Искажающие реальность

Размер шрифта: - +

Глава вторая. Отчисленный студент

– Я отчислен из университета? – спросил я у ведущего допрос следователя, когда у столь важного человека нашлось-таки время на такого неудачника.

– Сам-то как думаешь? – вопросом на вопрос ответил мне немолодой усатый офицер с погонами капитана, бегло пролистывая кипу бумажек на столе и расписываясь на некоторых из них. – Ладно бы вы с дружками просто играли в компьютерные игры вместо учёбы в лучшем ВУЗе страны – не одобряю, но хотя бы могу понять. Но вы ведь додумались организовать тотализатор! Так что тут вообще без вариантов. Уголовный Кодекс Российской Федерации статья 171.2 пункт 2. До четырёх лет лишения свободы. Так что влип ты конкретно, Кирилл.

Я вздрогнул, затем тупо кивнул – собственно, эту информацию я и так уже знал, так как в прошлом году смотрел, чем грозит нам подобная незаконная деятельность. Четыре года тюрьмы… Я застонал и встряхнулся, пытаясь собраться с разбегающимися мыслями. Голова от усталости и волнения соображала с огромным трудом. До этого я провёл три не самых приятных часа на лавке в «обезьяннике» местного отделения полиции, стараясь отодвинуться как можно дальше от нестерпимо воняющих и к тому же ещё и обоссавшихся бомжей, и пытаясь при этом не уснуть. А потом, когда я всё же задремал, меня растолкал сержант полиции и провел по коридору в кабинет этого офицера. Мне сказали, что это следователь, хотя никаких вопросов, кроме подтверждения имени-фамилии и указанной в моём личном деле краткой биографии он пока что не задавал.

На заданные же вопросы я с готовностью ответил. Да, я – Кирилл Викторович Комаров двадцати лет отроду. Уроженец небольшого городка Суздаль во Владимирской области. Сестёр-братьев нет. Мать не помню – мне не было и четырёх лет, когда она умерла. Отец же погиб относительно недавно, ещё и трёх лет не прошло. Работал геологом, их группа где-то в Восточной Сибири наткнулась на нелегальных добытчиков золота, а тем свидетели криминального промысла были не нужны. Жил какое-то время у тётки в Суздали, затем закончил школу и поступил на геологический факультет Московского Государственного Университета.

Следователь внимательно меня слушал, что-то черкая в своих бумажках, потом словно забыл о моём существовании, включил компьютер и что-то долго там искал, пролистывая экраны текста.

– А где мои соседи по комнате? – задал я свой следующий вопрос, просто чтобы нарушить затянувшееся молчание.

Офицер наконец-то оторвал свой взгляд от экрана, положил шариковую ручку на стопку листов и пристально посмотрел на меня.

– Те двое отчисленных студентов-неудачников? Их пока что держат в камере в полном неведении относительно дальнейшей судьбы. Обычный приём – психологически таким способом обрабатывают, чтобы понервничали сильнее и сами себя накрутили всевозможными страшилками. А завтра или послезавтра, когда они морально будут уже полностью созревшими, предложим им простой выбор: или под суд за организацию незаконного тотализатора на азартных играх, или добровольцами в армию. Военная кафедра у твоих подельников не закончена, так что пойдут они служить рядовыми в инженерные войска – вроде именно туда распределяют отчисленных студентов с вашего факультета геологии. Послужат на благо нашей Родины, наберутся жизненного опыта и заодно получат хороший урок на будущее не нарушать общепринятые законы.

Я задумался, хотя соображать в моём не выспавшемся состоянии было весьма трудно. С одной стороны, хорошо, что существовал альтернативный путь, кроме как в тюрьму. С другой же, мне было совершенно непонятно, зачем офицер это рассказывает, и почему меня держат отдельно от однокурсников. Бывших однокурсников, если уж быть более точным.

– А почему меня отдельно от друзей держат? – наконец-то задал я интересующий меня вопрос, так как неизвестность стала слишком уж тяготить.

– Потому как ты, Кирилл, не простой участник, а самый что ни есть организатор всего этого незаконного бизнеса. Дело выходит достаточно громкое, и кто-то должен ответить перед законом. Хотя насчёт тебя всё же ещё не определено, нужно сперва подтвердить кое-какие детали твоей деятельности. Может, и переведём тебя к друзьям, после чего отправитесь вы всей дружной компанией понтоны ставить и мосты возводить на Крайнем Севере или где-то ещё. Хотя, возможно, выбор вариантов дальнейшей судьбы у тебя окажется более богатым, чем у твоих соседей по комнате.

Офицер замолчал и снова углубился в изучение документов. Я же сидел на лавке и пытался понять, что именно мой собеседник имел ввиду, и какие «детали моей деятельности» могли его заинтересовать. Тишина снова затянулась, меня стало клонить в сон. Как вдруг резко зазвонил телефон на столе следователя, я едва не подпрыгнул от неожиданности. Офицер взял телефон, молча выслушал какое-то сообщение, после чего опустил трубку.

– Вот и закончили расшифровку всей вашей бухгалтерии, а также восстановили списки призёров всех предыдущих турниров и выплаченных им премиальных, – поделился он со мной информацией. – Теперь всех участников турниров хорошенько пропесочат. Некоторых отчислят, у кого и так проблемы с успеваемостью имелись. Остальным выдадут «волшебные пендели», чтобы на будущее должный стимул к учёбе придать. Что же касательно тебя… – мой собеседник резко на полуслове остановился, положил перед собой несколько бумажек, удивлённо присвистнул и что-то подчеркнул в них ручкой, затем поднял на меня глаза. – Судя по финансовым отчётам, Кирилл, ты участвовал в пятидесяти трёх сетевых турнирах. Причём в двадцати семи из них победил, в остальных был в числе призёров. Так?



Михаил Атаманов

Отредактировано: 20.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться