Исцели Меня. Часть первая.

Размер шрифта: - +

глава 18. Джеймс Крофт.

1 ноября. Рим.

Дождь.
Вот уже несколько дней, Рим заливал проливной дождь - обычное явление для «Вечного города» в начале ноября. Ещё месяц назад кишащие туристами улочки, теперь выглядели не уютно и пусто. Тяжёлые, хмурые тучи нависали над городом слишком низко, окрашивая каждый сантиметр проспектов и бульваров уныло серым. Романтика уступила место тоске. Восторг, смирению. Но, тем не менее, Рим был прекрасен.
Когда оказываешься в месте, наполненном памятью тысячелетий, то невольно теряешь нить реальности, одурманенный красотой и величием окружающего. Прикасаясь к вековым монументам, ты почти физически ощущаешь магию времени, сливаешься с ней, становишься её частью.
Сколько всего видели эти стены? Какие тайны они скрывают?

Это было небольшое кафе, в одном из закутков старой части города.
Двое мужчин, сидя напротив друг друга, молчали уже слишком долго, дабы не наделить возникшую в диалоге тишину особым смыслом. Кофе, который был подан почти час назад, остыл и вызывал не меньшее отвращение, нежели не проходящий дождь, прячущий Рим под сотнями неприглядных зонтов.
На вид обоим было около пятидесяти. Дорогие костюмы, ещё совсем недавно начищенные до блеска туфли, теперь покрытые тонкой плёнкой высохшей воды. На стуле одного из посетителей висел темно-коричневый плащ, небрежно брошенный, видимо в ожидании, что разговор между старыми друзьями не будет столь сложным и продолжительным. Перед вторым лежала фетровая шляпа, зонт и скрученная трубочкой свежая газета.

- Джеймс, - наконец заговорил тот, что был по крупнее, - ты отдаёшь себе отчёт в том, что натворил?

- Более чем ты можешь себе представить, - второй мужчина говорил твёрдо и уверенно, хотя по взгляду не сложно догадаться, что именно он был инициатором беседы и очевидно возлагал на неё определённые надежды.

- Ты предал орден, они не оставят тебя в живых.

- Я служил ордену почти тридцать лет, никогда не задавал вопросов, слепо следуя приказу. Майкл, мы оба совершали ужасные вещи, веря в своё предназначение. Но, когда я увидел Кейт, такую маленькую и беззащитную, мою девочку, не смог поступить иначе. У тебя тоже есть семья, ты должен меня понять!

- Я понимаю Джеймс, но ты знал, пророчество требует жертв. Однажды каждый из нас встаёт перед тем или иным выбором! Мы избраны небесами творить историю человечества, на нас лежит ответственность, которой ты пренебрёг!

- Я не просил об этой чести.

- Как и я, никто не просил! Это воля Всевышнего! Он выбрал нас.

- Выбрал? Для чего, Майкл? Что бы мы убивали своих детей? Чтобы хранили верность священному писанию, которое никто из оперативных сотрудников, как ты или я, в глаза не видел?

- Не богохульствуй! – Майкл Шеридан стукнул кулаком по столу, от чего кофе из его чашки выплеснулся, оставляя несколько тёмных пятен на белоснежной салфетке.

- Я не смог, - еле слышно повторил Джеймс Крофт.

- И что ты будешь делать? – взяв себя в руки, спокойным тоном спросил Шеридан.

- Не знаю, именно поэтому я попросил тебя о встрече.

- Но чем я могу помочь? По правилам я должен сообщить совету о твоём проступке немедленно и взять тебя под стражу до урегулирования инцидента. Но ты мой друг, и я… - мужчина на секунду будто отвлёкся, но вскоре продолжил. - Ах, Джеймс, зачем ты втягиваешь меня? Мало тебе грехов на совести? Ты же знаешь, я не стану поступать по инструкции, мы столько пережили вместе, плечом к плечу, но идти против ордена я не могу! Ты сам упомянул о моей семье, в данной ситуации я должен думать именно о них.

- Я знаю, - понимающе кивнул Крофт.

В очередной раз между некогда напарниками повисло молчание. Джеймс осознавал - обращаясь к другу он ставит под удар и его близких. Орден всегда скор на расправу с неверными, независимо от того сколько было отдано ему «до». Для верховных существовал лишь настоящий момент, в котором они требовали беспрекословного подчинения.

- Хорошо, - первым снова заговорил Майкл. – Когда она достигнет совершеннолетия?

Крофт устало вздохнув, растёр пальцами виски, и почти шёпотом ответил:

- Через десять дней.

- Боже мой! - в очредной раз вспылил Шеридан. - Ты с ума сошёл! И долго ты собирался спускать ситуацию на тормозах?

- А что мне бы было делать?

- Ты изначально не должен был доводить до этого!

- То есть сейчас, глядя в глаза человеку, который дважды спас твою жизнь, ты говоришь, что я обязан убить собственную дочь?

- Ты не должен был позволять жене её рожать!

- Ты прекрасно знаешь, мы до последнего не могли определить пол ребёнка!

- Значит, на то была воля Божья! А ты не думал, что таким образом он проверяет твою преданность? Возможно, тебе ниспослано испытание веры, и ты с треском его провалил!

- Ты хоть понимаешь, что говоришь? Майкл, это моя дочь!

- Ты не единственный в ордене, кому пришлось пройти через это, Джеймс.

- Ты фанатик! – закричал Крофт.

Майкл Шеридан резко встал на ноги не стерпев оскорбления, демонстративно забирая со спинки стула свой плащ.

- Хочешь моё мнение? Тебе нужно признаться верховному магистру в том, что восемнадцать лет назад ты подделал генетический тест, выдав свою дочь за приёмную. И возможно, приняв во внимание твою преданную службу на протяжении стольких лет, они не станут казнить тебя.

Крофт поднял на старого друга полные отчаянья глаза, со скорбью принимая факт, что не смотря на их былую верность друг другу, пред лицом данной беды он остаётся один.

- Они убьют её Майкл…

- Она вообще не должна была появиться на свет, друг мой. Возможно так, тебе удастся сохранить хотя бы свою жизнь. Храни тебя Господь, Джеймс, какое бы решение ты не принял.

Шеридан, высокий, статный мужчина, родом из Ирландии, искренне верующий в божественную волю и положивший жизнь на алтарь древнего католического ордена, уходил, оставляя в кафе, так и не допитый кофе и бывшего друга, которому был не в силах помочь. Проводив его взглядом Джеймс Крофт достал мобильный телефон, по памяти набирая номер своей дочери, с прискорбием обнаружив, что та, видимо от обиды, занесла его в список перебрасывающий сразу на голосовую почту.



Катерина Райдер

Отредактировано: 19.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться