Ищу идеального мужа

Размер шрифта: - +

2

О Боги-родители, на что вы гневаетесь? Сначала Винс, теперь вот это. И телефон сел! Мама меня убьет. И папа не поможет.

А тут еще сосед дурой назвал. С какого? Нашелся умный! Как будто без тебя не знаю, что злить грабителей — последнее дело!

И все-таки...

Родители наверняка уже паникуют. Ищут. И им точно сказали про Винса. И про то, что он вернулся один. Да даже если не вернулся, папочка из несостоявшегося ухажера душу вытрясет, а добьется правды. И поедет к озеру. А там уж поймет, куда дочка делась. Главное, чтобы меня сейчас далеко не увезли!

— Куда мы едем?

Выкрикнула и сама ошалела от собственной смелости. И ведь даже голос не дрожит!

— Вы уже взяли все, что можно. Высадите нас на дороге и проваливайте!

Кажется, переборщила. Один из грабителей хмыкнул и направился ко мне. Тяжелые, подкованные металлом ботинки метрономом отбивали ритм, отсчитывая время до моей смерти.

И тут автобус тряхнуло на очередной кочке.

А мне стало плохо.

Голодная, уставшая до потери сознания, умирающая от жажды... Меня просто выкинуло в проход, прямо под ноги грабителю. Сил подняться уже не осталось. Я только смотрела, как к лицу приближается ботинок на толстой подошве. И отчего-то подковка на ней ярко сверкала. Этот блеск приковывал внимание, не позволяя закрыть глаза.

Сейчас ударит!

Тело само свернулось в клубок, руки метнулись к голове — укрыть хоть немного. А по грязному проходу уже спешили остальные, поливая дернувшихся помочь мне людей руганью и тыкая в них оружием.

Что произошло дальше, не поняла.

Резкое движение сверху, звук удара, кто-то всхлипнул, отлетел по коридору между кресел, а потом обзор закрыла чья-то спина. Кажется, соседа.

Что он делал, я не видела, но послышались выстрелы, крики, откуда-то донеслись слова молитвы Божественным родителям, а потом... все стихло.

В предплечье вцепились пальцы.

— Вставай! — и кто-то вздернул меня на ноги.

В воздухе пахло чем-то незнакомым и... кровью. Темная лужа медленно растекалась вокруг головы грабителя. Я машинально поджала пальцы на ногах, чтобы не дотронуться.

Глаз, только что зло смотревших на меня, не было. Как и лица. Вместо него — кровавое месиво. И ошметки чего-то буро-красного на стенах, сиденьях, даже людях. Мысль о том, что это может быть, мелькнула и пропала. Но мне хватило. И я завизжала.

— Не смотри!

Меня развернули в другую сторону, закрыли от кошмара.

Здесь, на крепкой мужской груди оказалось уютно. Обдало хорошим дезодорантом, немного пылью и едва заметно — потом. Не резко. Так пахнет здоровое, чистое тело.

И я ухватилась за этот аромат. Позволила ему заглушить вонь крови. И потеряла связь с реальностью. Перед глазами все поплыло, голова закружилась, а когда я очухалась, то сидела уже на пыльной траве у обочины, и губам было больно оттого, что какая-то женщина пыталась прижать к ним край бутылки.

Вода!

Я глотала и захлебывалась, откашливалась и снова глотала. Как же хотелось пить. И только, когда бутылка опустела, огляделась.

Автобус стоял посреди поля, распахнув двери. Люди сидели, лежали, ходили вокруг, стараясь не заглядывать внутрь. Кто-то говорил по телефону.

Родители! Мне срочно нужно связаться с ними!

Из обрывков бреда, который мог оказаться сном, выплыла сцена: сосед выносит меня из салона и аккуратно укладывает на землю, подложив под голову свитер.

Так и есть. Вот он, в зацепках сухой травы. А его владельца нет. Да и неважно!

— Простите!

Женщина, которая только что поила меня водой, оглянулась.

— Простите, вы не одолжите телефон? Мне надо маме позвонить.

Она молча протянула красный прямоугольник, сняв защиту.

Быстро набрать въевшийся в память номер, прижать к уху... И услышать ровное:

— На вашем счету недостаточно средств. Пожалуйста, пополните счет...

— Полицию уже вызвали. Скоро будет.

— А где... — я огляделась, ища начавшего заварушку мужчину.

Женщина равнодушно пожала плечами:

— Где-то здесь. Попросил дать вам воды и отошел.

Я поискала взглядом. Мужчин много, но нужного нет. А может, я просто его не узнаю? Ну не мог же он заварить всю эту кашу и сбежать?

Или... мог? Да так и сделал! Бросил одну, в незнакомом месте... Стоп! А почему я думаю о нем в таком ключе? Не родственник, не друг и совсем не обязан заботиться о чужой девице. Спасибо, из автобуса вытащил и попросил напоить.

И все-таки головой крутила, выискивая в толпе того, единственного. И, казалось, аромат его туалетной воды ощущается повсюду.

Так было до приезда полиции.

Подскакивая на неровностях дороги, сверкая мигалками, к нам подлетели полицейские машины в сопровождении экстренной медицинской помощи. Медики работали слаженно и четко: двое вслед за полицейским направились к автобусу, остальные достали пластиковые ящики и приступили к осмотру живых.

Вот зачем они так сильно накачивают манжет, когда измеряют давление? Рука отнялась. А врач хмуро поинтересовался:

— Голова не кружится?

Еще бы она не кружилась после такого!

— Тошнит, — сообщила честно и тут же добавила: — Думаю, что от голода. Я со вчерашнего дня ничего не ела.

— Понятно, — врач тут же перестал волноваться и повернулся к медсестре. — Сейчас капельницу с глюкозой поставим. Сахарного диабета нет?

— Нет.

Вот чего хотелось меньше всего на свете, так это чтобы в меня иголками тыкали. Я обычных уколов боюсь до полусмерти, а тут в вену! Да еще капельницу! Страх придал смелости:

— А можно, я её просто выпью? Или, может, у кого-нибудь конфеты есть? Глюкоза — это ведь сахар, да?



Лена Кутузова

Отредактировано: 25.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться