Исцели Меня. Часть первая.

Размер шрифта: - +

глава 32

11 ноября

Следующие полчаса стёрлись из моей памяти намертво.

Я сидела на диване, уставившись в одну точку, совершенно отрешённая от происходящего вокруг.
Джастина уже не было в доме, Адам вынес тело и в данную минуту закапывал его на заднем дворе – ещё одно «таинственное» исчезновение человека в этом проклятом городе.
Пытаясь заставить себя почувствовать хоть что-то, глоток за глотком я опустошала стакан бурбона, но легче не становилось, напротив, чем меньше оставалось жидкости в хрустальных гранях, тем сильнее укоренялось чувство опустошённости. Я не различала оттенки вкуса, не ощущала прикосновение сквозняка к щеке, пусть и видела как по прихожей, цепляясь рваными краями за обшарпанный паркет, пронеслись подхваченные ветром листья - должно быть Адам не закрыл дверь. Меня словно не существовало вовсе, и в какой-то момент сие ощущение показалось отличной альтернативой привычному шквалу эмоций. Ты существуешь, но не чувствуешь, а значит не страдаешь...

Что страшнее, отрешённое отчуждение – пластиковая посуда о которой нет смысла переживать или чувственное осознание сущего – белоснежный фарфор, прекрасный, удивительный, с тонкими гранями ловящими каждый солнечный луч, но слишком хрупкий, способный разбиться вдребезги?

- Как ты? – сквозь пелену ватных мыслей до сознания смог дотянуться знакомый голос.

Я отняла взгляд от пустого бокала и взглянула на Адама, который как оказалось наблюдал за моим оцепенением по меньшей мере пятнадцать минут.

«Как Я?» - интересный вопрос, наверняка имеющий вес для Блэка, но абсолютно лишённый смысла для меня.

«Как Я?» - за последние сутки выяснилось, что в моих венах течёт «Икс-ген»; за моей семьёй охотится какой-то древний, поехавший на идеи мирового господства, католический орден; первая настоящая любовь – вампир и отец никакой себе не архитектор, а почти что Джон Уик.
Я лишилась матери, лучшего друга, что оказался предателем и убийцей, будущего о котором когда-то мечтала...

«Как Я?»… А как ты думаешь? – хотелось завопить во всё горло, но вместо этого я лишь отрицательно качнула головой, не в силах выдавить из себя ни звука.

Адам понимающе кивнул. Чуть поджав губы, словно опасаясь сболтнуть лишнего, он неспешно подошёл ближе и отнял у меня стакан. Буквально! Потому как я вцепилась в него мёртвой хваткой.
После этого Блэк опустился на колени, прямо предо мной и замер. Он ничего не говорил, не двигался, просто смотрел, наверное… не знаю… в этот момент я сверлила взглядом собственные колени.

- Никто не посмеет тебя обидеть, больше нет. Я не позволю, слышишь? – вкрадчиво произнёс вампир, и его слова отчего-то вызвали у меня приступ чёрной иронии.

Подняв взгляд, я скривила губы в подобии насмешливой улыбки. Блэк нахмурился и подался вперёд. Его почти ледяные ладони легли на мою шею.
В какой-то момент мне показалось, будто бы он разозлился, в льдистых зрачках промелькнуло нечто такое, что заставляло каменеть, но опасения развеялись прежде, чем успели пленить сознание и в следующий миг я ощутила поцелуй, оставленный чуть выше переносицы.

- Мне жаль…, - прошептал Блэк, шелестя губами по моей коже, - если бы я мог забрать твою боль…

- Я знаю, - говорю еле слышно, в надежде оборвать мучительные речи Адама.

Знаю, он говорил от чистого сердца, но чем чаще я слышала это проклятое «мне жаль», тем труднее становится сдерживать себя, прятать слёзы, сохранять рассудок и без того еле балансирующий между здравомыслием и ломающей волю истерикой.

Неожиданно откуда-то сверху послышалась музыка. Адам резко отстранился и выпрямился в полный рост, оборачиваясь к лестнице.
Мне потребовалось не меньше полминуты дабы узнать собственный рингтон.

- Должно быть бабушка звонит, - без эмоционально предположила я.

- Может стоит ответить? Сказать ей, что с тобой всё хорошо и я тебя не сожра,. – съехидничал Блэк.

- Не сейчас, не хочу ни с кем говорить…

- Кейт, ты не думаешь, что нужно попрощаться? Мы ведь уезжаем, - после непродолжительной паузы, добавил Адам, стряхнув с дивана подле меня деревянные обломки и присаживаясь рядом.

С одной стороны, он был прав, оставлять Мэри в неведенье после того, что произошло слишком жестоко, но я всё ещё злилась на неё, на отца, на всех, кто был в курсе и скрывал от меня правду!

Телефон зазвонил вновь, раздражая. Недовольно фыркнув, я закрыла глаза, откидываясь на диванные подушки, не допуская и мысли чтобы подняться наверх.
Вскоре мобильный замолчал, но теперь из себя выводил другой звук, странный, похожий на белый шум.
Некоторое время я пытаюсь понять, что это за шипение. Оно не было музыкой, не являлось гудением водосточных труб старого поместья, не имело природного происхождения - за окном раннее утро, смиренное, почти беззвучное.
 

« - Они в доме?» - сей вопрос возник внезапно, острой иглой пронзив разум.

Мои ресницы резко распахнулись, тело по инерции подалось вперёд. Я села прямо, распрямив спину.

- В чём дело? – Адам сразу же заметил перемену и насторожился.

- Кажется я что-то слышу…, - растерянно поясняю и смотрю на Блэка испугано - озадачено.

Он щурится, но не как при ярком солнце в погожий денёк, а сосредоточено, напряжённо, чуть опускает голову вперёд, отводит взгляд в сторону и застывает бездвижно.
Несколько секунд не происходит ничего, а потом онемевшее пространство разрывает в клочья звон старого стационарного телефона, который стоял на тумбочке в прихожей, как раньше я считала исключительно для декора.

Адам смотрит на меня, затем в сторону выхода из гостиной, он удивлён не меньше моего.



Катерина Райдер

Отредактировано: 19.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться