Исход

Размер шрифта: - +

27.

Утром двадцать седьмого января Константин встал с постели задолго до восхода. Он вышел на площадку перед ангаром и наслаждался тишиной предрассветного затишья. Зима в Европе выдалась на редкость холодная, и мягкий снег под ногами скрипел точно, как в далекой Сибири. Однако не красоты мюнхенской ночи подняли Константина в такую рань. Сегодня должен был приехать Макс и привезти с собой Катрину, которая прошла успешный курс интенсивного лечения в одной из закрытых клиник в Германских Альпах. Они обещались прибыть к рассвету, и Константин, словно маленький ребенок накануне торжества, не мог уснуть в предвкушении. Дверь ангара позади хлопнула, он обернулся и увидел Мамеда.

— Ты рано встал, — окликнул Константин.

— Вы тоже. Внутри дубак. Я на пробежку, собираюсь немного размяться. Присоединитесь?

— Не сегодня, не хочу пропустить приезд Макса.

Помахав рукой, Мамед побежал трусцой в сторону леса и вскоре скрылся в его гуще. Втянув шею в воротник, Константин подумал, что бдение на улице может прилично затянуться, поэтому с неохотой он пошел обратно. Внутри ангара уже горел свет, и многие проснулись. Поминутно здороваясь с проходившими мимо заспанными людьми, Константин направился к самодельной кухоньке, где кофе-машина выдала ему кружечку двойного американо. Он сел на стул и принялся наблюдать за работой летчиков и техников, которые подготавливали один из двух пригнанных самолетов. Работа не прекращалась всю ночь, и не ложившиеся отдохнуть техники вяло грузили взрывчатку в фюзеляж.

Вдруг краем глаза он заметил свет автомобильных фар, пробившийся через зарешеченные окна ангара. «Наконец-то!» — подумал Константин и, переходя на полубег, отправился к дверям. К сожалению, вместо тех, кого он так ждал, в ангар зашел Рихард Вайс. Они пожали друг другу руки в знак приветствия, и Вайс на ходу пригласил Константина уединиться, чтобы еще раз пройтись по плану предстоящего нападения на штаб-квартиру корпорации Hive. Попав в небольшую мастерскую, Константин включил проекцию карты на мониторе, висевшем на стене.

— Мы займем позицию в лесу в трехстах метрах от зоны внешнего ограждения комплекса, здесь и здесь, — показывал Вайс.

— Я с диверсионной группой залягу в этой зоне, на противоположной стороне.

— Начинаем, в полдень?

— Два самолета подорвут собой генераторы и корпус охраны объекта. Это послужит самым верным сигналом, — сказал Константин. —  Ваш небольшой отряд завяжет бой, чтобы выманить достаточно охраны и техники. Затем ретируетесь и пройдете по этому пути, — Константин провел пальцем по маршруту на карте. — Вы заведете оперативников в засаду, где залягут наши основные силы.

— Так. Наша тактика — приманка и контратака, — закивал Вайс.

— Именно. Вы контратакуете ослабленные силы противника, и организуете прорыв внутрь территории комплекса, чем отвлечете все имеющиеся у них силы. Тогда в дело вступаю я со своим отрядом. Мы по возможности тихо проникнем в основное здание и выясним, где Полина. Вслед за ее вызволением я отступлю, прежде уничтожив серверные этажи и пункты управления.

— На все про все у нас будет часа четыре, не больше, — сказал Вайс, почесывая затылок. —  Макс информационно изолирует периметр операции, так что из комплексу будет закрыта связь с внешним миром. Однако стоит не забывать, что население поднимет панику едва услышит шум вооруженного столкновения. Если мы замешкаемся, то подойдут группы быстрого реагирования немецкой полиции, а затем армия.

— Думаю, успеем. Среди нас профессионалы, каждый имеет боевой опыт.

— Хех, прям Наполеон с Макиавелли! – раздался третий голос.

Услышав столь ожидаемый голос, Константин воскликнул:

 — Подкралась, чертовка!

Стоя посреди дверного проема, Катрина выгнула грудь вперед и уверенно расставила ноги, уперев кулаки чуть повыше ягодиц. В мыслях Константин отметил, что никогда прежде он не видел ее в такой прекрасной физической форме. Вайс понимающе поклонился и вышел. Константин затащил ее внутрь комнатушки, захлопнув ногой дверь. Он прижал ее к стене и, охваченный желанием, поцеловал.

— Я рад что ты выкарабкалась, — сказал Константин, с восторгом облегчения разглядывая ее исцеленное тело.

— Боялась тебя не увидеть. Я изо всей мочи старалась поспеть к войнушке.

— А ты стала гибкая, — заметил Константин, когда от каждого его движения Катрина выгибалась с непринужденностью кошки.

— Мне поставили новый позвоночник, ребра и часть органов в довесок.

— Бог мой… — поразился Константин. — Я не знал, что твое состояние было настолько критичным.

— К счастью, ты позаботился, чтобы меня подлатали. И вуаля! Теперь мои возможности только возросли, не печалься. Разве я не золотце?

Она, как балерина, на носочке обернулась вокруг. Несмотря на зиму, на ней была тесная легкая одежда, по видимости, из поддерживавшей мышцы ткани. Закончив пирует, она повисла на шее Константина и чмокнула в уголок его губ.

— У меня бывают нестерпимые боли, — сказала она полушепотом на ухо, — но я все выдержу ради тебя.



Илья Букреев

Отредактировано: 29.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться