Исход

Размер шрифта: - +

28.

Машины тронулись с места. Константин ехала в головном фургоне вместе с его группой проникновения. Семь бойцов, лучшие из лучших, каждый имел неповторимый боевой опыт. Справа сидел Мамед Мараев, бившийся отряде гейтаров Александра Великого при Гавгамелах и после прошедший за ним все компании вплоть до Индии. В другой жизни Мамед был самим Миямото Мусаси, великим воином, участвовавшим в битве при Сэкигахаре против войск Токугавы. Солдатом армии Чан Кайши он геройски отражал атаки японской дивизии на подступах к Чанша. И этим его подвиги не ограничивались. Катрине выдалось побывать в личине женщины-воительницы из телохранителей датского конунга, в добавок она пережила опыт сражений в траншеях Великой войны. Будучи ярой католичкой, Катрина сражалась в тридцатилетней войне.  Женщины не всегда ограничивались приписываемой им ролью хранительниц очага. Константин и сам успел повоевать. За свои двести с лишним жизней, добрых тридцать пять он постоянно проливал чужую или свою кровь. Он наблюдал, как горят сады Вавилона. На коротконогом коне он приступал к Рязани с ордами Батыя. Отражал напор турок при последнем штурме Константинополя плечом к плечу с императором Константином XI и видел, как тот был сражен в пылу сечи. Сражался за независимость Техаса в 1830х. В ноябре 1943 он участвовал в воздушно-десантной операцию у реки Днепр. Однако травить байки о своей воинской славе в кабине фургона никто не спешил, лелея последние спокойные минуты.

Фургон мягко катил по зеркальной гладкости Мюнхенской дороге. Ранний подъем и отсутствие качки нагнетали сонливость. Константин волновался, зная по опыту, что его проработанный план в условиях реального боя неизбежно полетит к чертям, что, впрочем, не помешало ему широко зевнуть. Сидевшие вокруг зевнули вслед за ним.

Автоколонна остановилась на лесной дороге. Из-за крон проглядывалась стеклянная оконечность небоскреба штаб-квартиры Hive. В полнейшей тишине бойцы Вайса повылазили наружу и принялись разгружать вооружение. Тем временем, в полукилометре от них отряд Константина уже приближался к ограждению из металлической сетки, отграничивавшую территорию корпорации. Они засели в удачной позиции на склоне естественного овраг в тени густой рощи. С востока ползла серая пелена облаков, и Константин взмолился, чтобы природа смиловалась и подождала с дождем, и нажал кнопу на ушной гарнитуре:

— Я на позиции, готовьтесь! – сказал Константин, взглянув на часы. – Ждем сигнала.

— Мои люди тоже на местах, ждем птичек, — ответил Вайс.

— Это… — вмешался Макс. Как вам сказать… у нас проблема.

— Не тяни, выкладывай, как есть, — сказал Константин.

— В общем, самолеты задерживаются.

— Надолго? – спросил Вайс.

— Пока не знаем, проблемы ангаре. Техники говорят, скоро поднимут.

— Я начну, нельзя медлить, — сказал Вайс.

— Чтоб тебя... Ладно, выступайте! Следуем плану, — сказал Константин.

Констанин услышал выстрелы и три последовательных взрыва. Вайс начал выманивающую вылазку.

В это самое время Макс уже отключил охранные системы мюнхенского офиса, деактивировал камеры, датчики движения, систему чрезвычайной блокировки и прочие средства защиты. Следом он блокировал исходящие сигналы из офиса корпорации и приготовился с помощью взятых под контроль систем слежения реагировать на поступающие угрозы.

Вайс с пятнадцатью бойцами штурмовал ворота, с противоположной стороны подошла по меньшей мере полусотня оперативников, и к ним продолжали стягиваться подкрепления. Люди Вайса сбили пару вертолётов, грозивших в миг разделаться с ними. Вайс потерял четверых, было много раненых, но он по-прежнему оставался на месте, чтобы выманить из комплекса как можно больше оперативников. К воротам бронеавтомобили Hive с тяжелыми пулеметами. Из окон близлежащего здания начали плотную пальбу, от которой полегло еще двое бойцов Вайса. Под градом из пуль его группа вылазки дрогнула. «Отходим!» – прокричал Вайс, увидев, что задержись он немного дольше и станет не с кем отступать. Потрепанные бойцы ринулись обратно в лес. Строго по спланированному, оперативники всеми силами бросились вдогонку.

Засадная группа из сорока человек затихла и приготовилась с ненавистью обрушить мощь на преследователей. Сперва они увидели бежавшего в угаре Вайса с пятеркой оставшихся в живых, по пути он потерял еще нескольких. Едва он успел вскарабкаться за бугры, которые окаймляли вытянутую поперек лужайку, где затаились основные силы, как появились оперативники. Они победно трусили двумя колоннами, предвкушая расправу. Стоило им войти в означенный квадрат лужайки, из засадных позиций разверзся разрушительнейший по плотности и смертоносности огнь. По бронемашинам вдарили из гранатометов, порядки оперативников разделяли заранее заложенной взрывчаткой, которая образовывала стены из огня и осколков.  Счастливчики, отставшие от основной группы преследователей, неорганизованно отступили обратно на базу. Замешкавшимся не повезло, их жизни оборвались за считаные минуты в страшнейшей бойне, из которой выход был только один – на тот свет. Вайс торжествовал, он радировал Константину об успехе и немедля приказал своим бойцам выступить в контратаку. Повылезав из укрытий, они увидели плоды успеха – уничтоженная техника и израненные тела сотни с небольшим оперативников. Некогда было праздновать, поэтому бойцы устремились вперед.



Илья Букреев

Отредактировано: 29.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться