Искаженное время

Размер шрифта: - +

VII

Рейвен задержал Лилит у самого входа в зал, и графиня вновь заметила, как его глаза принимают прежний оттенок.
- Во время танца ты спросила меня о Мирии. Так вот, это не вино. Алкоголь не может изменить энергетику, и уж тем более – сделать ее совершенно чужой.
- Что ты этим хочешь сказать? – насторожилась Лилит.
- Это не Мириа. В этом бредовом мире, я бы предположил наличие двойника, призрака, или, черт возьми, паразита. Но дело в том, что присутствие миссис Харвент я тоже ощущаю, причем не менее четко.
- Да что за напасть! То скорпионы, то ходячие мертвецы, а теперь еще что-то случилось с нашей девочкой. Надо сказать капитану, а ты..., ты, Рейвен, не своди глаз с Мирии. И избавься уже от своей троллихи, она привлекает к нам слишком много внимания... Стой!
Теперь уже Лилит задержала Рейвена.
- У меня глаза заплаканны?
- Нет, - последовал краткий ответ.
- А как я выгляжу? Как прическа?
Рейвен бросил ироничный взгляд на графиню.
- Женщины, вы неисправимы...
С этими словами он отправился разыскивать Мирию и капитана. Он нашел их, стоящими на балконе, и Ингемар выглядел встревоженным.
- Где Лилит? – сходу спросил он полицейского.
- Ищет тебя... Как она?
Он посмотрел на Мирию, которая не согласилась надеть плащ капитана, и снежинки беспрепятственно падали на ее обнаженную кожу.
- Я не понимаю, - прошептал Ингемар. – Она не выглядит пьяной, но ведет себя, словно чужая. Такие эксцентричные перемены мне по нраву, однако хотелось бы понимать, с чего это вдруг? Почему она запрещает называть себя Мирией? Говорит, что это не ее имя, и оно ей не нравится? Что с ней? В общем, думай, а я - к графине.
С этими словами Ингемар покинул балкон.
- Мириа, здесь, действительно, чертовски холодно! Давайте я провожу вас в комнату отдыха, и вы попытаетесь уснуть, - Рейвен снял с себя камзол и набросил его плечи девушки, но девушка тут же скинула его и повесила на перила.
- Я же сказала, Рейв, не называй меня Мирией. Мне противно слышать это имя! – англичанка резко обернулась и холодно посмотрела на полицейского.
- Отлично, и как же мне вас называть?
- Тануэн! – последовал незамедлительный ответ.
- Как интересно..., - усмехнулся полицейский. – Напоминает нашу первую встречу в участке. Вы тогда немало позабавили меня своими высказываниями.
- Я помню. И готова сгореть со стыда от того, как я хныкала перед тобой, точно провинившаяся девчонка. Жалость в твоих глазах была унизительно. Лучше бы ты ударил меня!
- Вот как? – Рейвен невольно почувствовал раздражение. Энергетика существа, которое сейчас управляло Мирией, чувствовалась все сильнее, но полицейский никак не мог разгадать ее происхождения.
«Что же ты за тварь?» - думал он, не сводя с Мирии глаз. Девушка медленно прошлась вдоль перил, смахивая с них снег кончиками пальцев.
- Я буквально слышу твои мысли, - произнесла она. – Ты все гадаешь, куда делать эта кроткая дурочка, которая смотрела на тебя восхищенными глазами и постоянно краснела? Но на твоем месте я бы задалась вопросом, как она выжила в логове скорпионов, ни имея ни оружия, ни магических свойств.
- Может, просветишь меня?
- Охотно! – усмехнулась девушка. – После того, как колдун избавился от вас, скорпионы попытались атаковать это ничтожное тело. Мне ничего другого не оставалось, как вступить в бой самой. В клинике вы действовали более слаженно, и я лишь наблюдала за тем, как ты прикрываешь собой эту дурочку. Как мило. С тобой ей, действительно, ничего не угрожало. Но если бы что-то пошло не так, я бы мигом сожгла проклятую клинику вместе со всеми ее обитателями. В том числе и с вами.
Рейвен все еще не верил услышанному. Если так, она давно уже могла показаться, отчего же так долго скрывалась? Нет, здесь, определенно, что-то не то.
- Тануэн*, говоришь? – мужчина насмешливо прищурился. – Больше похоже на бред сумасшедшей девицы с раздвоением личности. Ну, хорошо, допустим, что так. Но если ты так ненавидишь Мирию и ее слабое тело, зачем ты до сих пор в ней? Разве не проще найти себе что-то более крепкое и подходящее под твой нрав?
- Ты предлагаешь себя? – англичанка холодно улыбнулась и продолжила. – Увы, это был не мой выбор. Девчонка тяжело болела туберкулезом, и ее муж, отчаявшись найти лекарство, отвез ее на самый край страны к древнему шаману. Глупец даже не представлял, с кем собирался связаться, и сколько на самом деле лет было этому колдуну. То был бывший раб, привезенный из Африки в тысяча семьсот шестьдесят первом году и оставшийся на Британских островах. Старый, никчемный старик, который едва мог переставлять ноги и расплескивал воду, наполняя стакан. Сумасшедший язычник, поклоняющийся самому прекрасному вулкану Африки, Ньирагонго*. Действующему, дышащему, живому. Шаман верил в то, что простому смертному никогда не понять, и он знал, какую цену нужно заплатить своему богу, что тот услышал его. Да, это было испокон веков - за жизнь платили смертью, Рейв. Муженек этой дурочки отдал остаток своих лет мне в обмен на то, что его жена останется в живых. Столько же лет проживет сам шаман, посредник этой невероятной сделки. Как видишь, я приняла дар смертного и взамен позволила этому телу жить. Но Ньирагонго – действующий вулкан, отчего же я должна спать?
- А тебе какой в этом прок? – тихо произнес Рейвен, с отвращением глядя на белокурую особу. - Что с того, чтобы заперта в теле умирающей девушки?
Она насмешливо прищурилась.
- Я обрела свободу. Вулкан пленит духа до тех пор, пока шаман не призовет его. Я откликнулась на зов и теперь я вольна делать все, что хочу...
- Как же тебя выкурить из нее, сука? – с неприкрытой ненавистью прошептал Рейвен, и голубые глаза Мирии окрасились в янтарный цвет.
- Полегче, Ворон... Я была достаточно терпелива, но еще одно слово, и оно станет для тебя последним. Не преследуй меня, если не хочешь, чтобы я сожгла здесь всё до основания!
С этими словами девушка стремительно покинула балкон и вышла в бальный зал. Она была в ярости, что ничтожный смертный не только не оценил ее величия, но еще и оскорбил, причем без тени страха за свою никчемную жизнь.
Тануэн оглядела танцующих, точно это были бестолковые куски мяса, замотанные в ткани, и, приблизившись к столу, вновь наполнила свой бокал.
"Да как он посмел? Неужели он настолько глуп, что не понимает, с кем имеет дело. Я могла превратить его в горстку пепла прямо там, и никто бы даже не оплакивал его... Но нет, это слишком милосердно для тебя, наглая ворона. Ты у меня еще попрыгаешь на углях!"
Лилит первой заметила Мирию, сидящую в одиночестве на краю стола. На удивление, Рагнар не бросился к ней, точно получил строгий выговор от королевы за свою навязчивость. Ордине и вовсе было велено покинуть зал. Тем не менее все выглядело так, словно ничего не произошло. Гости кружились в танцах, пили вино и шампанское, заливисто хохотали и отчаянно сплетничали. Эристель и королева переговаривались с дварфом, отчего казалось, что все на миг позабыли о своих иноземных гостях.
- Неплохо бы поговорить с ней. Чувствую, попытка Рейвена закончилась провалом, - произнес Ингемар, не сводя глаз с Мирии. Лилит кивнула и направилась к ней, капитан устремился следом.
- Голубка, - начала было графиня, приблизившись к девушке, но взгляд янтарных глаз англичанки заставил ее прерваться. Ведьма с изумлением всматривалась в столь знакомые черты лица, но никак не узнавала Мирию.
- Ну, здравствуй, Лилит, - усмехнулась светловолосая бестия. - И тебе снова привет, капитан? Выпьем за долгожданное знакомство?
- Черт, у нее это не прекратилось! – прошептал Ингемар, не зная, как правильно вести себя с этой странной особой. – Я думал, Рейвен...
- Рейвен? Ты думал, Рейвен уговорит меня лечь спать и пропустить все веселье? Как же так, капитан, мне казалось, вы сами еще тот весельчак? Разве это дело – покидать праздник в самом его разгаре?
Девушка подмигнула ему, и капитан усмехнулся.
- Я не прочь повеселиться, когда я знаю, как именно любит развлекаться моя подружка. Чего ты хочешь, дорогая? Снова танцевать? Еще вина?
«Зачем он подыгрывает ей?» - подумала Лилит, не совсем понимая мотивы Ингемара, но Ларсен продолжал гнуть свою линию. Его слова заставили Мирию улыбнуться.
- Вот это я понимаю. Хочу чего-то яркого, как вспышка. Высокого, как солнце. Обжигающего, как пламя.
- То есть, поиграть в загадки? – ухмыльнулся Ингемар. Он бросил взгляд в сторону выхода на балкон, и увидел там Рейвена. Мужчина следил за ними, но почему-то не решался подойти.
«Что же ты ему такое сказала, что он предпочитает к тебе не соваться?» - подумал Ингемар, а вслух продолжил.
- Я жду конкретики, моя дорогая. В голову лезут разные мысли, но я не уверен, что это именно то, что ты имеешь ввиду.
Тануэн расхохоталась.
- Какой ты самонадеянный, смертный! Это даже интереснее, чем толпы людей, возлагающих дары у подножия моего вулкана. Может, тебе стоит к нему присмотреться, Лилит? Ах, да, прекрасная темная ведьма обожает холодных и рассудительных. Может, кому-то стоит чуть подогреть свое сердце или, наоборот, сбавить огонь. Я могу помочь - идеальная получилась бы пара.
Лилит бросила на Мирию предупреждающий взгляд. Брюнетку начала раздражать эта выскочка, что вселилась в тело англичанки.
- Почему ты называешь себя Тануэн? – спросил Ингемар. Девушка так и не соизволила ответить на этот вопрос ранее, поэтому он решил попытаться выяснить еще раз.
- Я уже рассказала об этом Рейву, и ему не очень понравилась моя история. Кажется, он, действительно, привязался к роли защитника слабых девочек. Новая я расстроила его. Наверное, мне нужно почаще плакать.
Девушка вновь весело рассмеялась и отсалютовала ведьме.
- За тебя, Лилит. Мне понравилась ты в роли наставницы. Цинична, высокомерна, умна. Чем не подруга? Ради тебя я даже прощу Ворона за его нелестное высказывание и не буду подпаливать ему крылья. Если хочешь, позови его, вместе выпьем за крепкую дружбу и хороший вечер.
- Хочешь пить, давай продолжим, - произнес Ингемар, прикидывая, что, быть может, под влиянием алкоголя взбалмошная девица наконец уснет, а когда проснется, будет уже прежней. В отличие от Рейвена он предпочел с ней не ссориться в открытую: держи друга близко, а врага еще ближе. Но почему-то ему казалось, что новая Мириа не желает никому зла. Во всяком случае, пока.

-----------------------------------------

*Тануэн - От др.-валл. tan (огонь) + gwen (белая, чистая)
* Ньирагонго - опаснейший вулкан в Африке из –за его чрезвычайной вулканической активности и особого химического состава лавы. Более половины извержений в Африке приходится именно на этот вулкан. Главная опасность – неостывающее лавовое озеро в кратере вулкана с температурой 982 С;. При таких условиях лава вулкана чрезвычайно горячая и жидкая, и при гигантской силе подземных толчков достигает всплеска до 30 м и стекает вниз со скоростью 100 км/ч.
Регулярно нанося разрушения вулкан только в 2002 году унес жизни 147 человек, причинил ущерб и оставил без крова несколько тысяч людей. Несмотря на окруженность вебкамерами, сейсмографами и другими приборами для наблюдения за активностью вулкана, извержения Ньирагонго так до конца точно никто предсказать не может.



Дикон Шерола (Deacon)

Отредактировано: 13.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться