское тело, присутствовал.

И я побежала. Я бежала, не чувствуя под ногами землю и не ощущая мучительной боли в неподготовленных к серьёзным физическим нагрузкам мышцах. Я не смотрела по сторонам, я не обращала внимания на крики и стоны. Я не видела ничего. У меня закололо в правом боку, гудели ноги, я постоянно падала, но вставала и продолжала бежать из-за одной-единственной цели – моего дома. Я задыхалась, снова падала, непроизвольно сдирая кожу с колен. Лежала на разгоряченной земле среди столбов серо-желтой пыли. Часов под рукой не было и путь казался бесконечным. На удивление, я не встретила ни одного автобуса. Впрочем, даже если б и встретила, для меня эта встреча оказалась бы бессмысленной – деньги-то все были у Егора. Наконец, я так устала, что упала на землю и мгновенно отключилась.

 

Я проснулась на рассвете. В любой другой день я непременно бы насладилась восходящим солнцем, алой заливкой неба и желтыми облаками. Но не сегодня. Сегодня я проснулась, чтобы продолжить бег. У меня была цель.

Мой дом...

Мой дом, которого больше не было.

Нет, мой дом не горел, но в него, вероятно, чем-то попали. И половина милого, уютного родного здания, а точнее та его часть, где располагалась кухня и где я знала каждый кирпичик, просто перестала существовать. Вот буквально вчера была, а сегодня – нет.



Надежда Ерёмина

Отредактировано: 03.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться