Искатель. Становление героя.

Глава пятая. Грифоны.

    Двое суток потребовалось путникам на то, чтобы добраться до предгорий южного отрога, где издавна гнездились легендарные грифоны, ставшие персонажами множества страшных сказок, и загадочных историй. Мало кто из ныне живущих мог похвастать тем, что видел живого грифона, а уж тех, кто мог предъявить доказательства своих слов и вовсе было как пальцев на одной руке.
    Невероятно живучие, яростно-свирепые крылатые львы с орлиными головами были хорошо известны своим независимым нравом и нелюбовью к чужакам. Их способность сражаться даже со смертельной раной до полного истекания крови породила множество версий об их магическом происхождении, но ни доказать, ни опровергнуть эти предположения не удалось никому до сих
пор. Убить же грифона можно было только пронзив ему сердце стрелой навылет.
    Велимир много слышал об этих удивительных существах, но в его родном Светлогорье грифоны никогда не водились, поэтому он считал их выдумкой, и до недавнего времени нисколько не сомневался в своих убеждениях. Теперь ему предстояло на собственном опыте убедиться в реальности грифонов, королей воздуха, самых опасных крылатых существ во всех трех Измерениях Мира.
    В памяти его всплыла одна из историй о грифонах, рассказанная отцом когда-то давно, ещё в детстве: в ней упоминалось об удивительном свойстве сердца грифона, представлявшем из себя очень сильный амулет, способный отогнать тёмных духов, если носить его на шее. И ещё: сердце грифона продолжало биться даже после смерти зверя в течение многих часов.
    Велимир мучительно пытался вспомнить, что ещё отец говорил ему по этому поводу, но воспоминания упрямо ускользали, словно не желая оставаться в его голове. Отец что-то объяснял совсем юному Велимиру, рассказывая о повадках грифонов, но что именно... внезапная вспышка наития озарила сознание юноши: грифоны всегда охотятся ПАРАМИ! Эта особенность
породила много домыслов, но Димитр считал, что подобная тактика свидетельствует о наличии у крылатых охотников зачатков разума!
    Значит, чтобы добыть сердце этого зверя, придется сразиться с ДВУМЯ противниками. Даже один-единственный грифон был весьма опасным врагом, и легко расправлялся со своими недругами, даже численно превосходившими его. Немного поразмыслив, Велимир поделился своими соображениями с Хасаном.
    Тот внимательно выслушал юношу, заметно посерьёзнел и спросил:
- Ты охотился на грифонов на родинэ?
- Нет, - смутился Велимир, - я узнал это от своего отца, он много рассказывал мне о них и их повадках.
- Твой отэц был извэстным охотником? - не унимался степняк.
- Не знаю, - честно признался юноша, - он ничего не рассказывал мне о своем прошлом.  А я никогда не задумывался об этом.
- Как звали твоэго отца? - заинтересовался Хасан.
- Димитр. Димитр из Альмики, кажется, так его звали наши соседи. Я не понимал, почему они звали его так, ведь он был родом из Больших Вершин, как и я.
- Димитр из Альмики... - медленно повторил Хасан, словно вслушиваясь в собственный голос, - может быть, Дэмэтр Исхальмикан?! Вспоминай, Вэлимир!
- Может быть, - недоуменно ответил тот, - а что...
- Ну конэчно! Знамэнитый охотник, трижды пэрэсёкший Вэликую Пламэнную Стэпь в поисках лэгэндарных сэмирогих антилоп Г'альвэ! В одиночку сразивший двух грифонов во врэмя охоты на скорпионоидов Кцахли Халтху! Таким отцом грэх не гордиться...
- Погоди, с чего ты взял, что Деметр Исхальмикан и мой отец - один человек?! - воскликнул пораженный Велимир.
- Это объясняэт эго познания особенностэй охотничьих повадок грифонов, - пояснил довольный собой степняк, - повэрь моэму опыту, всэ эти познания возможно получить лишь при нэпосрэдствэнном контактэ с грифонами, а мы с тобой пэрвые за послэдние триста лэт, кто изъявляэт жэлание поохотиться на них, со врэмён охотника Дэмэтра, кстати.
    И откуда эму извэстно о свойствах сэрдца грифона? О таких вэщах молчат дажэ тэ из охотников, кто знаэт об этом, а уж книжникам и вовсе о таком нэ рассказывают. Я знаю о них от своэго дэда, он когда-то дружил с Дэмэтром, и многоэ узнал от нэго. Так что это эдинствэнное объяснэниэ.
- Может быть ты и прав, - неуверенно протянул юноша, все еще не в силах поверить в такую трактовку образа своего покойного отца. Да, его отец был умелым охотником, и многому научил его, но о ТАКОМ в жизни отца Велимир ничего не знал, и теперь не мог поверить  услышанному. На это требовалось время, и Хасан оставил разговор, видя, что юноша хочет обдумать всё вышесказанное, чтобы соотнести с образом отца, хранящемся в его памяти.
    Некоторое время царило молчание, прерываемое лишь фырканьем лошадей, да резким стуком подковы о камень, когда один из скакунов оступался на усыпанном гравием склоне. Вдруг Хасан резко остановил коня и уставился куда-то вперед и вверх, силясь рассмотреть что-то, едва различимое
в начавших сгущаться сумерках.
- Вэлимир, глянь-ка вон туда, видишь, - указал он рукой и юноша послушно уставился в том направлении, пытаясь уловить то, что привлекло внимание друга. Наконец он заметил крохотное пятнышко, медленно кружившее высоко над вознесшимся у них на пути пиком, словно высматривающий добычу горный орел. Грифон, мелькнуло в голове Велимира, значит, они правильно взяли направление.
- Это - наша завтрашняя цэль, - негромко проговорил степняк, и Велимир поймал себя на той же мысли, что прозвучала из его уст.   
    

    Следующий день принес много проблем и хлопот: в небе над их головами закружились сразу пять грифонов, обнаруживших чужаков в своих владениях. Хасан предложил спуститься пониже, и укрыться в небольшом леске, прижимающемся к плечу отрога. Добравшись до опушки, они обнаружили, что четверо грифонов отправились по своим делам, а над ними висит лишь один,
следящий за их отступлением.
    Это был шанс, которого они не могли упустить! Укрывшись в тени крайних деревьев, друзья бросили жребий, кому из них играть роль приманки. Это была чрезвычайно опасная роль, и Хасан, вытащив короткую соломинку, был явно доволен доставшейся ему участью. Теперь от меткости Велимира
зависело очень многое, в частности, жизнь товарища, да и собственная тоже.
    Обговорив все возможные ситуации, они убедились, что грифон продолжает патрулировать небо над их головами, после чего Хасан вынул из переметной сумы два лука: простой для себя и мощный составной для Велимира. Гномьи стрелы также перекочевали к юноше, готовому к бою с
крылатым зверем. Наконец степняк хлопнул его по плечу, улыбнулся отчаянно, и выбежал на открытое пространство.
    Издав громкий крик, Хасан вскинул лук и принялся пускать стрелы в кружившего в ста метрах над ним грифона, надеясь таким манером спровоцировать нападение зверя. Стрелы немного не долетали до хищника, но сам вид летящих в него снарядов должен был заставить его рассвирепеть.
Покружив некоторое время, грифон пронзительно вскричал, и спикировал вниз.  
    Для Велимира время словно замедлилось. Он натянул лук, целясь в сердце зверя, в то время как Хасан, двигаясь медленно, как во сне, старался отскочить в сторону от громадного орла-льва, падающего на него сверху. Всего за пару мгновений в голове юноши прокрутилось несколько вариантов развязки, но среди них не оказалось ни одной счастливой. Вот грифон уже совсем близко и его широкий клюв метит в голову степняка... Велимир спустил стрелу...
    Этот выстрел стал первым шагом юноши на пути к будущей славе, затмившей даже славу его отца - знаменитого охотника Деметра Исхамилькана. Стрела пробила сердце зверя, пройдя насквозь, и Хасана обдало фонтаном черной крови из смертельной раны. Грифон дико взревел и тяжело рухнул всего в трех локтях от припавшего к земле смельчака.



Гардемарин

Отредактировано: 22.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться