Искаженное время

Размер шрифта: - +

III

Вскоре Лилит в окружении своих спутников сидела за большим деревянным столом неподалеку у огня и потягивала сладковатое фруктовое вино. Наверное, в любой другой ситуации она бы не рискнула пробовать столь сомнительное угощение – все-таки графиня превосходно разбиралась в винах, однако сейчас ей неудержимо хотелось расслабиться. Постоянная опасность и близость смерти несколько надломили ее, однако, если Мириа могла найти утешение в слезах, то графиня предпочитала вино.
- На удивление, это даже можно пить, - насмешливо произнесла она, покачивая бокал в пальцах. – Я бы не сказала, что такое стоит подавать вельможам, но гувернанткам оно вполне придется по душе. У меня даже есть надежда, что после него не разболится голова. Капитан?
Девушка с иронией отсалютовала блондину бокалом, и тот улыбнулся. С каждым днем эта ведьма становилась ему все интереснее. Она оказалась не похожа ни на одну женщину, встречавшуюся Ингемару ранее, и это не могло не провоцировать его влечение. Графиня, действительно, была умелым игроком и манипулятором, и едва мужчина начинал надеяться на ее благосклонность, она моментально отшвыривала его от себя, точно надоевшую игрушку. Но как только поклонник отчаивался, она снова манила его к себе. Так могло продолжаться до бесконечности. Один герцог даже принял яд, не в силах терпеть унижения от этой хладнокровной дамы. Он таскался за ней более четырех лет, одаривая подарками в целые состояния, однако Лилит была неумолима. Вскоре вся придворная знать откровенно потешалась над бедолагой. Король, надо заметить, тоже какое-то время оказывал Лилит знаки внимания, но ровно до тех пор, пока его герцог не стал главным посмешищем двора. Себе такой участи правитель Франции не пожелал и благоразумно нашел другую фаворитку. Правда, был он с ней счастлив недолго. Вскоре девушка без каких-либо объяснений в спешке покинула дворец и сделалась затворницей в монастыре.
- А что же вы не пьете, голубка? – снисходительно поинтересовалась Лилит, глядя на свою белокурую спутницу. Мириа лишь покачала головой.
- Я быстро хмелею, а в данном случае – это не самое лучшее состояние.
- А вы, месье Харт? – теперь взгляд графини переключился на полицейского.
Рейвен символически сделал глоток, не желая никого оскорбить своим отказом, причем, в первую очередь, гостеприимных хозяев дома.
Затем графиня вновь решила вернуться к роли суровой наставницы.
- Почему вы решили, что за столом можно сутулиться, господа? – напомнила им Лилит, и мужчины беспрекословно выпрямились. Мириа тихо хихикнула в ладонь и тут же обратила внимание на двух маленьких мальчишек, которые жались у двери в таверну.
- Какие они..., - прошептал один из них, и в щель между дверями просунулись еще две мальчишечьи головы.
- Настоящие!
- Чего вы там прячетесь? – благодушно произнес Ингемар. – Ну-ка, идите сюда, сорванцы.
Мальчики весело рассмеялись и бросились к незнакомцу.
- Зачем они вам, капитан? – с досадой протянула графиня, не желая тратить время на этих несмышленышей. Она не пылала особой страстью к детям, и уж тем более сейчас, когда выдалась минута спокойно перевести дух.
- Да ладно вам, графиня, они из штанов выпрыгивают, чтобы посмотреть на вас, - улыбнулся Ингемар. – Имена-то у вас есть, пацаны?
- Райян!
- Мико!
- Ноур!
- А меня..., - выкрикнул самый маленький. – Меня зовут... рыцарь Кристальных земель! У меня есть меч, которым я отрубаю головы драконам!
Ингемар весело расхохотался.
- Неплохо! И скольких драконов ты уже победил?
- Нисколько, - грустно произнес ребенок и опустил голову. – Но я храбрый!
- Я вижу, - продолжал улыбаться капитан. – Ну, рассказывай, храбрец, что тут интересного у вас?
Харт устремил на Ингемара внимательный взгляд, понимая, что этот вопрос был задан не просто так.
- У нас неинтересно, - продолжил самый маленький. – Как поставили купол, к нам никто не приходит. Нет ни морских рыцарей, как ты..., - он ткнул пальцем в Рейвена. – Нет ни эльфов, ни гномов, ни орков... Вообще никого нет. Никого-никого! Пу-сто-та...
Ребенок так театрально развел руками, что Мириа и инспектор тоже невольно заулыбались.
- А драконов видел? – продолжил Ингемар, вновь чувствуя на себе настороженный взгляд Рейвена.
- В настоящем обличии – нет. Но знаю, что они о-о-очень большие. Как этот дом! А когда они являлись в облике людей, то да. Это самые безжалостные существа в мире! Они убивали всех. Даже таких маленьких, как я.
Рейвен вздрогнул, как от удара.
- За что? – тихо произнес он.
- Ну, как за что? Они ненавидят наши земли. Мы отказались им служить. А эльфы им помогали, потому что ненавидят нашу королеву.
- А королеву-то за что ненавидеть? – поинтересовалась графиня.
- Не знаю...
- Ты – маленький дурак, поэтому ничего не знаешь! – рассердился Мико и отвесил брату подзатыльник, отчего тот едва не разревелся. – Что ты пристал к благородным господам?
- Сам дурак! – закричал маленький и от души пнул брата под коленку.
Ингемар оказался быстрее и живо растащил драчунов.
- Цыц! – приказал он, отчего дети испуганно уставились на него. – Вы даже драться не умеете. Будете вести себя хорошо, научу вас сражаться.
- Правда? – хором выпалили четверо сорванцов, уставившись на Ингемара, точно грешники - на мироточивую икону.
- Даю слово рыцаря, - ответил капитан, и Рейвен невольно усмехнулся. Ларсену, определенно, удавалась роль Сошедшего с Белых Холмов.
- Только держите свое слово рыцаря и этих детей за дверью, - хмуро произнесла графиня. Если Мирию и Рейвена забавляли эти мальчишки, то она никак не разделяла их чувств. Откинувшись на спинку стула, она продолжала наслаждаться сладковатым яблочным вином.
Бросив взгляд на графиню, Ингемар добродушно улыбнулся и вышел с детьми на улицу.
- Научи убивать драконов! – раздался вопль одного из мальчиков, и дверь наконец закрылась.
Тем временем гостям подали на стол жаренную птицу, грибы, перловку и квашенную капусту.
- А это что? – тихо спросил Рейвен у Мирии, глядя на подозрительную кашу.
- Это вкусно! – рассмеялась девушка. – Неужели вы никогда не пробовали?
- В Мак Дональдсе это не подают. В китайском ресторане тоже... В пиццерии рядом с моей работой тем более... Как это выглядит в упаковке в супер-маркете я тем более не имею представления.
Девушка внимательно посмотрела на Харта.
- А я ни разу не пробовала китайской еды.
- А чего там пробовать? Лапша и соус... Если что-то пробовать, то лучше итальянскую кухню. Рыбу, морепродукты и так далее... Но у настоящих итальянцев. Повара среди них – это что-то! Балаболы, весельчаки и фанаты своего дела. Могут присесть за твой столик и часами болтать о том, как правильно варить какого-нибудь многострадального рака. При этом обожают вставлять итальянские словечки.
Мириа весело улыбнулась.
- У вас интересное время, мистер Харт
- Ничего интересного, - нахмурилась Лилит. – Как можно позволять повару садится рядом с собой? Это отвратительно!
- Не обязательно быть таким снобом, графиня. Мы все – люди, занимающиеся своими делами. Если бы не было дворников, какими были бы улицы?
Графиня вопросительно подняла бровь.
- Ну, или садовников... Вы бы сами обрезали кусты?
- Я бы нашла нужное заклинание, - выкрутилась брюнетка. – Руками работают только глупцы. Я предпочитаю разумом.
- Не каждому же быть вами, графиня, - усмехнулся Рейвен.
- Не каждый сможет быть мной!
Полицейский мысленно присвистнул. Он считал, что это Ингемар страдает манией величия, но на фоне этой дамы капитан выглядел, как невинный младенец. Заметив, что у Рейвена закончились аргументы, Лилит довольно улыбнулась. Ей даже понравился этот бессмысленный спор, где уже с первого слова был понятен победитель.
Вскоре Ингемар вернулся к столу, несколько задумчивый. Он опустился подле графини и тихо спросил:
- Налить вам еще вина?
- Пожалуй..., - ответила ведьма. – Итак, вы что-то узнали путного?
- Узнал, почему ненавидят местную королеву.
- И почему же?
- Она – полукровка. Полу-эльф, полу-человек. Причем по линии человеческого рода ей повезло еще меньше. Ее отец служил Черному Колдуну, психопату, который выкосил чуть ли не пол населения этой части мира. Люди организовали поход против него, собрались сильнейшие маги, и, к счастью, его прикончили. Но потери были настолько велики, что сейчас человеческий род находится на грани вымирания. Драконы - те, кого люди считали своими богами, отказались им помогать. Эльфы же из-за гордыни не захотели заключать союзы с людьми, якобы не достойное это дело. Гномы и вовсе закрылись в своих шахтах, мол, моя хата с краю. На удивление, помогли те, кого я всегда по сказкам считал самыми злыми и подлыми... Орки.
- Орки? – переспросил Рейвен. – Что за бред... Может, эти детки перечитали Толкиена?
- А скорпионы тогда переели саранчи, поэтому и вымахали таких размеров?
Ингемар был прав, и полицейский не нашел, что ответить. Он до сих пор вспоминал сражение в пустыне с откровенным страхом. Боль была столь невыносимой, что Рейвен запомнит ее на всю оставшуюся жизнь.
- Расскажите, пожалуйста, еще немного про Черного Колдуна? – попросила Мирия. От одного только прозвища мага ей стало не по себе. На миг девушка представила, каким могло быть их пребывание здесь, если бы шла война, и от этой мысли ее невольно передернуло.
- Мне тоже интересно послушать про единственное разумное создание в этом мире, - подхватила Лилит. Все, что было связано с «черными колдунами», производило на нее неизгладимое впечатление.
Ингемар даже оторопел.
- Что разумного в том, что ты – сумасшедший, уничтожающий женщин и детей?
Графиня весело рассмеялась.
- А что разумного в том, что ты - женщина или ребенок, которых способен уничтожить даже сумасшедший? Черный Колдун, определенно, был интересной личностью. Знаете, здешняя история напоминает печальную сказку. Жило-было мудрое, старательное и любознательное Зло, и однажды глупое, ленивое и завистливое Добро пришло и убило его.
Рейвен чуть не подавился:
- По-вашему, Добро - глупое, ленивое и завистливое?
- Бывает еще упрямое, - отрезала Лилит. - Спасибо, что напомнили об этом определении, месье Харт. Без вас, упрямое Добро осталось бы забыто в этой дискуссии.
Теперь уже Мириа решилась вступить в бой с острой на язык графиней.
- Когда я была подростком, наш народ пережил страшную войну, после которой мир уже никогда не станет прежним. Зло пришло на наши земли, и если бы Добро не стало защищаться, я бы вряд ли сейчас сидела перед вами...
На миг графиня замолчала, точно сочувствуя Мирии, но затем холодно ответила:
- Наверняка, это было Добро, моя милая, которое объявило ваш народ Злом и решило его уничтожить. Настоящее Зло не будет тратить время на завоевание мира – это ему не интересно. Зло будет придумывать математические формулы, заниматься алхимией, доказывать Добру, что мы не живем в глазу огромного великана, а Добро, в свою очередь, будет кричать – «Еретики!» и сжигать Зло на кострах.
Теперь уже вмешался Ингемар:
- Следуя Вашей теории, графиня, все-таки настоящее Зло относительно недавно пытало меня, желая проверить свои свои формулы и теории.
Брюнетка снисходительно посмотрела на блондина.
- Может, это было великое Добро, решившее, что, проверив свои теории на вас, сделает мир еще лучше? Или, еще интереснее, доставит вам удовольствие? Добро – оно вообще существо специфическое, всегда мыслит противоречиво.
Видя растерянность на лицах участников дискуссии, графиня довольно улыбнулась и, отсалютовав всем бокалом, весело произнесла:
- Так что, выпьем, господа, за настоящее Зло!
Тост ведьмы остался проигнорирован, и Лилит вновь заливисто рассмеялась.
- Вернемся к Черному Колдуну? – добавила она.
Ингемар усмехнулся и продолжил свой рассказ:
- Черный Колдун когда-то был человеком, который решил бросить вызов смерти...
- Ммм..., какой мужчина. Мне уже нравится, - мурлыкнула брюнетка, отчего капитан несколько помрачнел.
- Он, - продолжил Ларсен, - связался с чернокнижниками и обучился искусству некромантии. Ради веселья он наслал страшную болезнь на свой город, получил армию трупов и уничтожил соседние города. Его сила крепла с каждой новой жертвой. И потом люди решили дать отпор. Это все, что рассказали мне детишки...
- Я бы еще послушала, - протянула графиня. – У Черного Колдуна есть имя?
- Нет, он менял их по несколько раз в год, поэтому никто уже и не помнит, как его звали.
- Как это типично для Добра - забыть имя противника... Сразу видно, думает только о себе.
Тем временем к гостям приблизилась хозяйка дома, та самая старушка, которую так испугала Мириа, когда они были в хлеву.
- Еще чего желаете, господа? – спросила женщина, поставив перед гостями маринованный лук, и низко поклонилась.
- Я бы хотела искупаться, - внезапно произнесла графиня, отчего Ингемар и Рейвен переглянулись.
- Конечно, госпожа. Немедленно прикажу нагреть воду... И буду прислуживать вам!
- Прислуживать мне будет Мириа. Полагаю, она тоже не откажется помыться... Мужчинам хватит и холодной воды.
Она довольно улыбнулась и посмотрела на капитана и полицейского.
- На нас могут напасть с минуты на минуту, а эта дамочка думает, где бы почистить перышки... И я ее искренне понимаю. Многое бы отдал за то, чтобы принять душ, - тихо произнес инспектор.
- Принимай, а я готов посторожить наших прекрасных дам, - ответил Ингемар с очаровательной улыбкой. - Могу даже подать вам полотенце, графиня!
- Капитан! – воскликнула Мириа, несколько обалдев от прямолинейности Ингемара. – Хоть немного такта!
Ингемар улыбнулся.
- Не воспринимайте так серьезно все мои слова, миссис Харвент. Я всего лишь хотел рассмешить вас.
Лицо Мирии стало пунцовым.
- Это не совсем корректные шутки. В наше время...
- А в наше время - нормальные, - улыбнулся Ингемар. – Да, Рейв?
- Относительно, - неуверенно произнес полицейский. – Но в моем участке, бесспорно, такой юмор оценили бы. Лили так точно. Ты ей понравился...
- Если бы это имя содержало в себе пятую букву, я бы обрадовался больше.
Рейвен тихо хмыкнул, Мириа окончательно смутилась, а графиня иронично прищурилась.
«Ты шутишь или все-таки говоришь серьезно, капитан? – подумала она.
Через час Лилит и Мирию пригласили искупаться, а мужчин отправили ополоснуться в бане ледяной водой. Со стопкой какой-то старинной одежды в руках, Ингемар и Рейвен удалились в соседний домик, стараясь не стучать зубами от холода.
- Я хотел подавать полотенце ей, а не тебе, Харт! - нахмурился Ингемар, с тоской оглядываясь на главную постройку, откуда их только что выпроводили.
- Ты серьезно или просто развлекаешься? – спросил полицейский уже в бане. Он присел на деревянную скамью и принялся расшнуровывать ботинки.
- О чем ты? – уточнил Ларсен.
- О тебе и Лилит...
- Не понимаю, что ты имеешь ввиду, - ухмыльнулся капитан.
- Я и вижу, что не понимаешь, - хохотнул Рейвен. – Если бы понимал, поменьше упражнялся в остроумии на тему полотенца, идеальных кавалеров и остальных нюансов в ее адрес.
- Ты просто завидуешь, что я ей нравлюсь больше, - улыбнулся Ингемар. – Но не волнуйся, друг, и на твоей улице когда-нибудь будет праздник. Думаю, та светловолосая крошка уже выплакала все глаза, разыскивая тебя по полицейскому участку?
- Если ты о Клэр, то мне ничего не светит. Она сейчас отдыхает в Майами со своим новым ухажером. И я, кстати, могу ее понять. Успешный, состоятельный, из очень хорошей семьи. Имеет свою практику на центральной улице нашего городка, катается на красном «Феррари». Чем не жених?
С этими словами Рейвен снял с себя майку и кулон с изображением дракона.
- Она просто не видела, как ты мочишь скорпионов, - усмехнулся Ингемар. – Была бы эта девочка здесь, уже бы бросилась к тебе на ручки. Или ты уже на другую переключился?
- На кого? – искренне удивился Рейвен. – Если ты о графине, то я не рискую связываться с женщинами, которые норовят превратить меня в жабу за каждый неверный вздох. Но тебя понимаю - она эффектна.
- Не то слово! Впервые встречаю похожую на нее. Сильная и слабая одновременно, властная и ранимая, жестокая и умеющая сострадать... Как это все уживается в одной женщине? Но говорил я в данный момент про вторую нашу спутницу.
- Ты о Мирии? – Рейвен вопросительно посмотрел на Ингемара, и блондин загадочно улыбнулся.
- Ты прямо светишься, когда она с тобой разговаривает.
- Спасибо, что сказал. Буду вести себя сдержаннее.
- Так я угадал? – не унимался Ингемар. Мужчина уже снял себя мундир и принялся за рубашку.
- Не совсем. Она похожа на Клэр, но лучше... Чище, я бы сказал. Ее мужу очень повезло с такой супругой. Она не предаст, не убежит ради выгоды, не соблазнится посторонним мужиком лишь потому, что тот на пять процентов смазливее или на десять богаче.
- А Клэр соблазнится?
- Клэр никогда не была моей. Имею ли я право обвинять ее в чем-то?
- Как все у тебя сложно, Харт, - усмехнулся Ингемар. – Если у нас однажды случится перемещение в роскошный бордель с грудастыми красотками, я выбью из тебя эту романтическую дурь. Женщинам нравятся решительные мужики, а ты будешь годами слоняться с увядшими маргаритками под окном своей Клэр, пока она случайно не сбросит на тебя цветочный горшок и не прекратит твои муки.
Полицейский весело рассмеялся.
- Мать твою, такое ощущение, что я разговариваю с Майком. Тот тоже решает все вопросы посредством шлюхи и коньяка.
- И он чертовски прав, дружище! – хохотнул Ингемар.
ем временем Мириа и Лилит нежились в огромной деревянной ванне круглой формы. Графиню забавляло, как первые минуты блондинка отчаянно стеснялась, но теперь блаженно закрыла глаза и позволила себе немного расслабиться.
- Может, стоило оставить пылкого капитана подносить нам полотенца? - усмехнулась графиня, сделав глоток вина. Мириа тут же распахнула глаза, и ее лицо опять вспыхнуло.
- Зачем вы его дразните, графиня? Иногда мне кажется, что вы действительно ему приглянулись...
- А почему мне его не дразнить? Зачем вообще нужны мужчины, если не для этого? Особенно эти, беспомощные, точно младенцы. Я до сих пор удивлена, как они вообще дожили до своего возраста.
- По-моему, вы к ним слишком строги, - попыталась заступиться Мириа. – Капитан так оберегает нас, будто родных сестер. А как он вызвался на арену!
- На арену мог вызваться и месье Жандарм, я бы все-равно прикончила его противника магией.
- А бой со скорпионами? Только благодаря капитану я не погибла в первую секунду...
- Не погибли вы благодаря султану и ему талантливому колдуну. Наши мужчины вновь оказались бесполезны...
- А что вы скажете по поводу больницы ле Корбюзье? Там без мистера Ларсена и мистера Харта нам пришлось бы не сладко.
- Как раз-таки очень сладко. Именно месье жандарм перебудил всех этих мертвецов, желая совершить великий подвиг.
- Он спас двух мальчиков!
- Французы умеют размножаться. Нарожали бы еще..., - графиня была неумолима. – А капитан так вообще меня удивил... Позволил себе пробить руку той железной штуковиной уже тогда, когда бой был закончен? Я только отвернулась, а этот уже покалечился. Благо, не пришлось тащить его на себе...
Мириа сердито посмотрела на Лилит.
- То есть, вы одна в этой истории молодец?
- Можно и так сказать, - произнесла графиня, глотнув еще немного вина. – Ну, хорошо, Харт заметил ту ужасную дыру в потолке, и нам не пришлось сражаться с толпой мертвецов. До сих пор, кстати, гадаю, как он разглядел ее в темноте...
- Потому что он отчаянно хотел нас спасти!
- Сомневаюсь, Мириа. Мне кажется, мы чего-то не знаем о наших беспомощных спутниках. Месье Харт уже в пустыне демонстрировал свое удивительное зрение, а капитан – способность разрушать силой мысли...
- И вы еще называете их беспомощными?
- И дальше буду называть.
- А что вы скажете обо мне, девчонке, которая за все это время только пряталась за вашими спинами? – Мириа виновато улыбнулась и опустила глаза.
- Ты прекрасно держишься в седле, красива, тактична, а также способна влиять на разного рода упрямцев. Это твое главное достоинство!
- Ничего я не влияю, - смутилась Мириа.
- Еще как влияешь. Ты с одного взгляда очаровала искушенного в женщинах султана настолько, что он сохранил тебе жизнь даже после публичного унижения.
- Я не...
- Именно! Ты унизила его своим отказом... Или хотя бы сегодня... Если мне нужно буквально поджаривать месье жандарма заклинанием, чтобы тот сдвинулся с места, то тебе достаточно посмотреть на него своими большими карими глазами. Получается, темная ведьма уступает тебе в такой мелочи, как контроль над каким-то мужчиной.
- Вы прекрасно контролируете второго мужчину, - улыбнулась Мириа, несколько польщенная словами графини. Она никак не ожидала услышать подобное в свой адрес. Девушка искренне считала себя бесполезной на фоне этой могущественной ведьмы, а оказывается, Лилит вовсе не презирает ее за это.
- Капитана нетрудно контролировать, - произнесла графиня. - Он привык подчиняться.
- Да, но вы – женщина...
- Значит, ему это по вкусу, - с этими словами графиня двусмысленно улыбнулась и вновь отпила вина.



Дикон Шерола (Deacon)

Отредактировано: 13.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться