Исаак-Майя

Размер шрифта: - +

Исаак-Майя

                                                                                                         Пока разгадывать загадки
                                                                                                         Есть хоть какой-то интерес
                                                                                                         Мы ждём чудес


                                                         Исаак-Майя.

Исаак-Майя шёл по крупной гальке вдоль берега моря, изредка попадались мелкие камни, которые буквально впивались в его мокрые, босые ноги. Он слегка морщился от боли и продолжал идти. Море было спокойным. Луна, торжественно взошедшая на тёмно-лиловый небосклон, вовсю серебрила дорожку на водной глади ласкового моря.
Солнце не вставало над горизонтом уже три дня, три долгих дня.
Одет Исаак был в белую просторную льняную рубаху с широким вырезом впереди и светло-коричневые брюки, которые были заботливо им подвёрнуты до колен.

Далеко впереди Исаак завидел огонёк. Казалось, он мерцал у самой линии моря. Подойдя ближе, он сумел рассмотреть пламя костра, и людей, которые собрались возле него. Чуть поодаль от костра лежала большая лодка, затянутая кем-то на сушу.
Этот костёр у моря необычайно сильно привлёк внимание Исаака.
И он смело направился к этой странноватой группке людей. 
Быстро познакомившись, Исаак-Майя тут же присел к костру и протянул свои мокрые ноги к огню.
- Холодная ночь, - произнёс он поёживаясь.
- Завтра будет солнце, - твёрдо ответил ему суровый мужчина с каменным лицом и большими усами, представившийся Магредом. Как понял Исаак, этот самый Магред тут был за главного. Всего мужчин было двенадцать, как быстро смог сосчитать Исаак.
- Хорошо бы, - поддержал его низенький крепко сбитый мужичонка в соломенной шляпе, он всё время улыбался, а при улыбке всегда щурился. Звали его Горо.
- Скопище лун – тоже неплохой аналог солнца. Так ведь тоже бывает, - заметил Гериус, - молодой и очень подвижный парень в клетчатой рубахе.
- Это просто танец Земли, скоро всё войдёт в норму, - произнёс уверенно Магред.
- А почему так произошло? – спросил, озадаченный Исаак-Майя.
- Понимаешь, - скептически ответил Магред, натирая свой нож каким-то материалом, - я могу рассказать тебе всё от начала и до того, что будет завтра. Но ты, навряд ли, поймёшь.
- Будешь рыбу? - быстро сменил он тему, - и протянул ему половину рыбёхи, совсем недавно вываренной в чане на костре.
- Я бы воды попил, если есть, - попросил в ответ Исаак, - а можно всё-таки рассказать, если у вас есть время, - далее, уже умоляюще произнёс он.
- Да, времени у нас полно. На тысячу рассказов хватит. А потому, Исаак-Майя, что твоего времени как бы и нет, - сказал он и рассмеялся, ловко подкручивая свои усы пальцами.
- Так что же всё-таки произошло? – не унимался Исаак.
- Ничего особенного. Планета сменила вращение. Но это ненадолго. Это эффект, который происходит раз в пять тысяч лет и не может быть объяснён известными человечеству физическими законами. Так что, как я уже сказал, принимай это как танец Земли.
- А кто музыку заказывает? – серьёзно с угрюмо-каменным лицом спросил Исаак.
Магред в ответ опять рассмеялся.
- Слушай, чудак! Солнце – это жизнь, весь её жизненный поток. Наш страж и наш арестант одновременно. Музыка, звуки – эта вся какофония жизни, может ты и прав и от неё танцует наша Земля. А кто написал мелодию и заставил её сыграть? А?
- Не знаю, - смущённо ответил Исаак-Майя.
- А и не надо тебе знать… Садись поближе к огню! - Быстрее согреешься. 
- Вот, послушай, всё куда проще, - потому на небе столько и звёзд-фонариков, потому что каждый этот фонарик освещает жизнь сущности, без этой энергии этих сущностей бы просто не могло существовать. Это просто. Это очевидно. Мы как сублимация пространства и его энергетик, упругие всплески скрученной энергии витиеватых ДНК.
Потенциал энергий не ограничен. Энергия, она как бесцельно-бескрайний океан разливается, пронизывает всё сущее. Абсолютная пустота с двойным, тройным и так далее дном.
Ты можешь пробудить именно ту энергию, которую желаешь, которая необходима тебе для дальнейшей трансформации.
Нет ни времени, ни расстояний, есть только мечта о них.
Ничего замудрённого нет. Понимаешь?
- Не особо.
- Я же предупреждал. Ты сам видишь, что идёт борьба за образное мышление как способность. А между тем…
Немного помолчав, он продолжил:
- Когда одновременно осознаёшь этот мир и как мгновение, и как вечность – это просто невероятное ощущение, ощущение невесомости, парения, вне всего, вне всего сущего. Вот он космос. Космос для всех, космос для каждого. Это не иллюзия. Это новый шаг.
Внимательно посмотрев в глаза Исааку, Магред продолжил:
- Человек находится под постоянной проекцией неких энергий, направленных на него с соответствующих звёзд, созвездий, только под влиянием их в человеке происходят такие процессы, как мышление, например. А также при непосредственном участии данных проекций проходят все процессы, так или иначе затрагивающие человеческую суть.
Так, без изменения проектирующихся энергетик, невозможно изменить что- либо в самом человеке. Человечество предпринимает попытки исследования процесса обратного влияния. Но его последствия пока ещё плохо изучены.
- Таким образом, смерть всего лишь означает то, что гаснет проектор транслировавший энергию, свет вашей жизни.
- Гасите свет! И всё.
Магред опять настойчиво посмотрел в глаза Исааку. Тот смутился и через несколько секунд отвёл взгляд.
- Когда энергия, энергетика перестаёт транслироваться на землю, мы все возвращаемся на свои звёзды. А тело лишь как голограмма, постепенно перестаёт держать прежние очертания, оставляя, лишь некоторые частицы, которые стоит оставить тут…
Суть – звезда, транслирующая энергию.
Все мы звёзды. Так или иначе. 
- Оттого такое притяжение к их далёкой красоте, - он мечтательно и в тоже время пристально, настойчиво посмотрел на небо, на звёзды. – Вот, смотри! Смотри, Исаак-Майя! - Мыслеформы как сигналы, как взаимосвязь со своей звездой. Поэтому когда человек видит звёзды, ему становится спокойнее, он становится умиротворённее… Всем же так нравится на них смотреть. Согласен?
Исаак-Майя сидел в глубокой задумчивости, изучая пальцы своих босых ног. Изредка он всковыривал большим пальцем ноги песок и смотрел, как он медленно осыпается вдоль ступни.
- Щекотно? – спросил Магред.
- Да, - ответил невозмутимо Исаак-Майя.
- Человек – как фокус проекции, - продолжал меж тем спокойно Магред, не рассчитывавший на какое-либо понимание от случайного путника. Спутника этой ночи.
- Та самая проекция, которую обычно и зовут «потенциалом человека». Куда направлено внимание, внимание как пучок энергии, воздействующий на частицы. Внимание звёзд. Потому и внимание к ним даёт такой поразительный эффект. Смотреть на звёзды полезно. Восстанавливает энергетику. Потому лучшее лекарство. Смотреть на свою звезду и звёзды в целом. А слияние света двух звёзд, точнее их энергетических проекций – это кайф, двух проекций, смешение различных энергий. Понимаешь?

- Как думаешь, а если бы люди знали, что убивают звёзды, они бы продолжали это делать?.. – спросил задумчиво Исаак-Майя.
- А им по большому счёту всё равно, - что и кого убивать, они получают всё от самого этого процесса, они привязаны к процессу, а не к его цели, конечной точке. Им нужно, что-то уничтожить, иначе они не чувствуют полноценности своего существования. Созидать сложнее. Потому они выбирают более лёгкий способ удовлетворения энергетических потребностей существования, паразитируя на страхах.
- У любой психики двойное дно?..
- Ты яснее слышишь шум только когда есть что-то рядом, резонатор. Так и человек использует других людей, чтобы услышать свой шум и убедиться, что он ещё жив и как-то проявляет своё существование в этом мире. 
- Крест – символ человека, его проекции, направленной из созвездия, допустим, Андромеды на Землю. Потому он и создан по форме креста, а когда он умирает, - на могиле его крест перечёркивают. Нести свой крест – проживать свою жизнь здесь. Человек – стоит, расправив руки в стороны – крест, фигура – крест, силуэт – крест. Всё символично. Потому он и создан по образу и подобию креста. Крест как пересечение и противоборство двух энергий, скрещения орудий, пересечения двух энергетик, готовых породить нечто новое и прочие метафоры, которые тебе, наверняка знакомы. То есть это пересечение энергетик двух звёзд. Их скрещения.
- Так, а кто пишет мелодию всё-таки? Вы не ответили, Магред.
- А ты попробуй прислушаться и поймёшь сам.
- К чему прислушаться?
- Ну, допустим, к себе.
Исаак-Майя задержал дыхание и затаился.
- Я не могу выносить это напряжение, это перенапряжение, - подумал Исаак и невольно схватился за голову.
- У меня ничего не получается, - ответил он Магреду.
- Слушать и слышать себя действительно очень сложная и напряжённая задача, но так бывает только в начале, а потом всё пойдёт как по маслу, - и Магред подмигнул Исааку и рассмеялся.
Исаак-Майя смотрел на довольного Магреда, по его губам блуждала улыбка, но он понимал, что слишком устал, чтобы понимать чего же от него хочет этот загадочный чудак.
- Ну, что же у меня будет ещё время над всем этим хорошенько, тщательно поразмыслить, - успокоил себя Исаак-Майя.
- Создание, звезда – «земле» «в вере» «землю» «словом дающая», - продолжил после небольшой паузы спокойно Магред.
Вокруг все уже спали.
- Сон необходим человеку, спите Исаак-Майя, - сказал он, участливо посмотрев на Исаака.
- У любой психики двойное дно. А это какая-то апология дна, - произнёс обречённо-уставшим сонным голос Исаак-Майя и зевнул.
- А разве не только абсурд способен создать новое, с отрицательной массой бытия? – невозмутимо спросил Магред.
Исаак почему-то затрясся, возможно, впервые от холода.
Магред подбросил веток в огонь костра и расшевелил пламя. Потом заботливо поинтересовался у Исаака:
- У вас когнитивный трип - хоп? 
- Что вы! Даже мыслей не было…
- Спите, скоро уже восход, нужно набраться сил.

Исаак-Майя уснул. Ему снились облака, и он на лошади как заправский ковбой с ружьём наперевес скакал по ним. 
- Я ищу проекцию,- всё время спрашивал он у кого-то, перескакивая с облака на облако.

Когда Исаак проснулся. Все уже не спали. Каждый чем-то занимался, своим делом.
Магред жевал какие-то листья и периодически сплёвывал их в песок.
Исаак-Майя подошёл к нему:
- Поймали что-то? – поинтересовался он.
- Не особо, были вчера две рыбины, так вчера ещё их и съели. Нужно дальше отправляться в путь.
- Магред, но я так и не понял, - воскликнул Исаак, - Почему солнца не было три дня?
- Ты всё поймёшь. Всё поймёшь, – и Магред стал неторопливо собирать снасти. – Попей воды.
Он протянул ему кувшин, доверху наполненный водой.
Исаак взял его обеими руками и отхлебнул живительной влаги.
- Как?! Как сам?! – недоумённо спросил Исаак-Майя.
- Каждый сам жнец своей свободы. Только так можно достигнуть комфорта сознания.- Ответил твёрдо Магред.
- А кто вы на самом деле? – неуверенно спросил Исаак-Майя.
- Рыбаки, - ничуть не смущаясь, без какой-либо тени сомнений, ответил Магред.
- Ловите рыбу? – зачем-то уточнил Исаак-Майя.
- Как получится, - ответил Магред, и вернулся к лодке и своей группе.

На самом рассвете, оставив, незадачливых рыбаков, Исаак- Майя продолжил свой путь.
Взошло солнце, весело потрепетав Исаака по кудрявой шевелюре, заглянув игриво в глаза первыми лучами своего благородного света.
- Ну, здравствуй, - произнёс глубокомысленно, улыбаясь Исаак-Майя.
Странно, так бывает... У тебя одновременно есть всё – возможности, воля, свобода действий и так же одновременно нет ничего этого… Вот так. И всё.

Проходя вдоль скалистого берега моря, у самой кромки воды, он слышал чьи-то голоса. Они шептали, словно волнами накатывая слова в восприимчивые уши Исаака, лаская его слух звуками неведомого голоса:
- Из рая. 
- Из уст. 
- И как.
- Из ран. 
- Ей хана. 
- Ей худо.
- Ей мат.
- Ей рана.
- Ей мало вора.
- Из оси уносит.
- Свет 
- Рог. 
- Трёп.



Анна Синельникова

#16669 в Разное
#3068 в Неформат
#14280 в Фантастика
#932 в Антиутопия

В тексте есть: море, рыбаки, солнце

Отредактировано: 19.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться