Исчезающий вид

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 12. — Ты предлагаешь пассивное сопротивление? — Нет, активное бегство!


      Вот и наступил момент истины. И не скажу, что я не жалела о своем побеге. Жалела и очень! Будущее виделось размытым и очень пугающим. А планета, раскинувшаяся под телом космолета безумно красивой, яркой и притягивающий взгляд. И, если бы не ситуация, плачевная для меня, я бы, наверное, восхитилась. А так, просто смотрела вперед, все еще безумно надеясь на светлое будущее. 
        Планета с кодовым названием S47586 — Авалония — являлась элитным курортом для богачей. Эту информацию рассказал мне доктор, снабдив небольшим портативным устройством, содержащим подробный план расположения кривых, запутанных улочек этой, на первый взгляд, дружелюбной планеты. 
       Шикарные отели на побережье чистейшего бирюзового моря, виллы и дворцы для элиты, множество дорогостоящих и запретных развлечений. Но это уже другая сторона медали. У планеты имелось гнилое нутро — в прямом смысле этих слов. Так называемая изнанка для избранных. В центре планеты существовала жизнь, хотя по официальным сводкам ее там быть не должно из-за климата, опасного, жаркого, начиненного ядовитыми парами. Но она там была! И не просто существовала, а процветала. Впрочем, жизнь на планете строилась по одному единственному принципу — мы не мешаем вам, а вы нам! Поэтому планета процветала, не привлекая к себе внимания, будучи не замешанной ни в военных распрях, ни в других неприятных инцидентах. Власти внимательно следили за внешним порядком и искусственным благополучием граждан Авалонии. Впрочем, они существовали в относительной безопасности… в отличии от таких как я… 
      Горячие руки резко притянули меня за талию. Простой хлопковый костюм смялся под напором чужих, грубых пальцев. Даже не вздрогнула, кажется, привыкаю… 
      — Тебе стоит пристегнуться. Сейчас пойдем на снижение. 
      Я вымученно улыбнулась и спокойно прошла за пиратом, позволила ему усадить себя в неудобное кресло и пристегнуть. Причем не только по рукам и ногам, но и еще и голову, закрепляя тело в неподвижном состоянии. Я не сопротивлялась, не пыталась грубить. Просто не видела смысла.
Снижение началось неожиданно. Сначала мы кружили над космопортом, паря, аки ласточки над гнездами. Это птичка такая, живущая на Старой Земле, ныне от которой не осталось и камня. Я про нее читала. А потом, резко замедляясь, принялись снижаться, быстро сбрасывая высоту. В таком положении рассматривать планету стало проблематично, и все, что я видела, лишь бирюзовый краешек моря и ярко синюю полоску неба. На большее меня не хватило, и я просто закрыла глаза, стараясь не отключиться. Потряхивало знатно… 
      Прошло совсем немного времени. Корабль пару раз ощутимо вздрогнул и остановился, замирая без движения. О, бездна, как же хочется почувствовать твердую почву под ногами! 
Пират подошел ко мне мягко, беззвучно. Дотронулся до рук, ног, головы, отстегивая защиту. Тихо буркнул:
      — Вставай, — отошел к другому краю довольно просторной каюты. Интересно, с чего мне такая честь быть сопровождаемой самим капитаном корабля. Неужели ему нечем заняться?! 
      Я встала. Потянулась, разминая конечности. Поправила костюм, серый, невзрачный, напоминающий робу заключенного и двинулась к двери. Личных вещей у меня не имелось — пояс сварга изъяли при первой возможности и, скорее всего, выкинули в открытый космос. А портативное устройство доктора, как это не прозвучит банально, давно покоилось в белье, надежно закрепленное к груди, замазанное однородным слоем тонального крема под цвет кожи. 
       Так что я была налегке. Пират, имя которого так и осталось для меня загадкой — на корабле его звали не иначе как кэп или капитан — решительно отправился за мной. Я слышала его тяжелые шаги за спиной. Может же, когда хочет… портить настроение лишь своим присутствием! 
      Мы медленно шли по пустым коридорам космолета. Пират пыхтел позади недовольно, нервно. Я же просто шла, прислушиваясь к тяжелым шагам. Впереди замаячил трап, и я ускорилась, стремясь быстрее ступить на поверхность планеты и освободиться от его мало приятного общества. Но он резко дернул меня за руку, заставляя затормозить. Развернул к себе и нахлобучил на голову капюшон, скрывая мое лицо. Этот его поступок оказался для меня загадкой. Все же я осведомлена «о движущей силе прогресса» — рекламе! Ну, нет, так нет. Покорно поправила капюшон, спрятала разметавшиеся волосы внутрь и продолжила путь, как ни в чем не бывало. 
      Коридор космолета закончился. Потом трап. И, наконец, долгожданная «почва» под ногами. Впрочем, железо космопорта тоже подойдет! 
      Я шла рядом с пиратом. Впереди следовали два бойца из его команды, вооруженные до зубов. Позади находилась еще парочка. Но это были не наши. Скорее охрана космопорта в черных скафандрах и с яркими отличительными знаками на груди и, что привлекло внимание, заряженными бластерами. Эскорт. Не иначе. 
Первую вспышку интереса к своей персоне я заметила сразу. Пара шагов от космолета и острые, странного взгляда глаза, больше похожие на две малиновые вспышки пронзили меня заинтересованным взглядом. Простой серый костюм висел мешком на фигуре, бултыхаясь от движения. Руки я засунула в широкие карманы, чувствуя неприятный озноб. Волосы, надежно спрятанные под капюшон, зашевелились от неприятного предчувствия. И я резко подняла взгляд на незнакомца, который даже и не подумал отвернуться, продолжая меня заинтересовано рассматривать. 
Незнакомец выглядел совершенно обычно. Представительный. Широкоплечий. В дорогом тонком скафандре. Только глаза выделялись на этом фоне заурядности и простоты. Он стоял неподвижно и явно оценивающе осматривал меня с ног до головы. А еще он нагло улыбался, что пугало еще больше. 
      Дальше были неприятные личности в количестве двух штук, спустившиеся по трапу небольшого, маневренного космолета. И они тоже смотрели. Только на меня. Стало неприятно. Мерзко. Наверное, только сейчас в полной мере я осознала свое положение. Осознала, впечатлилась и… решила удрать любым путем, даже если придется ползти через канализацию. То ли мое настроение импульсами передалось пирату, то ли он просто решил посочувствовать…  напоследок, так сказать, но мужчина резко взял меня за руку и больно, ободряюще ее сжал. Сжал руку, прижал тело к себе и в таком виде повел дальше, в тормозящую прямо напротив капсулу. Красивую такую капсулу. Большую. Белую. 
      В целом, я не ожидала ничего хорошего. Что-то общее, тесное, рассчитанное на большое количество живых особей. Я ошиблась. Капсула как снаружи, так и изнутри выглядела шикарно. Мягкие, бархатные сиденья, обрамленные деревом. Зеркала по всей поверхности стен. Пространство, большое и свободное. И всего четыре места. Одно отдельно от других. И меня устроили именно на нем, хотя я пыталась пристроиться на крайнем кресле. Ближайшем к выходу. 
      — А теперь улыбайся, — тихо прошипел пират, помог мне сесть и сдернул капюшон. И я улыбалась. Глупо. Зло. Впивая розовые ноготки в ладони. И смотрела на свое отражение в зеркалах, тихо произнося одну лишь фразу:
      — Это не я. Не я. Не я. 
      Я понимала одно — это не простые зеркала. Это стекла, а за ними камеры, снимающие меня со всех сторон! Для чего нужно подобное было ясно. Я — товар, а его должны видеть. Сопротивление бесполезно. Только вот зачем все это? Почему так? Я утопаю в кресле и видно лишь лицо, тело полностью скрыто от взглядов. 
      Капсула тронулась плавно, практически неощутимо. Я продолжала изображать улыбку, щурясь от блеска зеркал. Пират смотрел на меня, а два его «сотоварища» смотрели в пол. 
      — Все. На выход, — произнес пират. Охрана в унисон резко приподнялась и покинула капсулу. 
      — Несколько минут, всего несколько минут, — кажется, я схожу с ума от страха. Нет, это не просто страх. Это самая настоящая паника, лишающая связных мыслей, оставляя после себя лишь дрожь сознания. Даже дар, кажется, уснул в груди. Потух. Заледенел. Замер в ожидании. 
      — Зачем? — произнеся тихо, не спеша подниматься из кресла. 
      — Торги. Твоя мордашка должна понравиться и запомниться потенциальным покупателям. Ты далеко не один лот, участвующий в аукционе, — произнес тихо. А у меня вырвалось:
      — С каких это пор в девушке стало главным лицо? 
Пират улыбнулся, показывая белые зубы и тихо, интимно прошептал в самое ухо:
      — Детка, не торопи события. 
И тут где-то под потолком раздалось:
      — Порог тридцать семь миллионов кредитов. 
А рядом тихо выдохнули:
      — Ни хрена себе. 
      Пират выглядел обалдевшим. Его остекленевший взгляд уставился прямо на меня. Ухмылка по лицу растеклась подобно лужице на песке. Вроде бы водичка — мгновение и ее нет, только ощущение, что чудо было где-то рядом. 
      — Значит, порог, — произнесла тихо. Сумма, названная механическим голосом, ни о чем не говорила. 
      — Начало. Стартовая цена. 
      — Много? 
      — Баснословно, — произнес пират и уставился на меня в священном ужасе. Его голос охрип, а глаза пылали. — Детка, ты настоящее сокровище. Хайра, — прошептал тихо. — На общегалактическом означает ценность. Большая ценность. 
      — Сайти, — произнесла тихо. — Сайти — значит большая ценность, — в памяти всплыли слова лиетра. Зеленый тощий недоросль именно так перевел слово, которым называл меня сварг. Только вот пирату это слово совсем не понравилось. Услышав его из моих уст, он вздрогнул, дернулся и уставился на меня немигающим взглядом. Вспышки внутри стекол капсулы давно погасли. Мы стояли в тишине и смотрели друг на друга. Я непонимающе, пират зло и нервно. 



Светлана Лазарева

Отредактировано: 18.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться