Искатель. Становление героя.

Глава седьмая. Штавеххи.

    Восточная дорога, получившая от путешественников заслуженное имя "Лезвие ножа", во время перехода трижды оправдала свое название, лишь каким-то чудом не сметя отчаянных путников в морские пучины. Дважды это была штормовая  волна, с головой накрывавшая всадников, и чуть не утопившая их вместе с лошадьми. В третий раз, видимо сочтя предыдущие предупреждения недостаточными, неведомая сила устроила прямо перед ними камнепад из огромных валунов, едва не захвативших  с собой смельчаков.
    Несмотря на это, Хасан и Велимир продолжали свой путь к Восточной равнине, за последние десять веков трижды сменившей имя, и ныне называемой Долиной Пряных Ароматов. Четыре тысячи лет назад из северных областей сюда переселилась раса Штавеххов, людей с птичьими крыльями, возникшая в результате неведомого каприза богов тысячелетия назад.
     Сочетание высокого благородства духа с любовью к творчеству породило на свет одну из самых возвышенных и прекрасных наций среди всех трех Измерений. Четырехкрылые создания не просто выгодно отличались от большинства существующих народов, но и стремились жить в гармонии со всеми соседями, а с Оэронами, расой разумных дельфинов, находились в союзных отношениях со времен своего переселения на эти земли.
    Упоминая об Оэронах, не мешает добавить, что эти удивительные существа, общающиеся с помощью мыслеобразов, неоспоримо считаются самой высокоученой расой на всей Сумеречной стороне. Не имея возможности путешествовать и вести наблюдения вне своей зоны обитания они, тем не менее, умудрились развить собственный интеллект, используя в качестве инструмента обучения исключительно умозрительные примеры.
    Одновременно Оэроны старательно развивали свои телепатически способности, доведя их до такого уровня, что при желании могли теперь пообщаться с любым жителем Сумеречной стороны. Впрочем, их контакты почти не выходят за пределы Долины Пряных Ароматов, где обитают их союзники.
    Сами же Штавеххи обитают на вершинах высоких поднятий с вертикальными стенами, издали напоминающих столбы, коих возникло во множестве после катаклизма, вызванного падением Небесного Огня, приведшего к уничтожению прежних обитателей этих мест. Так как больше всего птицеловеки обожают уединение, каждый одинокий обитатель или пара владеет собственным уступом, который называется здесь хальпа.  
    Еще издали друзья услышали песню, летевшую над вершинами хальп, и очаровавшую как чувствительного Велимира, так и хладнокровного Хасана. В голосах Штавеххов слышалась печаль, но в то же время они были полны безудержной радости, выплескивающейся за пределы их бездонных душ. Вот о чем пелось в той песне:


         Как яркая звезда горела в небесах,
        Так и в душе моей горела та любовь,
        Я духом было сник и от тоски зачах,
        Но свет в твоих глазах мою наполнил кровь!
            
        Он жаром обдавал и грел меня в ночи,
        Ты солнце для меня затмила в тот же час,
        Но охладили пыл мой льдистые ключи,
        Что стыли в глубине твоих горячих глаз.
            
        Насмешкою своей ты мой разбила сон,
        И образ твой померк, укутавшись в метель,
        Ни разу до сих пор я не был так влюблен,
        Как горько, что завял едва зацветший хмель!
            
        Горела в небесах полночная звезда,
        Даруя яркий свет кому-то, но не мне,
        Из сердца вырвал я надежду навсегда,
        Поклявшись, что вовек мне не гореть в огне.
            
        Я сердце заковал в холодный саван льда,
        И убедил себя, что проклят мой удел,
        Но небосклон зажгла вдруг новая звезда,
        И в свете тех лучей мир снова потеплел.
            
        Сошла она с небес, чтоб рядом быть со мной,
        И растопила лед, скопившийся внутри,
        Я счастлив с нею быть, и ей молюсь одной,
        Звезда моей души, лишь для меня гори!
            
            
    Песня закончилась, но долго еще звучала в ушах и сердцах всех, кто слышал ее1, ибо в этой песне радость перемешивалась с грустью, а тоска сливалась с блаженством. И столь сильны были чувства тех, кто исполнял эту песню, что не требовалось слушателям знать языка, так как рождала она в душе образы, заменяющие собой все требуемые слова.
    Мыслеобразы, созданные певцами, заполонили округу, и пробудили в душах наших героев самые различные чувства, от необъяснимой грусти до едва сдерживаемой радости, наполнявшей сознание теплом и светом. Никогда уже Велимир не забывал этой песни, и одно воспоминание о ней согревало его душу.
    



Гардемарин

Отредактировано: 22.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться