Искажающие реальность. Фракция H13. Книга 2. Рубеж.

Глава 6.

Игра уже привычно встретила скинутыми на мой планшет отчётами за прошедший день. Вот так. Отчетами завалили всего второй раз, а я уже зачислил такое событие в разряд "привычно".

За прошедшую игровую ночь изменилось не много. В игру закинули одобренных кандидатов. Правда не всех. Кому-то на старой работе нужно было рассчитаться, кому-то с личными делами. За следующие сутки введут оставшихся игроков.

На этом значимые события закончились.

Я вышел из базы и застыл в ошеломлении. Перед базой нарезал круги паровой трактор. Возле трактора собралась целая делегация, большей частью состоящая из гномов с отвисшими челюстями и выпученными глазами.  Подойдя поближе я спросил, не обращаясь к кому-то конкретному:

- Решили пройтись по всей цепочке развития техники?

- Не то чтоб по всей цепочке, но скакнуть сразу в эру электромобилей никак не получится. У нас есть опыт и теоретическая база, но нет производственной базы. У нас нет оборудования для производства генераторов как в вирткапсулах, мы не можем изготавливать аккумуляторы с приемлемой для электромобилей удельной ёмкостью. Даже для производства приличных электродвигателей у нас нет ни материалов, ни оборудования. Банальную медную проволоку, покрытую лаком, не можем делать. Мы можем сделать двигатель внутреннего сгорания, но для него нет топлива. Нефть мы пока не нашли, а для производства спирта в промышленных масштабах нужны в таких же масштабах свекла или зерновые. Или масличные культуры для биодизеля. С производством бензина из угля пока тоже плохо. Тем не менее мы нуждаемся в силовых установках и транспорте. Гравилёты это великолепно, но их мало и грузоподъёмность не рассчитана на грузовые перевозки. Из доступных нам технологий остаются паровой двигатель и двигатель Стирлинга. Паровой по характеристикам немного интереснее, - ответил Владимир Владимирович.

- Я бы уточнил, - вклинился Роман Игоревич. - нефть мы нашли. У нас нет буровой установки, чтоб добраться до неё.

- Для бурения у нас нет бесшовных труб, а для получения бензина нет нефтеперегонного завода ... - продолжил я перечисление того, что нам очень необходимо.

- Да. Причём это малая часть того, чего у нас нет, - подтвердил мои слова Роман Игоревич.

Не тратя время на диковинку в виде трактора на провой тяге, я отправился изучать достижения и проблемы всех игроков фракции.

Селезнёв жаловался на отсутствие большого инкубатора и оборудования для выращивания птицы. Его недовольство смягчалось пониманием того, что здесь все в таком положении. Отдельно его подкупало стремление коллектива к единой цели. Игроки в силу своих возможностей помогали друг другу. Металлурги пообещали сегодня-завтра наделать сеток для ограждения загонов с птицей. Руслан Алексеевич помог с поилками и так далее.

Несмотря на не такой уж и маленький коллектив ещё никто не начал тянуть на себя одеяло. Ни здесь в игре, ни в реале пока никто не начал хитрожопить чтоб свалить свою работу на других или выклянчить для себя какие-то преференции. Впрочем, я не тешил себя надеждами на то, что так будет всегда или хотя бы продлится больше пары месяцев.

Агроном Александр на пару с Владимиром Владимировичем занимались разработкой сельскохозяйственной техники. Александр планировал через пару дней начать возделывать поле севернее базы. Там имелось всего пара гектар пригодной к вспашке земли. Немного, но и семян на большее поле не имелось. Тяговая сила для сельхозтехники уже имелась в виде парового трактора.

Химики с алхимиками сосредоточили свои усилия в военной сфере. Химики синтезировали порох и взрывчатку, а алхимики эликсиры и всякую членовредительскую дрянь. Там и бутылки с алхимическим напалмом и бутылки со всякой отравой. У этих игроков проблемы совсем отсутствовали. Они конечно бы не отказались если бы для них кто-то собирал ингредиенты, но и самим было заниматься этим не в напряг.

Пищевая промышленность фракции пока экспериментировала с подножным кормом. То выловленная рыба, то притащенная вояками тушка зверя, то ягоды. Одним словом, пока сельское хозяйство не начало полноценно работать, пищепром занимался экзотикой. Даже этой экзотики хватало на полноценное снабжение фракции. Продовольствием пока не торговали, но в качестве оплаты за работу очень даже использовали.

Диспетчерская служба дружно заверяла, что у них всё есть и нет никаких жалоб. Ну ещё бы. Откуда жалобы у безнадёжно искалеченных людей получивших возможность вылечиться? Это потом, когда эйфория отступит появятся и жлобы, и пожелания.

Хакер заявил о понимании нашего положения и невозможности затариться материалами и оборудованием в соответствии с хотелками. НО так и норовил с горящими глазами рассказать, как было бы круто растянуть СКС по всей базе. От греха подальше даже не стал спрашивать кто такой этот «СКС». Вряд ли он похож на резинку от трусов, несмотря на то что его «растягивают».

Вояки жаловались на недостаток транспорта, скудость оружия и маленькую численность бойцов.

Закончив ознакомление с проблемами игроков на столичной базе, отправился по удалённым объектам. Мне в сопровождение напросилась Убивашка, Замок и находящаяся в отдыхающей смене Агафья. Эта паладинша тяготилась тем, что все воюют, а она сидит на базе. Покатаем девочку покажем мир, раз её не впечатлил рассказ о том, как рейдовая группа попала в плен к гоблинам. Правда если она в такой замес попадёт, Иван Соломонович на пару с её родителями мне голову оторвут. Отрывать будут долго и болезненно.

Первыми на очереди были шахта и строящаяся коксовая батарея. Прощай девственный мир не загаженный дымом. Невдалеке от входа в шахту коптила не малых размеров печь, затягивая на несколько сотен метров вокруг желтоватым дымом с едкой вонью сернистого газа. Как пояснил находящийся здесь же Руслан Алексеевич, это печь для обжига кирпичей. В ней делали огнеупорный кирпич для строительства коксовой батареи. Вход в шахту представлял из себя полукруглый туннель высотой и шириной около двух метров. По центру шла однополосная узкоколейная железная дорога. Вторым концом узкоколейка упиралась в подобие пирса на берегу реки. Примерно на полпути был положен стрелочный перевод. Пути от него обрывались в метре от разветвления. По виду как рельс, так и стрелочного перевода была отчетливо видна кустарная работа.



Владимир Лушник

Отредактировано: 27.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться