Исход

Размер шрифта: - +

25.

Поскольку Константину было не до сна, он пошел в медицинский блок к Катрине. Когда он попросил медсестру отвести его в палату, ему ответили, что Катрина больше не нуждалась в лечении и поэтому была отпущена. Ее не поселили в общую жилую зону для женщин, а отвели небольшую отдельную комнату. Немалую роль в этом решении могли сыграть ее близкие отношения с Константином. Медсестра объяснила, где находится эта комната, и он отправился прямиком туда. Подойдя к двери, он хотел было зайти запросто, но в последний момент убрал ладонь с дверной ручки и постучал. Было поздно, но Катрина отворила. Первое, что бросилось в глаза – это цвет волос Катрины, прическа осталась прежней, но волосы были выкрашены в пепельный цвет.

— Будешь глазеть или войдешь?

Он вошел внутрь. Комнатка была без преуменьшения крохотной, полутораспальная кровать занимала почти все свободное пространство, вокруг не было мебели, проглядывались створки встроенных шкафов и одна дверь побольше, видимо, ведущая в ванную комнату. Стены были выкрашены в темно-синий цвет, потолок покрывали осветительные панели. Было темно, то ли из-за тусклого света, то ли хозяйка захотела придать жилью немного интимности. Озираясь, в поисках куда бы присесть, он не стал долго думать и плюхнулся спиной на кровать, оставив ступни на полу.

— Устал?

— Пироян… Похоже, старик намеревается взяться за старое.

— О! — она подняла брови от внезапно посетившей ее мысли. — Конечно, хочет. Помнишь, ты не стал слушать историю, обозвав… Как это ты сказал? А! — она изобразила надменное выражение. — Сплетня.

— Что ж ты не сказала, что речь пойдет о генерале?  И не делай такое лицо, не похоже не капли.

— Опять ты начинаешь! Думаю, сегодня ты будешь спать в коридоре.

— Приглашаешь на ночлег? Мило с твоей стороны, учитывая, что у меня здесь до сих пор нет своего угла.

— Может углы это не твое?

— Что ты имеешь ввиду?

— Попыталась пошутить… — она сделала рожицу. — Мог бы нормально отреагировать, ради приличия.

— Давай рассказывай, что у тебя там! — он переместился на правый бок, чтобы получше ее видеть.

— Пойдем на улицу, я уйму времени не дышала свежим воздухом. И вообще, слезай с кровати. Даже обуви не снял! Давай, пойдем — Катрина потянула его за ногу.

 

Когда они выбрались на поверхность, было светло. В последние дни проведя много времени в изолированных убежищах, Константин совершенно потерял чувство времени. Ему не хотелось спать, ведь последние события требовали постоянного напряжения умственных ресурсов. Не помнил он и того, когда последний раз он ел. Катрина шла рядом с ним по хрустящему выпавшему накануне снегу и ежилась, втягивая шею в высокий ворот пуховика. Она пожелала пойти на обрушенный мост, находившийся неподалеку от ямы, где было убежище. Подойдя к самому краю, она долго всматривалась в бездонный пролом под ним.

— Думаешь, кто лучше: те, кто с высоты смотрят на эту дыру, представляя себя, каково было бы жить в подземельях, или те, кто с мечтательной надеждой смотрит из мрака на клочок неба над головами?

— Сомневаюсь, что там вообще можно жить, — ответил Константин, мельком взглянувший на провал. – Надеюсь, ты не желаешь проверить?

— И еще раз прокатиться на увлекательном аттракционе перерождения? Нет уж, спасибо.

Она отошла от края и, подойдя к Константину, взяла его под руку, прижавшись к его плечу, и кинула пару кошачьих взглядов по сторонам.

— По правде, я вывела тебя сюда, чтобы уберечься от лишних ушей, — она зашептала.

— Если Пироян захочет, нас смогут подслушать, где угодно.

— Вечно ты обломаешь антураж. В общем, это случилось день назад, когда ты занимался своими поисками. Я тогда оправилась от увечий, и мне стало опостылело лежать без толку, поэтому я улизнула из медблока побродить по базе, пообщаться. Сперва я зашла к знакомым девчонкам, с которыми мы общались еще во времена Алекромской базы, о чем тебе будет вряд ли интересно слушать. Затем я пошла навестить Пирояна, хотела поблагодарить за помощь. Я не ты, поэтому не могу заявиться к нему в любое время. Когда я пришла и дернула ручку королевской двери в его кабинет, то поняла, что она заперта. Маша, сидевшая в каморке напротив, ты ее наверняка знаешь, сказала, что генерал вышел к Максу. Ну, я пошла к Максовой мастерской. Ты знаешь, вытяжка под землей в некоторых местах работает неважно, и запах Пирояновых сигарет я учуяла за метров десять, не меньше. Заходить сразу я не торопилась, вдруг они говорят о чем-то важном, чтобы их прерывать. Я прислушалась сквозь приоткрытую дверь. В их разговор точно не нужно было встревать.

Константин слушал с полным вниманием.

— Не буду передавать дословно. Сперва, Макс долго рассказывал о необходимости точного анализа экологической ситуации в мире. Как обычно он блистал интеллектом. Пироян выслушал, а потом ушел от окружающей среды в сторону обвинения потомков. Макс живо поддерживал, подкрепляя фактами тезисы генерала. Их разговор становился жарче, соответственно, и говорить они стали погромче. И тут генерал выдает примерно следующее: «Хорошо бы прибрать Россию, а лучше еще пару стран под наш непосредственный контроль», а Макс ему: «А люди?», Пироян отвечает: «А что, мол? Люди, они ущербны по природе и должны подчиняться нам, как более совершенным существам».



Илья Букреев

Отредактировано: 29.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться