Исходная позиция: Дракон пьёт из чаши слёз

Размер шрифта: - +

Глава 2

 

Я сидел смирно и наблюдал за командиром отряда. Он внимательно изучал наш маршрут, все остановки, ночлежки, отметки о прибытии, разрешения на въезд/выезд, как вдруг нахмурился и достал из нагрудного кармана зелёной униформы нечто, от одного вида которого у меня оборвалось сердце. Наши глаза встретились, когда он демонстративно помахал этим предметом у меня перед носом и медленно, так, что показалось, будто кто-то внутри меня выжимает кости, точно мокрое бельё, засунул миграционную карту в люмьер.

Мне было прекрасно известно о возможностях этого нового чуда техники. После проверки на люмьере, редко какие документы отдавались обратно в руки незадачливым преступникам. Обычно преступники сразу же отдавались в руки военным. Мои-то руки в тот момент были готовы задрожать. Пришлось приложить немалые усилия, дабы принять невозмутимый вид.

Я отрешённо оглядел комнату, чуть скользнул взглядом по дуатцу, который залез носом в стенной шкаф; затем нервно припомнил, куда я заныкал оружие, после чего, обречённо вздохнув, снова воззрился на командира. Тот всё еще изучал показания люмьера. Напряжённая морщинка между его бровей исчезла, сделав лицо гладким и еще более молодым, чем мне показалось в самом начале нашего неприятного знакомства.

Парень был хрупкого телосложения, не очень высоким, заметно ниже меня; русоволосым, коротко стриженным. Его волосы выглядели влажными, зализанными назад с помощью геля для укладки.

«Пытается выглядеть симпатичным, раскрасить цветным гелем невзрачность своей обыкновенной, ничем не выделяющейся внешности, - со свойственной всем мужчинам завистью хмыкнул я, подсознательно понимая, что парень-то гораздо привлекательнее меня, несмотря на мою экстравагантную демоническую наружность. - И девки от него, очевидно, просто тащатся. Дуры!» - уже заранее вынес я вердикт возможным воздыхательницам этого щуплого пацана.

Его совсем еще нежная, почти юношеская кожа не имела признаков частого бритья, хотя я слышал, что некоторым нефилимам просто повезло: их генетически запрограммировали на отсутствие какой бы то ни было растительности на лице. А у этого имелись брови, надо признать, красивой формы, да ресницы, чуть загнутые на самых кончиках. Всё это в сочетании с мягкой линией губ и подбородка, придавало его внешности изрядную долю женственности. Меня это стало ужасно раздражать, и я отвёл завистливый взгляд, чтобы снова вернуться к рассматриванию его лица уже спустя секунду.

Заметив такое пристальное внимание к его персоне, командир отряда поднял на меня светло-зелёные глаза. Я дёрнулся, как от удара током, а парень залился румянцем.

«Вот дерьмо! – выругался я, круто повернувшись на стуле в другую сторону. – Пусть уже быстрее уйдёт! Или сдаст нас с Крисом властям...»

Последняя мысль быстро отрезвила меня, вернув к реальности происходящего и вырвав из раздумий о том, кто же из нас с ним будет считаться у женского пола привлекательнее, выше, мускулистее...

«Если люмьер сейчас пропищит, сообщив о подделке разрешений и пропусков, то никакого женского пола я не увижу еще многие тысячи лет, - с упавшим сердцем подумал я как раз в тот момент, когда одна крохотная лампочка на люмьере полыхнула красным светом и вдруг выключилась. Я замер в неподвижности, расширенными от ужаса глазами уставившись на руки командира отряда. Его тонкие, изящные пальцы проиграли на голографическом экранчике некую комбинацию и лампочка больше не загоралась, никакого писка устройства не последовало. Я поднял недоуменный, ошарашенный взгляд на парня.

Тот не смотрел на меня. Он продолжал изучать показания, в то время как с его лба катились капли пота. Быстро протерев лоб тыльной стороной ладони, парень поднялся, всучив мне пакет с документами.

- Всё в порядке. Вы можете остаться. Срок отбытия указан, но если вам вздумается задержаться, тогда заблаговременно направьте соответствующее заявление вот по этому адресу.

И он передал мне пластиковую визитку с правительственными адресами.

- По протоколу мне необходимо сделать отметку на миграционном документе о проведённой проверке, но ваша карта... настолько старого образца, что мне потребуется другое оборудование. На имеющееся у меня устройство я даже не смогу установить требуемую программу. Я, возможно, зайду завтра. В это же время.

Он, по-прежнему густо краснея и не смотря на меня, махнул своей группе, после чего отряд гуськом отправился к входной двери. Я на ватных ногах потащился следом, всё еще пребывая в шоковом состоянии. Меня еще никогда так не держали за яйца, отчего тюрьма с неминуемой казнью всегда казались мне чем-то далёким, нереальным. Играя со смертью, я часто оставался закадровым актёром, но только сегодня мне выпала честь ощутить, что же собой представляет заглавная роль...

- Не вздумайте никуда улетать, - предупредил дуатец, - до получения отметки о проверке, вы – под домашним арестом.

Закрывая дверь за нашими опасными гостями, я всё надеялся, что парень обернётся, дабы появилась возможность хоть как-то отблагодарить его, хоть показать глазами, насколько высоко я оценил его смелый и благородный поступок, но мне не повезло: обернулся лишь дуатец. Он безмолвно окинул меня подозрительно-озадаченным взглядом и поспешил за своим командиром.

Мы с Крисом облегчённо выдохнули, вернулись в холл-гостиную, где, точно выжатые фрукты, упали на стулья. Нас окутало вакуумом. Мыслей не было, ни одной. Только опустошение. Первым пришёл в себя Крис. Он обнюхал весь дом своим «радаром» и, видимо, решив, что жучков нам не подсадили, успокоено вернулся в гостиную, где предложил свою версию произошедшего чуда. Она показалась мне вполне правдоподобной, и я кивнул:



nick vengens

Отредактировано: 08.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться